Анатомия Петербурга. Как устроен город в одной книге

Самая бурно обсуждаемая история, случившая в 2017 году в Петербурге, – даже не про Исаакиевский собор, который хотят передать церкви, а про шаверму и шаурму. Губернатор Петербурга сказал «шаурма». И тут народ реально возмутился  — потому что «шаурма» — это по-московски. А в Петербурге  — «шаверма». И никак иначе.

Это о чем говорит? О том, что Петербург очень хитро устроен. И физически и ментально. Здесь живет масса  мифов, и все они не совсем чтобы мифы.

Скажем, есть миф про то, что Петербург на чистом болоте основал в 1703 году царь Петр Алексеевич. С  одной стороны это правда – на самом деле основал. А с другой – ерунда. Тут и до него город был.

Или: легенда про петербуржцев, которые сильно отличаются от прочего населения России, потому что к Европе ближе и дух Достоевского на них очень влияет. Посмотришь на этих петербуржцев – вроде такие же, как все. Но — не хотят «шаурма» говорить, потому что не считают себя как все.

Все эти сложности и хитрости Петербурга мы и пытались рассмотреть в книге «Анатомия Петербурга. Как устроен город». Не только, как город устроен, но и как отсюда, из Петербурга, все происходящее вокруг понимается.

Книга очень просто устроена – в ней есть слова с большими картинами (то есть инфографика, ее делал Федор Шумилов) и  слова с маленькими картинками (мы без хитростей называем их просто «тексты», которые написали лучшие авторы журнала «Город 812»).

Книгу  можно читать с любого места, хоть с начала, хоть с конца, хоть еще откуда. Это удобно.

А найти ее можно в сети «Буквоед» — и на сайте «Буквоеда» тоже.

Книга не первая в серии «Анатомия Петербурга» — у этой подзаголовок «Школа жизни». А перед этой еще пять других было, с другими подзаголовками. Они не только в «Буквоеде», но и на «Озоне» попадаются.

А это для любознательных: спуски полос  (так полосы этой книги  в типографии монтировали).

Сергей Балуев