Чем занимается советник директора РНБ по безопасности?

Моя предыдущая статья, посвященная новому сотруднику Российской национальной библиотеки Осетинскому Владимиру Борисовичу (Город 812. 2018. № 6. 26 марта – http://gorod-812.ru/novyiy-zamestitel-direktora-rnb-vyizyivaet-podozreniya/), вызвала большой интерес как в самой библиотеке (в редакцию даже поступило благодарственное письмо от сотрудников), так и за ее пределами. К тому же в редакцию написал и сам герой первой публикации, указавший, в  частности, на ряд неточностей. Поэтому «историю О.» начну с уточнений. Только факты.

Необходимые уточнения

 Во-первых, уважаемый Владимир Борисович является не заместителем генерального директора РНБ, а его советником по информационной безопасности. Действительно,  согласно трудовому договору от 10.01.2018 № 4-тд, п. 1.2, «Работодатель предоставляет Работнику работу по должности: Советник генерального директора по информационной безопасности, а Работник обязуется лично выполнять работу в соответствии с должностной инструкцией». На  стр. 6, в  конце документа, стоит подпись Осетинского и его персональные данные, которые я, естественно, приводить не буду. Должность советника появилась в РНБ в 2018 г.

К сожалению, узнать в процессе работы над первой статьей точное наименование должности г-на Осетинского я не имел возможности, поскольку на сайте РНБ среди администрации библиотеки Осетинский не упомянут вообще (см. http://nlr.ru/nlr/div/admin.htm), а пресс-служба РНБ (Казалова А.И.) с трудом и нехотя сообщила мне лишь его имя и отчество, а за наименованием должности рекомендовала обратиться в отдел кадров. Но его начальник Коротков В.О., – это не тот человек, который даст мне хоть какую-то информацию, несмотря на то что узнает меня по голосу, когда я ему звоню.

Во-вторых, в первой статье, полагая, что Осетинский – заместитель гендиректора, я предположил  (только предположил!), что его зарплата может быть около 250–260 тыс. руб. Но, согласно п. 5.1.1 Трудового договора, должностной оклад Осетинского В.Б. Составляет 75 000 руб., а по п. 5.1.2 есть еще стимулирующая надбавка к окладу за эффективность деятельности на период с 10.01.2018 по 30.06.2018 в размере 80% от должностного оклада, или 60 000 руб.

Кстати, в письме в редакцию Осетинский посетовал на то, что я не обратился в РНБ с запросом его должностной инструкции, утвержденной генеральным директором А.И. Вислым. Он даже сослался на ст. 39 закона «О СМИ», по которой я «мог и должен» запросить документ. Ну, на самом деле не должен, а имею право… Но специально для уважаемого оппонента я проделал эксперимент: 13 апреля 2018 г. направил запрос Вислому (вх. РНБ №  301) на присылку мне должностной инструкции Осетинского и получил письменный ответ (от 11.05.2018 № 759). После ссылок  на четыре нормативно-правовых документа Вислый сообщил мне: «РНБ не предоставляет должностные инструкции работников третьим лицам».

Сразу успокою Осетинского: исчерпывающие сведения о его должностной инструкции и заодно массу других я добыл, причем сведения сверхнадежные, стопудово достоверные. В общем, всё, как вы и хотели, Владимир Борисович.

 

Причины интереса

 

Но прежде чем я перейду непосредственно к ним, не могу не уточнить, чем вызван такой интерес и к Осетинскому как таковому, и к ООО «Ральт», гендиректором которого Осетинский являлся, по крайней мере, до поступления на основную работу в РНБ.

По годам доходы «Ральта» из госбюджета через РНБ распределились таким образом:

2011–2012 гг. – 8 722 607 руб.

2013 г. –  25 141 847 руб.

2014 г. –  26 214 380 руб.

2015 г. – 11 895 800 руб.

Причем общая выручка ООО «Ральт» в 2013 г. составила 30 877 000 руб., в 2014 г. – 44 376 000 руб., в 2015 г. – 25 517 000 руб. То есть в 2013 г. 81% выручки «Ральту» дала РНБ, в 2014 г. – 59%, в 2015 г. – 47% (см.: https://www.k-agent.ru/catalog/7816086703-1037835028010).

Скажем, 20 августа 2014 г. «Ральт» получил из бюджета 18 069 500 руб. за «поставку оборудования для безопасности библиотек и пользователей – комплекс единой системы мониторинга и контроля периметра РНБ и ее установку» (номер госзакупки 0372100000514000150).

Естественно, возникают вопросы и по этой госзакупке, и по всем другим: что это конкретно собой представляет? не завышены ли были закупочные цены? как проводились тендеры? не  слишком ли везло «Ральту»? каково качество поставленного оборудования? действительно ли оно требовалось РНБ? каковы и не завышены ли эксплуатационные расходы?

Вопросы отнюдь не праздные с учетом той финансовой ямы, в которой очутилась к 2018 году РНБ. Тут и встает  глобальный вопрос:  а рационально ли тратятся ограниченные финансовые средства, выделяемые из бюджета? Ведь фактически РНБ деградирует: во многих отделах – например, в информационно-библиографическом, в отделе библиографии и краеведения – штат настолько  мал, что невозможно уже выполнять уставные задачи РНБ; патологически не хватает средств на комплектование, которое происходит отнюдь не только посредством получения обязательного экземпляра (с которым, кстати, дела обстоят из рук вон плохо), но и прямых  покупок и подписок; нет средств на ретрокомплектование – список desideratum растет… Явно не хватает людей в отделе обработки и каталогов – иначе чем объяснить, что поступившие в РНБ книги не выдаются читателям иной раз по полтора года? Необходимо набирать новые кадры и обеспечивать их нормальной зарплатой.

Конечно, РНБ – федеральное государственное бюджетное учреждение, это не ООО, его нельзя обанкротить. Но можно за счет, мягко говоря, нерационального  расходования средств на оборудование безопасности, с одной стороны, и на ошибочно выбранное программное обеспечение ALEPH заграничной фирмы, пожирающее огромные деньги, с другой,  довести РНБ до такого состояния, когда зачистка главного здания от книг и читателей станет необходимостью ради выживания остатков, сгруженных в новый комплекс зданий на Московском пр., 165. А эти планы Вислый озвучивал, причем  не один раз, это были планы коммерческого использования комплекса исторических зданий на Невском проспекте, причем это безумие явно поддерживало министерство. И если Вислый сейчас замолчал, то это не значит, что от антикультурного замысла он и Минкультуры отказались окончательно. Не на такое ли «банкротство» работает сейчас дирекция РНБ?

В этом контексте деятельность Товстенко Е.Н. (бывший заместитель гендиректора по финансам, теперь советник гендиректора по финансам), Осетинского В.Б., «Ральта» и других фирм, о  которых я подробно писал в первой статье, нуждается в повышенном внимании правоохранительных органов. Чему лично я всемерно способствую, полагая, что сколько веревочке ни виться, а конец будет.

 

Должностная инструкция и ее разоблачение

А вот теперь исполню мечту Осетинского, касающуюся его должностной инструкции. Поневоле вспоминается глава 12 «Черная магия и ее разоблачение». Как  выразился Аркадий Аполлонович,  «разоблачение совершенно  необходимо.  Без этого  ваши блестящие  номера оставят тягостное  впечатление. Зрительская масса  требует объяснения». Так что, принимая во внимание ваше желание, Владимир Борисович,  я, так и быть, произведу разоблачение.

Начну  опять же с письма Осетинского в редакцию. Он любезно просветил нас, изложив свои должностные обязанности: «3.1. Организует и возглавляет работу по правовой и организационной защите; 3.2. Разрабатывает и реализует мероприятия по безопасности РНБ; 3.3. Контролирует выполнение требований в области информационной безопасности; 3.4. Организует проведение в установленном порядке проверок деятельности сотрудников отделов, подразделений библиотеки по линии соблюдения требований законодательства РФ и финансовой дисциплины, исполнения сотрудниками библиотеки трудового законодательства, законодательства о защите информации, о безопасности <…>; 3.6. Организует предотвращение необоснованного допуска и доступа к сведениям и работам, составляющим конфиденциальную (коммерческую) информацию РНБ; 3.7. Разрабатывает и осуществляет надзор за мероприятиями по обеспечению безопасности охраняемых объектов; <…> 3.9. Организует и проводит служебные расследования по фактам разглашения сведений, утрате документов, ценностей и других нарушений безопасности; <…> 3.11. Осуществляет мероприятия по предупреждению нарушений пропускного и внутри объектового (так! – М.З.) режимов; 3.12. Организует взаимодействие с территориальными подразделениями федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и местного самоуправления при осуществлении деятельности в сфере контроля экономической, информационной безопасности, осуществления финансово-хозяйственной деятельности и противодействия коррупции и выявления нарушений в указанных сферах. <…>».

Неслабый набор полномочий! Фактически это должностные обязанности если не гендиректора РНБ, то его первого заместителя, да еще совмещенные с функциями так называемого работника по спецработе: существовала в 1960-е гг. в КГБ такая должность. Спецработник обеспечивал сохранение  государственной тайны в министерствах и госкомитетах и был обязан обеспечивать ежегодно издаваемые приказы «Об усилении режима секретности».

И все было бы славно, однако есть два занятных документа. Первый – это должностная инструкция советника гендиректора РНБ по информационной безопасности от 09.01.2018 № 793, утвержденная гендиректором Вислым А.И.

В отличие от процитированной инструкции здесь все гораздо скромнее: «3.1. Разрабатывать и подготавливать к утверждению генеральным директором проекты локальных нормативных актов и методических материалов по вопросам информационной безопасности; 3.2. Вносить предложения по установлению в РНБ специального режима делопроизводства, исключающего несанкционированное получение информации ограниченного доступа; <…> 3.4. Определять потребность в технических средствах защиты информации, составлять отчет о целесообразности их приобретения с необходимым обоснованием и расчетами к нему; <…> 3.7. Разрабатывать методику обнаружения вторжения, несанкционированного доступа, использования раскрытия, модификации или уничтожения информации и  ресурсов в информационных системах РНБ; 3.8. Информировать генерального директор об уязвимых местах и возможных путях несанкционированного доступа и воздействия на информационную систему РНБ; 3.9. Вносить предложения генеральному директору по защите информации, размещенной на сайте РНБ <…>; 3.10. Изучать и  обобщать  опыт работы других организаций <…>».

От чтения этого документа тоже возникает ощущение, что речь идет не о библиотеке, а о сверхсекретном военном КБ, проектирующем атомные подводные лодки или новейшее вооружение космического базирования. Какие вторжения? Что за шпиономания? Какую информацию надо так защищать? Генеральный алфавитный каталог? Приказы Вислого? Или следы мутной финансовой деятельности по тендерам, на которых многие годы патологически везло фирме, возглавляемой все тем же Осетинским?

Но в целом подразумевается бумажная работа, целиком замкнутая на генерального директора. И тут уж никаких «служебных расследований», «мероприятий по предупреждению нарушений пропускного и внутриобъектового режимов», «проверок деятельности сотрудников отделов» и «взаимодействия с территориальными подразделениями федеральных органов исполнительной власти». Тоска! И вот тогда появляется та «должностная инструкция», которую Осетинский изложил в письме в редакцию, полный романтики плод его фантазии, оформленный по модели кинобоевиков.

Второй документ еще интереснее. Это акт, составленный 15 января 2018 г. (день приема Осетинского на работу в РНБ)  в 14 час. 15 мин. московского времени, составленный начальником отдела кадров В.О. Коротковым в присутствии начальника юридической службы РНБ Л.Ю. Хазовой: «<…> Советнику генерального директора <…> Осетинскому было предложено ознакомиться с должностной инструкцией от 09.01.2018 № 793 советника генерального директора по информационной безопасности <…> под подпись.

<…> Советник <…> Осетинский от ознакомления с вышеназванным документом под подпись отказался. С положениями должностной инструкции <…> советник генерального директора по информационной безопасности ознакомился. Копию должностной инструкции от 09.01.2018 № 793 <…> на руки получил».

В «Объяснениях по предмету проверки» от 24.04.2018 (№ 684), которые были направлены в прокуратуру Центрального района, и.о. гендиректора Тихонова Е.В. (Вислый, видимо, в это время жил в Москве) подтвердила, что Осетинский без объяснения причин отказался расписаться в листе ознакомления, о чем свидетельствуют акты от 15.01 и 13.04. То есть два раза! А 17.04 Осетинскому еще и было направлено письмо. То есть через три месяца (!) после первого отказа подписать инструкцию Вислый сочинил своему советнику послание. Лично предложил инструкцию подписать. Однако по состоянию на 24 апреля 2018 г. сведений о том, что Осетинский подписал, в РНБ не было.

Между тем в Трудовом договоре в п.2.2.1 указано, что работник обязан «добросовестно исполнять трудовую функцию, соответствующую профессии (должности), закрепленную в инструкции (должностной инструкции)». А в п. 2.2.3 предусмотрено, что работник обязан соблюдать локальные нормативные акты. К их числу как раз и относится должностная инструкция. Но если Осетинский так и не подписал документ, свидетельствующий о том, что он ознакомлен с официальной должностной инструкцией, и тем самым не подтвердив, что он ее обязуется выполнять, а придуманная им самим инструкция не совпадает с утвержденным Вислым документом, то к дирекции РНБ возникают вопросы: почему его до сих пор не уволили ввиду демонстративного нарушения пп. 2.2.1 и 2.2.3  Трудового  договора? что делает Осетинский в РНБ почти полгода и на основании какой  должностной инструкции работает с 15 января 2018 г.? работает ли вообще или делает то, что придумывает сам? И как он может «добросовестно исполнять трудовую функцию, закрепленную в должностной инструкции», если он отказался письменно признать, что он ее получил и будет именно ею руководствоваться?

И за что тогда он получает зарплату 135 тыс. руб. в месяц? Между прочим, с 15 января по 30 июня 2018 г. накопилась сумма в 742 500 руб. Не знаю, впрочем, получил ее Осетинский или нет. Может быть, он как человек совестливый от денег отказался.

А если должностную инструкцию, утвержденную гендиректором, Осетинский все же подписал, то почему вопреки указанным в ней обязанностям и правам он, например, вызывает к себе сотрудников для странных по тематике бесед и фактически допросов? Почему пытается подменять начальника отдела кадров? Просто на основании своих фантазийных «хотелок»?

Так недавно он вызывал к себе Никиту Елисеева. Цель: что-то среднее между служебным расследованием и воспитательной беседой. Еще раньше Осетинский почему-то требовал, чтобы вновь принимаемый в информационно-библиографический отдел сотрудник вместе со своей будущей начальницей являлся к нему для проверки биографии, благонадежности и соответствия, как поняли вызванные, неким загадочным требованиям информационной безопасности. И это при том, что кадровые вопросы, служебные расследования, проверка благонадежности при приеме на работу, воспитательная  работа среди  сотрудников и т.п. ни в должностные обязанности, ни в права Осетинского по официальной должностной инструкции не входят. И, мягко говоря, мало соответствуют его специальности инженера-теплоэнергетика, согласно записи в трудовой книжке от 31.03.1992 (в 1986–1992 гг. Осетинский учился в Кораблестроительном институте).

Самое смешное, что этот специалист по преобразованию тепловой энергии в механическую вызывает в свой кабинет 206  «на ковер» сотрудников РНБ, грозно сверлит их глазом, задает вопросы, а сотрудники к нему являются и трепещут! Он напоминает мне сразу Хлестакова, Фому Фомича Опискина и Тараканище из сказки К. Чуковского.  Человек не только сам себе сочинил некие фантастические обязанности, никем не утвержденные, но еще и заставил каким-то неведомым образом себе подчиняться. И люди подчиняются. Действительно, фантастика!

Ребята, да он же вас просто мистифицирует! Он, подписав лист ознакомления с настоящей должностной инструкцией, имел бы право всего лишь «запрашивать и получать в пределах возложенных должностных обязанностей от Отдела информатизации и работников структурных подразделений информацию, материалы и документы, необходимые для работы». И всё! А вызывать кого-то к себе, требовать объяснений, проверять чьи-то биографии, решать, достоин человек работать в РНБ или  нет, выдавать справки о благонадежности Осетинский права не имеет в принципе. Он не начальник, он всего лишь советник директора! И не надо подыгрывать ему и вместе с ним играть в ролевую игру, в которой он пытается изображать из себя «контрразведчика под прикрытием», защищающего РНБ от врагов. Это, в конце концов, просто смешно, вы же взрослые люди.

 

Есть или нет конфликт интересов?

 Этот вопрос пока не выяснен, хотя версии есть; компетентные органы им занимаются, и когда выяснят, я об этом сообщу. Напомню, что конфликт интересов может быть вызван тем, что Осетинский одновременно и советник гендиректора РНБ, который по п. 3.4 должностной инструкции, утвержденной гендиректором, должен «определять потребность в технических средствах защиты информации», и сам по себе гендиректор ООО «Ральт», который участвовал и может продолжать участвовать в тендерах на поставку соответствующего оборудования в РНБ. По данным Интернета, в момент публикации первой статьи Осетинский значился гендиректором «Ральта», значится и сейчас (http://www.list-org.com/company/1953318). Поэтому я и предположил, что интересы одной должности  Осетинского могут противоречить интересам другой.

Сам Осетинский в письме в редакцию указал, что при вступлении в должность не  являлся владельцем или генеральным директором ни одной компании, работающей с РНБ.

Однако, согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) по состоянию на 04.04.2018,  присланной из налоговой службы (МИФНС № 15), ООО «Ральт» (Бухарестская ул., 118, к. 1,  литер А, помещение 67Н, офис 1Б) существует, действует, а его гендиректором и учредителем по-прежнему является Осетинский Владимир Борисович.

Что касается позиции РНБ, то в «Объяснениях по предмету проверки» от 24.04.2018 (№ 684), которые были направлены в прокуратуру Центрального района, и.о. гендиректора Тихонова Е.В. указала, что «РНБ не обязана отслеживать внесение сведений в ЕГРЮЛ ее работниками, занимавшими руководящие должности в каких-либо организациях», что законодательство «не запрещает работникам бюджетных учреждений занимать руководящие должности в коммерческих организациях», да и вообще по  внутреннему положению РНБ «обязанность по уведомлению о возможном возникновении конфликта интересов и личной заинтересованности лежит на работнике, т.е. на В.Б. Осетинском». А он РНБ не уведомил ни о конфликте интересов, ни о том, что он является генеральным директором ООО «Ральт» согласно ЕГРЮЛ.

Да, в трудовой книжке Осетинского есть запись от 23.12.1995 о том, что он принят в ООО «Ральт» на  должность директора, и запись от 09.01.2018: «Расторжение трудового договора по инициативе работника, согласно п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса. Генеральный директор ООО “Ральт” Осетинский В.Б.». То есть Осетинский успешно расторг трудовой договор сам с собой. Что это означает в свете записи в ЕГРЮЛ, согласно которой Осетинский является гендиректором ООО «Ральт», решат «органы». Равно как и вопрос о наличии конфликта интересов и содействия советника Осетинского бизнесмену Осетинскому. Понятно, что гендиректору «Ральта» Осетинскому нетрудно было сделать самому себе в собственной трудовой книжке такую запись. Поэтому «органы» еще и решат, кому верить: ЕГРЮЛ и налоговой инспекции или записи в трудовой книжке.

Кстати, «органам» предстоит выяснить и смежный вопрос – про ООО «Айр-групп», которое зарегистрировано по тому же адресу, что и ООО «Ральт». Согласно данным ЕГРЮЛ, учредителем этой фирмы является все тот же Осетинский. За 2013–2015 гг. фирма получила 30 госзаказов, из них 27 – для РНБ. Общая сумма заказов – 93 268 208 руб., из них на РНБ пришлось 79 523 479 руб., т.е более 85%. Настоящая финансовая пиявка на теле библиотеки! А из содержания работ видно, что «Айр-групп» не только располагается по адресу «Ральта», но и выполняет те же самые работы!

А нет ли и сейчас финансовой связи Осетинского с этой фирмой, коль скоро он ее учредитель? И не выступает ли он также и субподрядчиком каких-нибудь фирм типа ЗАО «Центр технического обслуживания “Спецавтоматика”», которые оказываются победителями тендеров, а заодно попадают в список ответчиков на сайте Арбитражного суда по искам РНБ? Наконец, вдруг советник Осетинский советует Вислому сделать нечто именно в пользу этих фирм? Иначе какой для него резон сидеть в РНБ на небольшой для такого  великого человека зарплате?

Вопросов много, и  работы у «органов» тоже будет много. «История О.» только начинается.

Михаил Золотоносов