Гостиница "Советская"

Что хорошего и плохого построили в Ленинграде к 50-летию ВОСР

К 50-летию ВОСР (так сокращали Великую Октябрьскую социалистическую революцию) в Ленинграде построили несколько крупных объектов: дворец спорта «Юбилейный», киноконцертный зал «Октябрьский», гостиницу «Советскую», резиденцию К-2 на Каменном острове, станцию метро «Гостиный двор» с мозаикой, посвященной расстрелу 3 июля 1917 года. Скандал вышел только с гостиницей «Советская».

Ядра антиархитектуры

Валентин Каменский (1907-1975), который был главным архитектором Ленинграда  в 1951–1975 годах, намеренно внедрял ядра «антиархитектуры» в районы старой застройки, чтобы эти ядра, резко противоречащие контексту, стимулировали бы дальнейший снос зданий в микрорайоне.

С этой целью были построены образцы эпохи оголтелого функционализма: гостиницы «Советская» и «Ленинград» (построена в 1965 году, теперь «Санкт-Петербург») и концертный зал «Октябрьский». Для строительства этих зданий было снесено множество старых: в частности, на Лиговском проспекте снесли Греческую церковь и на ее месте построили БКЗ.

Сверхидея Каменского заключалась в разуплотнении центра, в организации новых свободных пространств, в ликвидации тесноты.

Скандал с «Советской»

19-этажное здание гостиницы (самое высокое тогда в Ленинграде) спроектировали в 5-й мастерской «Ленпроекта», в авторский коллектив вошли руководитель мастерской, классик архитектуры Евгений Левинсон, а также Анатолий Прибульский и Вера Ганкевич.

Однако первый ленинградский небоскреб оказался и первой градостроительной ошибкой такого рода, испортившей панораму Фонтанки с куполом Троицкого собора и вызвавшей скандал городского уровня.

19 этажей гостиницы «Советская»

Как рассказывал мне народный архитектор РФ Владимир Попов, при строительстве гостиницы  ничего ценного не разрушили: «Если и были какие-то малоценные здания, о них никто не вспоминает. Поручена эта работа была Евгению Адольфовичу Левинсону. Не было никакого конкурса. Тогда и зал “Октябрьский” безо всякого конкурса делался. Прибульский был тогда в фаворе у Каменского (главный архитектор Ленинграда. – М.З.). Левинсон, конечно, был уже на излете, а Вера Владимировна Ганкевич была женой Анатолия Исааковича Прибульского. Она была одним из авторов станции метро “Площадь Восстания” с Журавлевым и Фоминым. Делал проект в основном, конечно, Прибульский. Это его работа. Гостиница проходила все советы, и очень успешно. И никто не мог заподозрить, что вдруг ее объем вылезет в створе Фонтанки, а она даже от площади Ломоносова видна. Тогда не было таких прецедентов, высотного строительства в Ленинграде не велось. И никто не ставил себе задачу подумать, откуда она будет видна. Все смотрели на нее вблизи, вблизи она производила довольно импозантное впечатление – по тем временам модернистское сооружение. Анатолий Исаакович вообще был художественный человек».

Скандал возник в профессиональной среде – но не по поводу внеконтекстности «Советской», а по поводу ее высоты и объема, который вырос рядом с Троицком собором.

Впрочем, закончился скандал только тем, что, как говорит Владимир  Попов, «главный архитектор города Валентин Каменский и мы все озаботились тем, что надо понимать, какие сооружения и где вдруг вылезут».

БКЗ вместо церкви

Проект восстановления церкви

Лично мне здание БКЗ «Октябрьский» не нравится, оно никак не сочетается с окружающими зданиями, и появление его здесь я считаю градостроительной ошибкой. Но обсуждавшуюся относительно недавно идею восстановления церкви было бы дальнейшим ухудшением градостроительной ситуации. Надо признать, что пространство в этом месте уже организовано, градостроительно сформировано и сориентировано на «Октябрьский» как доминанту – архитектурную и смысловую.

Старая церковь стояла на месте Большого концертного зала, и если говорить о восстановлении, то надо сначала снести концертный зал, расчистить пространство, а потом ставить тут Греческую церковь.

Церкви на самом деле нет и не будет. Это фантазии.

В противном случае на расстоянии менее 100 м друг от друга окажутся две доминанты. Причем здания резко контрастируют по стилю, по геометрии. «Красная дорика» БКЗ с плоской кровлей основного объема, отсылающая к конструктивистским истокам, с одной стороны, и храм в византийском стиле с главным куполом, большим световым барабаном, выступами и аркадами, с другой. Получится очевидная безграмотность.

Кстати, историческая Греческая церковь по проекту Р.И. Кузьмина, была сделана не в византийском, а в русско-византийском стиле, который считается разновидностью псевдорусского стиля, т.е. некой стилизации. Именно по этой причине церковь и была снесена в 1962 году как не имеющая художественной ценности.

Потерянная скульптура

50 лет назад странная история случилась со скульптурой Эдуарда Агаяна (1936–1993) «Раненый» (в память о жертвах расстрела демонстрации 3 июля 1917 г.) на углу Садовой улицы и Невского проспекта. Она была установлена в конце октября 1967 года. И демонтирована где-то в конце того же 1967 года.

Памятник представлял собой лежащую мужскую фигуру (бронза или выколотка из меди) на гранитном постаменте высотой около 150 см.

По словам вдовы Натальи Агаян, памятник был демонтирован после того, как скульптуру ночью опрокинули и разбили. Более ничего достоверного об этой работе неизвестно.

Михаил Золотоносов