Что общего между Томосом для Украины и скандальными петербургскими инвестпроектами?

Как и было обещано, в канун Рождества украинская церковь получила из рук Вселенского патриарха Варфоломея документ о независимости (автокефалии), написанный на красивом пергаменте с миниатюрами — Томос. Константинополь оказался не очень щедрым — так, например, он ограничил полномочия Киевского митрополита только Украиной, оставив за собой все украинские приходы в других странах. В патриарха глава украинской церкви также сможет переименоваться только с разрешения Константинополя. Но все это мелочи.

История эта имеет для нас не только геополитическое, развлекательное и злорадное (если кто не любит РПЦ и патриарха Кирилла), но и сугубо практическое значение. Как мы помним, 11 октября прошлого года Синод Константинопольской церкви отменил свое решение 1686 года о передаче Москве права назначать Киевского митрополита. Именно на этом юридическом акте РПЦ и основывала претензии на Украину как свою «каноническую территорию».

Отменил без особой мотивации, указав только, что 300 лет назад решение было принято «по обстоятельствам того времени». Что это за обстоятельства, известно (подробно — здесь)  — русские зашли через турецкого султана, который и попросил Константинопольского патриарха Дионисия IV. Тот спорить не стал, потому что султаны имели обыкновение казнить слишком сильно выделывающихся патриархов. Кроме того, самому Дионисию Москва заплатила 200 золотых и три сорока соболей.

Таким образом, перед нами сложный нравственный вопрос: имеет ли право правопреемник взявшего взятку (и подвергнувшегося давлению административного ресурса) отменить его решение, принятое «по обстоятельствам того времени»?

Актуальность этого вопроса очевидна: ровно таким образом в Петербурге (наверное, и в остальной стране тоже — но что нам до нее?) заключаются соглашения с инвесторами. Одному без конкурса пару памятников архитектуры под гостиницы отдал, второму — землю, третьему — бюджетное финансирование, четвертому стройку согласовали, хотя общественность возмузалась, и т. д. Потом приходит новый губернатор и поступает примерно как патриарх Варфоломей. Инвесторы, правда, в отличие от патриарха Кирилла, не разрывают с ним молитвенное общение, а начинают кричать об «ухудшении инвестиционного климата».

Очевидно, необходимо выработать единый нравственный стандарт. Или отменять принятые «по обстоятельствам» решения можно, и тогда инвесторы не должны обижаться. Или нельзя — тогда пускай Варфоломей извинится перед Кириллом и вернет ему Украину.

Станислав Волков