Дьяволиада продолжается – 2. История про тех, кто спасал и разрушал Мефистофеля

В № 6 от 26.03.2018 г. мы напечатали статью  «Дьяволиада продолжается». В ней рассказывалось, что в то время, как депутат-яблочник Александр Кобринский боролся за восстановление горельефа Мефистофеля, в Петроградском отделении партии, которым он руководил, состояло много людей, связанных с «Единой Россией». Его заместителем по партии была жена муниципала-единоросса Андрея Бреуса, непосредственного участника уничтожения демона.

Александр Кобринский обиделся, написал нам письмо, которое мы публикуем в рамках его права на ответ. Публикуем с радостью.

Во-первых, одним письмом он изобличил всех своих партийных товарищей, поэтому мы рекомендуем его к прочтению всем интересующимся скучной петербургской политикой.

Во-вторых, оспаривая второстепенные факты (некоторые из которых не надо оспаривать, так как мы ровно это и написали), он не спорит с главным: все эти люди действительно были в его отделении партии. А жена Бреуса Инна Нарышкина действительно была его заместителем.

Единственное, с чем мы принципиально не согласны из написанного в письме, – Александр Кобринский на самом деле противился их исключению. Чему существует масса доказательств.

Письмо мы приводим полностью, со всеми эпитетами в наш адрес. Ведь Александр Кобринский – не только уважаемый ученый-филолог, но и известный писатель.

Редакция

Письмо экс-депутата А.А. Кобринского

 

В № 6 (385) журнала «Город 812» от 26 марта 2018 года появилась статья Антона Мухина «Как люди, спасавшие Мефистофеля, связаны с теми, кто его разрушал». 31 марта 2018 года эта статья была опубликована и на сайте журнала.

Поскольку эта статья содержит многочисленные ложные утверждения и затрагивающие мою репутацию домыслы, считаю необходимым ответить.

Тут и там, тут и там
Ходят слухи по углам,
А беззубые старухи их разносят по умам…
                                                      (В. Высоцкий)

  1. Как готовился массовый прием в петербургское «Яблоко» в 2012 году.

История началась с того, что в конце 2011 – начале 2012 года заместитель председателя фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко» и член федерального Бюро партии Ольга Цепилова познакомилась с неким Константином Михайловичем Немчиновым – руководителем Санкт-Петербургской общественной экологической организации «Прозрачные воды Невы», которого еще называли «дядя Костя».

О. Д. Цепилова вела большую работу по расширению «зеленой фракции». Ей понравилась работа «Прозрачных вод», и она заключила с Немчиновым некое соглашение, в результате которого все 200 человек этой организации написали заявления в «Яблоко», в его фракцию «Зеленая Россия».

Знала ли Ольга Цепилова, что «дядя Костя» по совместительству – секретарь политсовета ВПП «Единая Россия» муниципального образования «Чкаловское» и член районного Политсовета «Единой России», а также почетный житель МО «Чкаловское»? Вопрос открытый.

  1. Как принимали 200 человек в петербургское «Яблоко» в 2012 году.

В 2012 году, как известно, в Санкт-Петербургском «Яблоке» была объявлена перерегистрация и деятельность всех руководящих органов была приостановлена. Поэтому все документы на прием Ольга Цепилова повезла в Москву, где 25 мая примерно 150 человек были приняты и поставлены на учет в Петроградском местном отделении, а около 20 – в Приморском. Решение о приеме принимало федеральное Бюро партии.

Кто принимал это решение? От Санкт-Петербурга присутствовали – кроме Ольги Цепиловой – Николай Рыбаков, Анатолий Голов, Борис Вишневский, а также член Политкомитета Михаил Амосов. Разумеется, был и член Бюро Максим Резник. Ольга Цепилова выступила, сообщив, что «члены общественной экологической организации хотят вступить в “Яблоко”» – и прием прошел без единого голоса «против». Антон Мухин пишет, что прием этот был организован, «чтобы победить Резника», но тогда следует признать, что Резник, принимая этих людей, хотел победить самого себя.

Сообщаю, что я на этом Бюро не был, поскольку тогда еще не являлся его членом. Более того – я не был в 2012 году и председателем Петроградской организации – в статье сообщается прямая ложь. Я был рядовым членом партии, причем без регистрации, как и подавляющее большинство в Санкт-Петербурге. А вот член Бюро партии А.Г. Голов по Уставу регистрации не лишался и продолжал быть председателем местной Приморской организации. Именно он участвовал в этом приеме и именно он поддержал регистрацию почти 20 человек в своей организации.

Ольга Цепилова ничего не сообщала мне о массовом приеме в Петроградскую организацию и со мной не советовалась. Формально она ничего не нарушила, ведь я был рядовым ее членом и консультироваться со мной она не была обязана. О том, что в Петроградской организации теперь не 15 человек, а почти 200, я узнал только значительно позже.

Я думаю, из всего этого можно сделать выводы о том, на чем основываются домыслы господина А. Мухина о том, что прием в партию производился мной с целью «расплаты за поддержку В.С. Макарова».

 

  1. Фантазии об «ударном отряде ”Единой России”».

Из приведенной выше информации становится понятно, почему среди принятых оказались 8 человек с «двойным членством».

4 человека, вступивших в «Единую Россию», оказались в Приморской организации у А.Г. Голова; человека (так в тексте. – Ред.) – в Петроградской. В Приморскую же вступили и два человека с фамилией Бреус, участвовал в этом приеме опять-таки Голов, но причина, как пишет А. Мухин, – «в связях Кобринского с В.С. Макаровым».

Разумеется, автор статьи выбирает при этом формулировки «ответ кроется, видимо», «считается, что», «как утверждают». В суд никому не хочется.

Но вот интересно – как себя вел этот «ударный отряд “Единой России”» – 8 человек из 200. А. Мухин яркими красками изображает, что могло бы быть. Да только ничего не пишет о том, что было реально. Потому что ответ прост: за все годы пребывания этих людей в «Яблоке» не было ровным счетом ничего особенного – за одним исключением. В 2014 году член Приморского «Яблока» Галина Бреус избралась муниципальным депутатом от «Единой России». Потом всплыло ее заявление о выходе из «Яблока», написанное, судя по всему, задним числом. А упомянутые 8 человек вообще никак не проявляли себя. Действительно – «ударный отряд»!

Тот факт, что господин Мухин, которому все это сообщалось, не только не обратился к А. Г. Голову за комментариями, но и аккуратно «вычистил» его имя из моих слов в конце статьи, полагаю, однозначно свидетельствует о целях, которые он преследовал. Разумеется, А. Голов никого из этих людей, как и я, не знал, но он, в отличие от меня, хотя бы давал добро на их прием – в партию и в свое отделение.

Нельзя не отметить, что фантазии А. Мухина об «ударном отряде» «Единой России» вызваны полным незнанием того, как в петербургском «Яблоке» принимаются решения. Так уж сложилось, что на уровне районных (местных) организаций никаких существенных решений не принимается вообще. Все основные вопросы – от приема в партию до политических действий – это компетенция Бюро и регионального совета. Так что с конспирологической точки зрения, концентрироваться в двух районных организациях просто абсурдно.

 

  1. Кто был заместителем председателя в Петроградской организации «Яблока».

На собрании Петроградского «Яблока» в 2013 году меня избрали председателем, учитывая мой депутатский статус. Заместителями были избраны мой помощник Павел Небензя и, по рекомендации О.Д. Цепиловой, – Инна Нарышкина, с которой она работала и которая фактически возглавляла людей из «Прозрачных вод». Что касается Юлии Потаповой, то тут А. Мухин снова пишет неправду, он никогда заместителем председателя не была.

Если кто не знает – выборы в «Яблоке» проводятся большинством голосов. При желании любого человека пришедшие в партию люди могли бы и руководителем отделения сделать. Кстати – Инна Нарышкина никогда в «Единой России» не состояла и никто ее в этом никогда не обвинял. В 2013 году по предложению О. Цепиловой она была избрана в Региональный совет отделения, а в начале 2016 года ушла из партии. Ушли из партии в 2015–2016 годах и почти все члены «Прозрачных вод», что отчасти было инспирировано начавшимся в отделении внутрипартийным конфликтом.

 

  1. Как исключали людей с двойным членством.

Ольга Цепилова «со вторых рук», как она сама признается, утверждает, будто «слышала, что Кобринский не хотел их исключать». Думаю, что ей хорошо известно, что по Уставу партии Кобринский не имел и не имеет права вообще никого исключать. Но обратимся к документам.

Вот протокол. 22 июня 2016 года на заседании Бюро Санкт-Петербургской региональной организации (в котором подавляющее большинство имел М.И. Амосов) был поставлен вопрос об этих 8 членах партии с «двойным членством».

А. А. Кобринский на этом заседании не присутствовал.

Б.Л. Вишневский просит отложить решение и не принимать его в отсутствии А.А. Кобринского. М.И. Амосов против. Вопрос включается в повестку дня.

И какое же решение было принято? Исключить? Вовсе нет. Решили направить вопрос в контрольно-ревизионную комиссию отделения (КРК), поручив контроль В. Силантьеву (заместителю М.И. Амосова, ныне – его штатному помощнику).

КРК под контролем Силантьева «разбирал» этот вопрос ровно полгода! И только в декабре 2016 года М.И. Амосов вынес решение об исключении этих людей на Бюро, за которое практически единогласно все и проголосовали, включая меня.

Вот и ответ – кто что «хотел» и «не хотел».

 

  1. И в заключение – о самом главном.

 Я был заявителем в полицию по делу о Мефистофеле (хотя я и не был избран от той территории, как утверждается в статье). Именно по моему заявлению проводилось расследование. Именно я был одним из главных участников схода граждан в знак протеста против его уничтожения и выступал на нем. Именно я неоднократно обращался к вице-губернаторам И. Албину и Н. Бондаренко (включая личный прием) и – впоследствии – к губернатору с требованием выделить деньги на реставрацию здания и восстановление горельефа. Все, к сожалению, было безрезультатно. Тогда я подготовил депутатский запрос к губернатору Г. Полтавченко, который был 21 октября 2015 года благополучно провален депутатами от «Единой России», ЛДПР и от части КПРФ – видимо, из-за моих «особых отношений с В.С. Макаровым». Обращение к губернатору Санкт-Петербурга было направлено мной от себя лично – но ответ был идентичный предыдущим: ждите 2021–2023 годов.

Совсем недавно я вместе с Б.Л. Вишневским подготовил новое обращение к губернатору с просьбой по возможности ускорить реставрацию дома Лишневского. К сожалению, мы опять получили отказ.

Все это время я был членом Комитета спасения Мефистофеля, созданном по инициативе Даниила Коцюбинского (его имя почему-то не названо в статье). Комитет собирался в помещении редакции журнала «Город 812» – и мне очень жаль, что теперь на его страницах появляются статьи, не имеющие, на мой взгляд, никакого отношения к журналистике. Впрочем, то, что эта статья появилась, когда до конференции Санкт-Петербургского «Яблока», на которой должно быть избрано новое руководство, осталось всего полтора месяца, – многое объясняет.

А.А. Кобринский