Генеральному терминатору Российской национальной библиотеки не хватает средств для ее уничтожения

К конференции в РНБ 17 января 2018 г. в связи с 204-летием со дня открытия библиотеки было привлечено особое внимание, поскольку конференцию эту, согласно анонсу на сайте РНБ, решили посвятить архитектурному прошлому и будущему Российской национальной библиотеки.

В контексте безумных планов директора РНБ Вислого по восстановлению исторических интерьеров корпусов Соколова и Росси, музеефикации всего главного здания, для чего необходима его почти полная зачистка и депортация в новое здание на Московском проспекте всего книжного русского фонда, конференция виделась неким угрожающим предзнаменованием, рекламой «начала конца» РНБ.

На деле же вышло немного иначе.

 

Денег нет, и слава богу

 Тон задал сам Вислый во вступительном слове. Впервые он не нес чепуху про свою любимую Национальную электронную библиотеку, в которую уже вбухали больше миллиарда рублей, забрав для этого все те деньги, которые должны были пойти на финансирование РГБ и РНБ. Вместо этой своей мантры Вислый просто и ясно сказал, что с вводом в строй второй очереди нового здания добавляется 40 000 кв. метров площадей, что означает увеличение всех площадей РНБ на 40%. При этом увеличения бюджета РНБ для покрытия эксплуатационных расходов второй очереди Министерством финансов не предусмотрено.

Гендиректор РНБ вручает медаль «За заслуги перед РНБ» очаровательной Маше Луковской, главному библиотекарю отдела газет. Пытается любезничать. Фото И.Морозовой

По мнению Министерства финансов, трижды подчеркнул Вислый, увеличения финансирования РНБ не требуется. То есть нет средств на оплату отопления, электроснабжения, водоснабжения и водоотведения, иначе говоря, на жизнеобеспечение второй очереди и поддержание температурно-влажностного режима в книгохранилищах 11-этажного здания. Отсюда же следует, что невозможно переводить сюда и отделы комплектования и обработки и каталогов из здания на Садовой ул., 18, сотрудники которых вышли из конференц-зала с чувством глубокого удовлетворения на лице.

К тому же надо иметь в виду, что формально вторая очередь еще не введена в эксплуатацию. Как следует из ответа И.Н.Албина (от 12.01.2018 № 05-09-6294/17-0-1) на запрос депутата ЗакС Б.Л.Вишневского, 9 января 2018 г. застройщиком лишь подано заявление о выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию. Решение о выдаче разрешения на ввод будет принято Управлением государственной экспертизы Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга. Причем эта организация, осуществлявшая строительный надзор, проверила законченное строительство и 09.11.2017 выдала заключение о соответствии объекта требованиям технических регламентов (норм и правил).

Однако сейчас прокуратура Московского района проводит проверку соответствия проекта и построенного здания строительным нормам и правилам по заявлению, направленному Борисом Колоницким и мною в прокуратуру Центрального района, что следует из ответа этой организации от 29.12.2017 № 1928ж17. На наш взгляд, имеются очевидные и весьма существенные нарушения СНиПов, прежде всего в части высоты потолков в рабочих помещениях, которые в зданиях общественного назначения должны быть не менее 3 м, а реально составляют 2 м 20 см, а также в части длины эвакуационных выходов. Так что с вводом в эксплуатацию второй очереди на самом деле не все так просто уже сейчас, а скоро будет еще сложнее. Прежде всего потому, что Минфин гарантировал отсутствие средств на покрытие эксплуатационных расходов.

Конференция в РНБ. Фото И.Морозовой

Наконец, Вислый сказал, что 72% бюджета РНБ уходит на выплату заработной платы, поэтому – добавил он с сожалением – в таких условиях свободы для маневра нет. Имел он в виду, конечно, те самые безумные планы по музеефикации главного здания и депортации книг. В заключение Вислый сообщил, что будет пытаться решать вопрос с финансированием эксплуатационных расходов второй очереди нового здания в течение 2018 года, пытаясь обойти Минфин с тыла. Он даже вспомнил про общественность, к которой собрался апеллировать, если уже ничего не поможет.

Так что если все, что он сказал, правда, а не хитроумная ложь, чтобы усыпить бдительность защитников библиотеки от варварства Вислого, то пока нет оснований беспокоиться по поводу превращения библиотеки в бесполезный музей. Нет худа без добра: страна находится в такой финансовой пропасти, что нет средств даже на обогрев уже построенного здания, тем более на музеефикацию.

 

История корпуса Соколова

 А уже после этих ламентаций терминатора началась собственно конференция. Научный сотрудник Отдела истории библиотечного дела Ирина Матвеева выступила с докладом «Здание Е.Т. Соколова: историко-культурное пространство Библиотеки». Доклад, посвященный самому первому зданию библиотеки (с полукруглым фасадом, фиксирующим угол Невского и Садовой) был подробным и содержательным, из него стало понятно, что в первые 50 лет своего существования Императорская публичная библиотека была, во-первых, симбиозом художественно-мемориального музея и собственно библиотеки, во-вторых, посещалась очень малым числом посетителей. Так, единственный читальный зал был рассчитан всего на 48 (сорок восемь!) посадочных мест. И больше не требовалось до начала 1860-х годов, когда был построен корпус Собольщикова с залом, ныне именуемым Ленинским.

Что заполняло этот музей, именовавшийся Императорской публичной библиотекой (ИПБ) помимо книг и журналов? Роскошные шкафы в мавританском и прочих стилях из красного дерева и других ценных пород, диваны, камины, дубовые панели, драгоценные вазы, галереи, колонны, статуи Аполлона и муз, статуя Вольтера, бюсты Александра I, Екатерины II, писателей, ученых древности (Сократ, Платон) и современности, портреты императоров, начиная с Петра I, Державина, Суворова, Паскевича-Эриванского… Даже трость Пушкина – и та была здесь, в ИПБ. А речь шла, между прочим, о залах 16 и 18 нынешних хранилищ русского фонда, в которых сейчас все заполнено стеллажами с книгами.

И чем более докладчик сыпал сведениями об этом музейном оборудовании и артефактах, тем очевиднее становилось, что принудительно вернуть в XXI веке Российскую национальную библиотеку в тот вид и в то состояние, которое она имела в первой половине XIX века, – это полный абсурд. Естественно, что библиотека не стояла на месте, а развивалась, наполнялась книгами,  постепенно избавляясь от «музейности», поскольку музеи выделялись в отдельные институции, и именно книги, полнота их собрания (пусть и с известными лакунами) – это и есть сегодня главная ценность РНБ.

Сделать из научной библиотеки, одной из самых крупных и значительных в мире (!), копию представительского учреждения первой половины XIX века, его новодел – бессмысленно. Хотя бы по той простой причине, что никогда не собрать те уникальные артефакты, которые заполняли пространство ИПБ в 1814 – 1850-е гг. Всё это давно разбежалось по музеям, откуда их никто сюда не передаст, а любая попытка  начать внутреннюю реституцию вызовет скандал и музейный бунт. Что-то наверняка безвозвратно утрачено. Да, можно депортировать все книги из всех залов исторического книгохранилища хоть на Московский пр., хоть к чертовой матери, создать новодел, подремонтировать, подмазать, заново расписать плафоны, нарисовать портреты царей, налепить бюсты и статуи, сделать новодельные люстры и бра… Устроить «монархические уголки» для камланий в духе Тихона Шевкунова, чтобы его ублажить.

Только какую историческую ценность этот фальшивый аттракцион, этот новорусский евроремонт с имитацией «под старину» будет иметь? Да никакой! Это будет просто дешевый муляж, внутри которого экскурсоводы станут говорить: а вот здесь когда-то была великая Библиотека, здесь когда-то были книги, которые Вислый выкинул отсюда далеко-далеко. И главный вопрос сразу повиснет в воздухе и так и останется висеть: неужели все эти подделки под старину с религиозно-монархическим уклоном ценнее и нужнее самой библиотеки, т.е. уникального книжного собрания? И кого в Петербурге (!) таким фальшивым музеем, наполненным новоделами, можно будет удивить? Здесь что, музеев не хватает, дворцов, роскошных особняков?.. И чтобы искусственно создать еще один, надо умышленно изгнать отсюда одну из крупнейших и знаменитейших в мире библиотек? Чего ради?

Понятно, что лавры Герострата не дают покоя Вислому, но думаю, что не только отсутствие средств не позволит ему уничтожить ИПБ – ГПБ – РНБ. Скоро сам Вислый лопнет, как мыльный пузырь, а Библиотека как была, так и будет неколебимо стоять на прежнем месте и по-прежнему праздновать свои юбилеи. А Вислый попадет в лучшем случае в примечания статей по истории библиотеки как пример современного невежества и административной дурости.

 

Предэскизные архитектурные фантазии

 Второй доклад был посвящен архитектору В.И.Собольщикову, но я сразу перейду к третьему докладу «Будущее исторического комплекса зданий РНБ: варианты, проекты, альтернативы». С этим докладом выступила Татьяна Бакусова, помощник генерального директора РНБ, дочь Г.Н.Булдакова (1924 – 1990), главного архитектора Ленинграда в 1971 – 1986 гг., жена бывшего главного архитектора РНБ А.Г.Бакусова (1950 – 2015).

Не исключаю, что об архитектурно-строительном обеспечении музеефикации главного здания докладчице было велено молчать, но мне показалось, что Бакусова – дама серьезная, деловая, что называется, без закидонов и загибонов, и развести ее на ту галиматью с музеефикацией, на тему которой публично бредил Вислый, невозможно. Во всяком случае предложения, которые она огласила, оказались довольно скромными и я бы даже сказал практичными. Это был даже не эскизный проект, а предэскизные фантазии, к тому же, как указала Татьяна Геннадьевна в разговоре со мной по телефону, никоим образом не привязанные к каким-то заданиям по музеефикации и депортации русского фонда, т.е. к библиотечной технологии. Вроде как это она сама, разобравшись в обстановке на месте, предлагает сделать в библиотеке. О зачистке зданий Соколова и Росси от книг речь не шла, сказала она, таких заданий ей никто не давал. Тем более что в контексте секвестра, заявленного Минфином, это было бы вообще дурацкой утопией.

Конкретно она предложила три вещи.

Первая – это новое пятиэтажное здание, которое можно построить в одном из дворов позади административных зданий РНБ по адресам Садовая ул., 18 и 20. Там есть узкий двор шириной 6 м, и если позволит состояние фундаментов зданий, ограничивающих двор, можно сделать междуэтажные перекрытия, оперев их на стены этих зданий. Но надо провести обследование состояния фундаментов. Здание будет иметь 5 этажей, высота около 17 м, чтобы не превышать высоту окружающей застройки, а площадь под хранилища на пяти этажах составит 750 кв. м. Здание позволит несколько разгрузить исторические корпуса Соколова и Росси, тогда, действительно, появится возможности кое-где восстановить интерьеры, убрав некоторые стеллажи с книгами.

Вторая – занять часть административного корпуса – дома 18 по Садовой ул. — под книгохранилище, предварительно проверив, выдержит ли фундамент.

Третья – сделать вход во двор со стороны Садовой ул. и воссоздать крыльцо в здании Соколова (в XIX в. читатели с Садовой ул. въезжали в каретах прямо во двор, а вход в библиотеку был именно отсюда) т.е. сделать третий вход в РНБ, который нужен по соображениям пожарной безопасности для сокращения длины путей эвакуации. Если ориентироваться по сегодняшнему состоянию, то этот вход приведет прямо в помещение отдела рукописей. Впрочем, третий вход в РНБ есть и так, и именно со стороны Садовой ул. – это служебный вход, который, конечно, можно модернизировать (Бакусова об этом тоже говорила), поскольку здание на Садовой, 18 не является охраняемым памятником.

Однако новый вход со стороны двора в корпус Соколова – это еще одни посты контроля и охраны, следовательно, и новые затраты. А если есть вход, значит, нужен и гардероб с гардеробщиками… А если есть открытый двор внутри режимного объекта, значит нужно охранять и его, причем устройство такого двора внутри контура зданий принципиально противоречит «Положению об организации системы обеспечения антитеррористической безопасности ФГБУ РНБ», которое сам же Вислый утвердил 26 июня 2017 г. приказом № 185. Об открытом дворе фантазировал, как мы помним, и Вислый еще весной 2017 г., но это как раз тот случай, когда блудливая левая рука, инстинктивно тянущаяся за деньгами, не знает, что делает в это время правая, подмахивающая приказы.

Но повторю, что все это просто архитектурные картинки, фантазии, поэтому обсуждать все это всерьез бессмысленно. Реально можно говорить только о 5-этажном здании во одном из внутренних дворов, которое точно РНБ не помешает.

О ликвидации коридора по первому этажу между корпусами Росси и Воротилова архитектор Бакусова не сказала ничего, но если судить по картинкам предлагаемых ею интерьеров Отдела редкой книги, снос стенки, сегодня отделяющей этот отдел от коридора, в предэскизах предполагается, тем более, что в предмет охраны коридор, согласно сведениями, полученным мною из КГИОПа, не входит.

Однако средств на реализацию таких переделок все равно нет, и слава богу, что бодливой корове Бог рог не дает. Это позволяет надеяться, что переделок в обозримом будущем не будет, а гарантией отсуствия средств является третий срок Путина. Впрочем, повторю, нельзя исключить, что это лишь дымовая завеса, поэтому расслабляться не приходится. На то и Вислый в РНБ, чтобы Общественный комитет спасения Публичной библиотеки не дремал.

Михаил Золотоносов