Глеб Сташков

Что с портретом Путина сделать можно, а с портретом Бердымухамедова — нельзя

В Туркмении стали наказывать тех, кто ходит в туалет с портретами президента. Интересный опыт. Но нам трудно его перенять. По очень простой причине.

Но начну не с этого – депутаты Госдумы озаботились серьезной проблемой. Как наказывать журналистов за оскорбление государства и его высших должностных лиц?

Вроде бы всевозможных оскорбляльщиков у нас и так наказывают по полной программе. Но хорошего, как известно, много не бывает. Вот Госдума и озаботилась.

Спикер Володин велел узнать, как такие вопросы «решаются на европейском уровне».

А я выскажусь смело. Пока вопрос с наказанием журналистов не отрегулирован, позволю себе смелость. И скажу: «Мне кажется, спикер Володин немножечко ошибся».

Депутатам хорошо известно, что на европейском уровне все вопросы решаются неправильно. Поэтому я хочу рассказать, как такие вопросы решаются на азиатском уровне.

В Туркмении участковые инспекторы начали искать тех, кто вместо туалетной бумаги, пардон, подтирается газетами с портретами главы государства Гурбангулы Бердымухамедова.

Нет, вы только не подумайте ничего плохого про Туркмению. Народ там по-прежнему любит своего президента. Но в Туркмении экономический кризис. И народ не может позволить себе покупать туалетную бумагу. И использует газеты. На которые их заставляют подписываться. А газеты – по большей части – состоят из портретов главы государства Гурбангулы Бердымухамедова.

Один туркменский директор школы потерял должность. В школьном туалете нашли газеты с портретами – вот его и уволили.

Эта печальная история опровергает мнение, что Россия, мол, азиатская страна. Ничего подобного. Мы сильно отличаемся от Туркмении. У них есть газеты, но нет туалетной бумаги. У нас есть туалетная бумага, но практически нет газет. Вышли они из обихода.

Инфографика Фёдора Шумилова

Инфографика Фёдора Шумилова

Между прочим, туалетную бумагу в СССР начали производить только в 1969 году. Относительно недавно. Во всяком случае, по сравнению с газетами, которые печатают аж с 1703 года. Но туалетная бумага вошла в нашу жизнь, а газеты – ушли.

Причем газеты ушли как-то неожиданно быстро, а туалетная бумага входила с трудом. По крайней мере, моя бабушка до конца жизни ее не признавала. И в нашем туалете – помимо туалетной бумаги – присутствовали газеты. А как-то раз даже книжка.

Эта книжка называлась «Рассказы нигерийских писателей». Где еще я мог бы ознакомиться с рассказами нигерийских писателей?

До сих пор помню один рассказ. Девушка ходила с открытой грудью. А ей запрещали. А она говорит:

– Нигерийские женщины всегда ходили с открытой грудью.

А ей говорят… А что ей говорят – я, к сожалению, не знаю. Потому что дальше страницы были вырваны.

А еще я помню детство на даче. В нашем дачном туалете бумаги не было. Там был гвоздик, на который накалывались нарезанные газеты.

Никогда не задумывался, а сейчас задумался. Откуда на даче мы брали газеты? Мы их не выписывали – это точно. И купить было негде. Но для туалета они всегда находились. Откуда? Загадка. Наверное, дело в том, что Советский Союз был великой державой. Поэтому и газеты находились.

Впрочем, оставим туалетные воспоминания. Вернемся в современность.

Туркменам я бы посоветовал во время кризиса поменьше печатать портреты главы государства Гурбангулы Бердымухамедова. А печатать портреты, например, лидера оппозиции. Пусть им подтираются.

Хотя в Туркмении, скорее всего, нет оппозиции. Вот видите? Оппозиция все-таки полезная вещь. А авторитаризм – бесполезная.

Но у нас-то есть оппозиция. Да, но у нас нет газет. Зато у нас пока есть туалетная бумага. Но на ней почему-то ничего не печатают. И люди, сидя на унитазе, проводят время в праздности.

В общем, вы поняли. Я предлагаю печатать на туалетной бумаге портреты оппозиционеров. И разных наших мировых врагов, перечислять которых не хватит ни сил ни места.

– А как же наказывать журналистов, оскорбляющих должностных лиц? – спросите вы.

Думаю, с этим Госдума сама разберется. Намного лучше меня.

Глеб Сташков