Как езда в русском такси избавляет от ксенофобии

С таксистами мне, как правило, не везет. Во-первых, потому что симпатичные попадаются редко. Платишь деньги – и никакого дополнительного эстетического удовольствия. Во-вторых, их постоянно приходится развлекать. То есть как-то реагировать на реплики вроде: «Ой, как вас зовут? Ой, какое у вас имя такое прикольное!» или, что гораздо хуже: «Новости сегодня смотрели? Путин-то молодца! Встаём же с колен!».

Не знаю, приплачивают им за это тайно, что ли? Но в итоге почти всякий раз, оказавшись в такси, волей-неволей начинаешь мечтать о немом водителе. Или, по крайней мере, о наличии опции «Заклеить рот таксисту». Но это всё, в общем, мелочи. Ибо в-третьих…

Центр города. Вечер. Стою в отделении банка, прикидывая, стоит ли спускаться в метро с крупной суммой в сумочке. Решаю не рисковать и вызываю такси. После трех предложенных мне водителей со сложными южными фамилиями, которые так сложны, что немного меня пугают, вылавливаю водителя с фамилией простой и понятной (называть её, впрочем, не буду). Мне почему-то кажется, что путешествовать с большой суммой денег безопаснее, если таксист хотя бы похож на человека с российским гражданством…

— Девушка, у меня к вам предложение, — слышу я сразу же вместо «Здравствуйте». — Давайте мы с вами сейчас быстренько заказ отменим, а я вас потом отвезу, куда скажете, за наличку.  И вам удобнее, и мне выгода, — и подмигивает мне так лукаво, с улыбочкой, этот водитель с простой и понятной русской фамилией.

— Мне не удобнее, — отвечаю. — У меня наличных совсем нет.

Кошелек мой и правда почти пуст, оплата машины была предложена в том числе по карте, а светить только что снятой в банке пачкой денег перед таксистом, несмотря на простоту его фамилии, мне совсем не хочется.

— А вы мне перекиньте деньги на мою карту. Через телефон, по приложению банка, — не сдается таксист. В этот момент мы уже едем, и я не знаю, как ему объяснить, что я всё равно не хочу участвовать в его маленькой афёре. Наконец, собираюсь с духом и говорю:

— И приложения у меня нет. Так что не нужно отменять заказ.

На самом деле, мне – каюсь в моей гражданской несознательности! – безразлично, в чей карман в итоге уйдут деньги, которые я заплачу за поездку. Но, если мы с водителем отменяем официально сделанный заказ, он из работника такси переходит в категорию «бомбил-частников». То есть водителей с пониженным уровнем социальной ответственности. И вот это мне уже совсем не нравится.

— А как тут можно короче проехать? — спрашивает водитель где-то на трети пути. «Он еще и навигатором пользоваться не умеет», — проносится у меня в голове, после чего на душе становится совсем тревожно, как вдруг внезапно…

— Девушка, я все же решил взять ситуацию в свои руки. Только что отменил наш заказ. Но вы не волнуйтесь, доедем, везу куда надо, все хорошо. Тут у вас расстояние большое получается, деньги неплохие. Хочется их забрать себе полностью. Оплатите мне наличными?

«Господи, ну что такого во мне, что со мной можно так разговаривать?» — успеваю подумать я, но всё же продолжаю настаивать на своём:

— Да нет у меня наличных. Пустой кошелек, мелочь какая-то только.

— Зато приложение банка есть. И не говорите, что нету! Я у вас на экране телефона его заметил, когда вы садились, — парирует водитель, после чего я растерянно замолкаю. Да и что я могу сделать против взрослого сильного мужчины, сидя у него в машине? Теперь я уже думаю о сумочке с пачкой денег и о том, чтобы этот наблюдательный и инициативный таксист не расширил бы параметры ситуации, которую он уже взял в руки…

Доезжаем до дома. Водитель с простой русской фамилией просит у меня на 100 рублей больше, чем до этого запрашивалось официально. И улыбается: «Там ровно столько в начале и было».

Пожалуй, в следующий раз я вызову кого-нибудь с фамилией посложнее. Может, ехать с ними будет попроще.

Каролина Капралова