Как Илья Репин стал «нашим всем» в живописи

«Репин импрессионистов видел, они ему даже понравились, но он для русской публики писал», — говорит Алексей Лепорк, научный сотрудник Эрмитажа, которого «Город 812» попросил объяснить, справедливо ли Илью Репина называют главным русским художником. Спросили в связи с тем, что в Русском музее показывают его огромную — на 250 работ — персональную выставку из государственных музеев и частных коллекций.

 

У нас Илья Репин считается самым главным русским художником. Это так и есть?

– Используя слова Белинского, кто же как не Репин «энциклопедия русской жизни» второй половины XIX века, в самом широком диапазоне, от «Крестного хода в Курской губернии» до «Садко» и Александра III и Семёнова-Тян-Шанского. Все жанры охвачены, все главные фигуры включены, а вдобавок еще и русская история. Репин – наше всё, ну какое бог дал, пусть не Мане, но зато наш, да и не хуже Курбе, а еще и целомудренней!

Ажиотаж вокруг современных выставок русских живописцев начался с Валентина Серова. Были очереди на Айвазовского. Меньший, как кажется, интерес вызвал Верещагин. Зачем горожанам идти на Репина – чтобы увидеть картины, репродукции которых были во всех советских учебниках?

– Это ведь редчайший шанс – увидеть столько картин Репина разом. Да, они знакомы, но разве так плохо еще раз навестить близких родственников, когда все в сборе, это как на свадьбу сходить, всех повидать, со всеми чокнуться. И найти родных по строю, а не только по сродству.

Как правильно понимать Илью Репина – в каком контексте? В ряду каких художников?

– Не надо фокусироваться на контексте живописного времени. Мы же все понимаем, что Илья Ефимович импрессионистов видел, они ему даже понравились, но он для русской публики писал. Его потому и воспринимать надо в контексте Дворжака, Сметаны, Монюшко, Мусоргского и Римского-Корсакова. Это национальная живопись, и при этом сильно увлекательней Матейко или венгра Мункачи. Репин куда сильнее прошибает.

Какую картину Репина точно надо смотреть?

Смотрите все и выбирайте любимую. А кому что как говорит – это вопрос личности и состояния.

На Западе котируются работы других российских живописцев – Кандинского, Малевича, Шагала, Сутина и т.д. А Репина почему не ценят? Он слишком традиционен?

– На самом деле Репин был для Запада открытием конца 1990-х – 2000-х,  его ведь там нет, как его могли ценить. Да, и реализм конца XIX века по понятным причинам (после воцерковления современного искусства) не ценили. А потом освободились от оков модернизма, да и от железного занавеса, и увидели, что такого крутого настоя реализма, замешанного на очень добротной живописи, сыскать еще надо. Но он весь у нас, потому за Репиным только к нам, больше некуда.

На картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван» уже дважды были совершены нападения. Это случайность?

– Конечно, нет. Репин – самый сгусток одной из главных русских черт – самого внедренного в плоть живописи реализма, насыщенного, плотного, продуманного, как система Станиславского. Все так написано, что надо верить. Согласитесь, ничто не может сравниться по силе рассказа с «Запорожцами», там все прописано-просказано. Только смотри и вчитывайся и наслаждайся словом. Репин – образцовое включение в ткань живописи, плотью и кровью. А оттого кровь убиенного сына так и прошибает. А как там ковер написан персидский!

Советские власти предприняли много усилий, чтоб вернуть Репина в СССР из Финляндии, даже несмотря на картину «Большевики». Зачем он Советам был нужен?

– Так ведь Репин – он же просто Горький, отец и мать русского реализма, просто воплощение идеалов перестройки творческих организаций. Если бы еще и он приехал, то оставалось только Рахманинова уговорить, тогда вся великая архирусская троица здорового искусства оказалась бы под знаменем партии. Но не вышло, один Горький за благами сытой и спокойной жизни погнался, хотелось быть штемпелеванным гуру. Но и поплатился в памяти потомков. А Репин так и остался на даче, как и полагается истинно русскому человеку.

Вадим Шувалов

И.Репин. Крестный ход в Курской губернии