Как «Матильда» может расколоть церковь

Транспаранты про «Матильду», которые пронесли участники недавнего крестного хода по Невскому проспекту, так органично в него вписались, что не вызвали никакого интереса. Однако у церковного руководства реакция на их появление была весьма болезненной. Более того – пронесла эти транспаранты организация «Имперский легион», идеологом которой является диакон петербургской епархии, запрещенный в служении за участие в донецком ополчении и фотографии, «вносящие соблазн в среду верующих». Эта история интересна как иллюстрация уже очевидно начавшегося расхождения между официальной церковной структурой и наиболее пассионарной частью отечественных православных. Которые одновременно являются и силовой их частью.

Несогласованности крестного хода

Через несколько дней после крестного хода на сайте Отдела по взаимоотношениям церкви и общества (ОВЦО) Петербургской епархии появилось заявление «по поводу несогласованных акций»: «Группа людей, назвавших себя “Народным ополчением Донбасса” (оно же, как говорится в заявлении, “Клуб Имперский легион”. – А.М.), не получив никаких разрешений и благословений, самочинно пронесла транспаранты с надписями, противоречащими духу праздника в честь святого Александра Невского, и тем самым вызвала удивление у многих верующих, которые были рядом. Обсуждение фильма “Матильда” в таком контексте мы считаем провокацией и осуждаем данную акцию как противоречащую нормам православной этики».
Два больших транспаранта – «Матильда – пощечина русскому народу» и «Честь государя – честь народа», – которые несли люди в камуфляже, гордо реяли над крестным ходом. По ходу дела, правда, организаторы спохватились и заставили транспаранты убрать.
Желание РПЦ отмежеваться от истории с «Матильдой» понятно: ревнители чести государя уже поджигают машины и даже пытались совершить теракт, когда в Екатеринбурге психически неуравновешенный водитель таранил кинотеатр на грузовике с газовыми баллонами. Нести моральную ответственность за это и то, что будет дальше, церкви совсем не хочется. Ее официальную позицию озвучил епископ Тихон (Шевкунов): РПЦ не будет добиваться запрета фильма, но сам фильм осуждает как недостоверный (хотя связь Николая с Кшесинской до свадьбы и не отрицается). И, разумеется, осуждает любой экстремизм. На практике эта позиция проявляется в том, что никаких Матильд на официальных церковных мероприятиях быть не должно.

фото Елена Роткевич

Епархиальные пупсы им не указ

А вот комментарий «Имперского легиона», который висит на странице диакона Павла Шульженка «ВКонтакте». Начинается он так: «Все вы помните мой краткий очерк про епархиального пупса-докладчика, который пытался углядеть в почитании Государя Николая Второго политоту (т.е. политику. – А.М.) и убедить нас в этом же. Как вы помните, пупс был глумливо послан, но на этом дело не кончилось». Дальше идут цитаты из заявления ОВЦО про то, что плакаты с «Матильдой» противоречат духу крестного хода.
«Политоту в данном случае нам вроде бы больше не шьют, но используют размытое и неясное “противоречие духу праздника”, – продолжает комментировать “Имперский легион”. – Здесь недобро ухмыльнется каждый, кому в жизни посчастливилось обучаться в духовных школах. “Противоречие духу” – практически стандартная формулировка, когда человека нужно отчислить, а докопаться никак. Здесь ровно то же самое. Не зная, как прикопаться к транспарантам, наши дорогие епархиалы не стали мудрствовать лукаво и достали свою уже привычную формулировку. Отец Александр Пелин (глава ОВЦО. – А.М.), который, собственно, и взял на себя тяжелое послушание постить эту несусветную ерунду, сделал и нечто хорошее. Он упомянул “Имперский Легион”, указав на важнейшую с его точки зрения деталь. Легион не входит в Совет православных общественных объединений Санкт-Петербургской епархии. По задумке это должно было как-то негативно характеризовать Легион, но тут вопросы возникают скорее к совету епархии и священноначалию, которое вместо того, чтобы благословлять наших бойцов, пытается уличить их в “противоречии духу”».
В 2015 году диакон Павел Шульженок и священник Сергий Агафошин, служившие в красносельском храме Александра Невского, были запрещены в служении. Запрет – мера наказания, когда клирикам запрещают участвовать в богослужениях. Основанием для запрета стало «поведение, порочащее сан священнослужителя и вносящее соблазн в среду верующих». Незадолго до этого Шульженок стал героем Интернета: пользователи обсуждали его страницу «ВКонтакте», где фотографии из баров соседствовали с фотографиями из Донбасса в обнимку с вооруженными ополченцами. С тех пор там появилось еще больше фотографий из Донбасса, оружия, а также семейных путешествий с женой и детьми.

страница «Имперского легона» в vk.com

От Новороссии до Швеции

Тему Новороссии в РПЦ не любят еще больше, чем тему «Матильды», но по другим причинам: Украинская православная церковь входит в Московский патриархат, поэтому публичная поддержка сепаратистов может оттолкнуть украинских верующих и вызвать репрессии со стороны Киева. Осуждать же сепаратистов по понятным причинам тоже нельзя. Поэтому если снимки из кабаков диакону еще могли простить, то фото из Новороссии – нет. Отца Сергия, запрещенного вместе с отцом Павлом, уже простили – он служит в небольшой церкви в Приморском районе. Отца Павла – нет, и он, видимо, не сильно по этому поводу переживает.
«Имперский легион» действительно участвовал в боевых действиях. О формировании с таким названием есть сведения на украинских сайтах. Кроме того, он упоминался во время суда над тремя шведскими террористами, которые пытались у себя на родине совершить теракты против мигрантов. По версии следствия, террористы проходили подготовку на связанных с «Легионом» курсах «Партизан». Эти курсы существуют до сих пор – о них есть упоминание на странице «Легиона» в соцсетях. Правда, ни один из трех терактов, устроенных шведами, не удался – это может не лучшим образом характеризовать качество подготовки.

Два заветных слова: Новороссия и «Матильда»

Таким образом, «Имперский легион» с диаконом Шульженком, пройдя с транспарантами по Невскому прямо за строем архипастырей, напомнил им сразу о двух бедах: Новороссии и «Матильде». Строго говоря, это не так страшно: у нас в стране свобода, каждый волен иметь свое мнение и его выражать. Тем более что у патриархии есть много надежных союзников. Например, движение «Сорок сороков», объединяющее спортивную молодежь, которая не только участвует в церковных мероприятиях, но и обеспечивает их охрану. В нем, по собственным оценкам, более 10 000 участников, из которых около 100 – в Петербурге.
Однако проблема именно в том, что и «Сорок сороков», да и большинство верующих относятся к «Матильде» и Новороссии так же, как и «Имперский легион». Они ждут, что церковные иерархи скажут им то, что они хотят от них услышать. Но иерархи боятся. Значит, скорее рано, чем поздно, найдутся другие лидеры, которые не побоятся и скажут.
Конечно, они не заберут себе все те десятки миллионов формально православных граждан России, которых РПЦ числит своими прихожанами. Но они заберут самых активных. И станут силой, с которой иерархам РПЦ придется считаться.

Критика справа

Одновременно, кстати, растет недовольство деятельностью патриархата и со стороны клира. Впрочем, здесь явной угрозы нет. Благодаря существующей в церкви жесткой дисциплине, которой позавидует любая армия, бунты внутри практически исключены. Любая его попытка будет пресечена переводом священника в какой-нибудь отдаленный малодоходный приход, запретом в служении или выводе за штат, то есть увольнении. Для священников, которые не имеют другой, «гражданской» профессии, эта угроза более чем серьезна.
Однако те немногочисленные, кто находится вне юрисдикции РПЦ, возмущаются все громче и смущают умы остальных. Как правило, критика в адрес патриарха звучит не с либеральных, а с консервативных позиций: его обвиняют в «ереси экуменизма» и заигрывании с католиками. Ну и в неустройстве внутрицерковной жизни: всевластии епископов, бесправии простых попов, постоянных поборах и т.д.
В середине сентября, например, в Петербурге состоялось собрание православных священников, обвинивших Московскую патриархию в ереси. Под резолюцией стоит 14 фамилий, действующих священников петербургской епархии среди них нет.
Однако о том, что брожения умов есть и их становится все больше, могут свидетельствовать недавние слова патриарха Кирилла. «Если у кого-то еще остаются сомнения, нужно ли делать все то, о чем патриарх учит, – оставьте все сомнения! И строго исполняйте то, что я повелеваю! Потому что я не от своей мудрости говорю, а от мудрости всего епископата Русской православной церкви! Кто не согласен – на пенсию!» – заявил патриарх после службы в Новороссийске.
Сенсация, конечно, не а авторитаризме патриарха и не в безапелляционности формулировок. А в прямом нарушении канонов: патриарх не может командовать клириками чужой епархии, поскольку у них есть свой епископ (сам патриарх является епископом Москвы). Более того – это лишний аргумент для упреков в «папизме», хотя на самом деле и папа не имеет такой власти над чужими священниками. И если Кирилл произнес такие слова – значит, у него были на то веские поводы.
Антон МУХИН

Комментарии

Протоиерей Александр Пелин, председатель Отдела по взаимоотношениям церкви и общества СПб епархии

Протоиерей Александр Пелин:

– Организации типа «Имперского легиона» наносят ущерб церкви?
– Они не могут нанести ущерб церкви. Потому что никакого отношения к церкви они не имеют.
– Они же участвовали в крестном ходе.
– На крестный ход приглашались все верующие.
– Осторожная позиция РПЦ по Новороссии и «Матильде» расходятся с мнением значительного числа верующих. У вас нет опасений, что такие эксцессы, как были на крестном ходе, будут происходить в дальнейшем все чаще?
– С этими вопросами надо обращаться в Москву и спрашивать официальное мнение патриархии. Я не согласен, что позиции расходятся. Во многом они сходны. Другое дело, что кто-то пытается политизировать лозунги и использовать их в своих целях. Провокаторов всегда хватает. РПЦ не может ничего заявлять по Новороссии, потому что Украинская православная церковь хотя и является одним целым с Русской православной церковью, имеет автономию и полностью самостоятельна во всех своих вопросах. Фактически единственное ограничение их самостоятельности – решения украинского синода утверждается патриархом.
– Но верующие-то ждут от церкви реакции на эти волнующие их события.
– Верующие сами могут выступать с какими угодно высказываниями. Но требовать политических высказываний от церкви нельзя, потому что мы не политическая организация.

Диакон Павел Шульженок, фото с его странице vk.com

Диакон Павел Шульженок:

– Что такое «Имперский легион»?
– Это братство, возникшее на базе боевого подразделения, воевавшего на Донбассе. Есть курс «Партизан», инструктора в котором относятся к «Имперскому легиону». Но клуб «Партизан» существует сам по себе, и это не наш проект.
– С плакатами про «Матильду» шел «Имперский легион»?
– Один из плакатов взяли мы. Не мы их доставили на крестный ход, но с готовностью вызвались пронести.
– А кто доставил?
– Честно говоря, не могу вам сказать.
– Каков сейчас ваш статус в епархии?
– Я в штате Петербургской митрополии, но нахожусь в состоянии запрета, который был наложен на 3 месяца, до мая 2015 года, но не снят до сих пор. Он мотивирован политическими причинами, а политическая ситуация не поменялась. Чтобы его сняли, должна измениться политическая ситуация и ситуация в Новороссии.
– Вы там воевали?
– Нет. Я был в качестве капеллана. Небоевой единицей в боевом подразделении.
– Так за что именно вас запретили?
– За то, что я не исчез из информационного поля, продолжал освещать ситуацию на Донбассе и неоднократно туда ездил. Я как духовное лицо не должен был поддерживать ничью сторону. Моя позиция вызывала негодование у широких слоев украинского клира. Ситуация парадоксальная – и с той и с другой стороны фронта находятся бойцы, причисляющие себя к Русской православной церкви. Поэтому поддержать одних значило бы не поддержать других. Хотя, с моей точки зрения, украинская сторона ведет изначально неправедную, греховную войну. Мне хотелось бы, чтобы Украинская церковь пошла по пути исповедничества и отлучила от причастия их президента, членов правительства, не благословляла ВСУ на боевые действия.
– То есть киевский митрополит пожаловался на вас нашему?
– Я не могу сказать, какие лица участвовали в этом диалоге, но я точно создавал сложности между нашей епархией и украинской церковью.
– Когда вы несли плакат про «Матильду», к вам подходили люди из епархии, просили его убрать. Людей из движения «Сорок сороков» они не привлекали? У вас нет с ними конфликтов?
– Мне, и вообще ребятам из «Имперского легиона», «Сорок сороков» симпатичны. Мы рады видеть на крестном ходе и вообще церковных мероприятиях молодых крепких ребят. Церковь не должна быть представлена только бабушками. Конфликтов у нас нет и не могло быть.
– Вы вызываете раздражение у епархии, а «Сорок сороков» – близкая к епархии структура.
– «Сорок сороков» более осторожны и не участвовали ни в каких боевых действиях. Это люди, не похожие на экстремистов. А «Имперский легион» обладает реальным боевым опытом и вызывает, может быть, какое-то опасение. Я считаю, необоснованное. У нас разный имидж.
– Между вами нет противостояния?
– Мы и к епархии хорошо относимся. Мы понимаем все политические сложности, с которыми сталкиваются официальные духовные лица.
– Вы критично ее оцениваете.
– Да. Я критично отношусь к таким заявлениям, которые появились на их сайте после крестного хода. Но, в принципе, вы могли заметить определенную иронию. Я понимаю, в каком положении находится отец Александр Пелин, и думаю, что его личная позиция может сильно отличаться от того, что ему пришлось вывесить
– Есть другие организации, подобные «Имперскому легиону»?
– Вообще, мы – явление уникальное. Есть православные объединения. Есть боевые, вернее, уже ветеранские организации. Но других примеров, чтобы совмещались православное самосознание и боевой опыт на Донбассе, нет.
– Вы администратор группы «Имперского легиона» в «ВКонтакте». А в самой организации у вас есть должность?
– Я занимаю должность, если говорить языком старой советской школы, политрука. А по сути – идеолог.

Кстати

Епархия обвинила НОД в кощунственной провокации

Хотя транспаранты про «Матильду» по Невскому нес «Имперский легион», их изготовила скандально известная организация Национально-освободительное движение (НОД). И в епархии их действия однозначно расценили как провокацию.
Как рассказал «Городу 812» глава епархиального Отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Александр Пелин, представители местного НОДа обратились в епархию, с которой давно сотрудничают, с просьбой разрешить им провести внутри общего крестного хода свой собственный. Выражаясь церковным языком, им ответили, что это дело «не благословляется»: в крестном ходе можно идти только в общей колонне безо всяких плакатов.
«Тогда они в своих тайных переписках, скриншоты которых у меня есть, стали писать, что петербургская епархия является пятой колонной, – это буквальный текст, – рассказал “Городу 812” о. Александр Пелин. – Договорились тайно пронести на крестный ход свои материалы и икону, написанную по старообрядческим канонам (я так и не понял, про какую икону шла речь: та, которую несли казаки, была самой обычной). “Когда мы пойдем, мы совершим то, что хотим, развернем то, что нам нужно”, – писали друг другу нодовцы. На крестном ходе они пытались распространять свои газеты. Я попросил их убрать. Это не возымело действия. Ну что за люди? Как с ними работать? Такие люди нам не нужны!»
В заявлении ОВЦО про «несанкционированную акцию» вместе с «Имперским легионом» досталось и НОДу: «В связи с тем, что петербургское отделение НОД заняло явную антицерковную позицию, граничащую с кощунством, Отдел по взаимоотношениям Церкви и общества СПб епархии категорически не рекомендует представителям православной общественности взаимодействовать с этой общественной организацией».