Как прокуратура надзирала за Вислым, директором РНБ

30 октября 2017 года мне, наконец, удалось ознакомиться с надзорным производством Прокуратуры Санкт-Петербурга, касающимся расследования, проведенного прокуратурой Центрального района в связи с тем, что 28 марта 2017 года в читальных залах РНБ прошел банковский корпоратив.

Представление прокуратуры Вислому

Я добивался знакомства с надзорным производством с 22 сентября 2017 года – и вот ознакомился. Результаты изучения такие.

Ничего принципиально нового материалы надзорного производства не содержат. Переписка с Министерством культуры РФ вообще лишена всякого смысла.

Стоит ознакомиться с представлением прокуратуры Центрального района, которое было направлено генеральному директору РНБ Вислому 14 мая 2017 года.

Переписка прокуратур.

К нему прилагаю письмо А.М.Гриманова из Прокуратуры

СПб в прокуратуру Центрального района от 28 августа

2017 с запросом на этот документ и сопроводительное письмо из прокуратуры Центрального района обратно Гриманову в Прокуратуру СПб от 30 августа 2017. Туда — сюда, туда — сюда, сунь — вынь.

Реакция Вислого на представление прокуратуры последовала 21 июня 2017 года в виде письма «О рассмотрении представления» прокурору Центрального района. Вислый отрапортовал, что все нарушения устранены.

«Выставки и иные культурно-массовые мероприятия в ФГБУ РНБ в санитарные дни не проводятся».

Напомню, что 11 сентября 2017 г. в Новом здании РНБ был специально объявлен санитарный день, чтобы вечером провести фуршет для бизнес-партнеров Вислого. То есть через два с половиной месяца Вислый нарушил обещание, которое дал прокурору Центрального района. В общем, нагло наврал…

Приказ Вислого

Копия этого письма была направлена юристу 1 класса А.М. Гриманову в прокуратуру города 30.08.2017.

Ответ Вислого прокуратуре

К своему письму директор Вислый приложил приказ № 777-к от 21.06.2017 об объявлении замечания Тихоновой Е.В., заместителю Вислого. Он ей приказал проводить корпоратив, а потом ее же и наказал, когда в дело вмешалась прокуратура. Наложил на Тихонову. Так сказать, «и за борт ее бросает в набежавшую волну».

Я спросил в прокуратуре: а почему Вислый сам себе не объявил замечание?

— Нет, — сказали мне, — сам себе он не имеет права, это должно сделать министерство.

— А почему же вы не потребовали этого от министерства? Ведь идиотизм получается!

— А мы не имеем права адресовать представления министерству, это имеет право делать только Генеральная прокуратура.

Музей прокуратуры Санкт-Петербурга

К вопросу о результатах. Во дворе здания городской прокуратуры стоит их служебный автотранспорт – и на всех номерах этих Ford’иков три одинаковые буквы «ОКО».

Поэтому я вспомнил сказку М.Е. Салтыкова-Щедрина «Недреманное око» (1885): «В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Прокурор, и было у него два ока: одно — дреманное, а другое — недреманное. Дреманным оком он ровно ничего не видел, а недреманным видел пустяки».

Михаил Золотоносов