Как Смольный обидел блокадника-бизнесмена

Который обидел блокадников-гаражников

Гендиректор компании «Строительный трест» Евгений Резвов написал письмо губернатору. Не как бизнесмен, а как блокадник. Пишет, что юбилей снятия блокады Ленинграда отметили, а теперь хорошо бы снять блокаду и с его компании — перестать волокитить согласование строительства жилого комплекса в Купчино.

Если разобраться — то блокаду «Строительного треста» сам Полтавченко и организовал. Хотя до этой неполиткорректной мысли Евгений Резвов не доходит. Но тут письмо дошло до жителей Купчино, где этот жилой комплекс собираются строить. И они тоже высказались по поводу блокады.

В общем, зря «Строительный трест» все это затеял.

«Обращаюсь к Вам не только как руководитель крупного предприятия, но и как житель блокадного Ленинграда, — пишет Евгений Резвов Георгию Полтавченко. — На днях праздновали годовщину освобождения нашего любимого города от блокады. Великий праздник! Но теперь нам нужна Ваша помощь в прорыве другого кольца блокады. Почти год, месяц за месяцем, чиновники Смольного (КИО, комиссия по землепользованию) блокируют наши попытки начать крупный проект».

Речь идет о старой скандальной истории — с 2009 года «Строительный трест» собирался строить жилой комплекс на проспекте Тореза, купил находившийся там велотрек, снес его и уже хотел приступать к строительству. Но тут взбунтовались жители соседних домов. Они дошли до губернатора с тезисом, что строить дом на месте спортивного объекта неправильно. Смольный согласился и в 2016 году предоставил «Строительному тресту» взамен участка на Тореза участок на Малой Бухарестской улице.

«Новый участок имел серьезное обременение: на нем находились 2100 гаражей. В течение 2017-го мы провели масштабную работу, чтобы освободить участок: за счет собственных средств мы выкупили у собственников их гаражи», — рассказывает Евгений Резвов. Вся необходимая проектная документация «Строительным трестом» была подготовлена, однако город ее не утверждал, более того — «началась торговля». У компании просили то построить детский сад, то расселить гаражи под ним, то расселить еще какие-то гаражи. Строители соглашались на все — но тем не менее согласования так и не получили до сих пор. Теперь документы зависли в Комитете имущественных отношений.

«Мы попали в бюрократическую блокаду. Потеряно девять лет, заморожены огромные средства, город недополучает налоги… — жалуется автор письма, — Уважаемый Георгий Сергеевич! Я родился 80 лет назад, меня вывезли из города в 1944 году после блокады. У мамы к тому времени нас осталось трое. Говорят, у «блокадных» детей какие-то особые гены и повышенная жизнестойкость. Но их не хватает для того,чтобы пробить стену чиновничьего равнодушия. Мы просим Вас вмешаться».

Эмоциональный тон письма, апеллирования к самым сокровенным страницам нашей истории никого не могли оставить равнодушным. В том числе — тех, кто помнит, как «Строительный трест» выселял  владельцев гаражей.

«Работа действительно была масштабной, — пишет издание «Новости Купчино» , цитируя письмо Резвова, где говорится о масштабной работе, проделанной компанией по расчистке участка, —  происходила она так: сперва у входа в кооператив появилось объявление, уведомляющее владельцев гаражей, что они в кратчайший срок должны освободить территорию… Чтобы ускорить процесс выкупа, представители компании звонили людям домой, угрожали, не пускали их к своим машинам, пока они не подпишут документ о продаже». За гараж сначала хотели платить по 7-9 тысяч рублей, потом подняли стоимость до  40-50 тысяч.

Владельцы гаражей протестовали, писали письма во все инстанции, записывали видеообращения. Среди них тоже были блокадники.

«И вот мы стали старые. Мы не нужны. О нас вспоминают перед выборами и обещают всякие блага. А теперь нас продали. «Строительный Трест» нанял чоповцев, которые пытаются запугать гаражников,  они угрожают разрушением имущества и гаражей, создавая ненормальные условия для работы. Поэтому мы вышли на улицу чтобы выразить свой протест против произвола властей и олигархов», — приводят «Новости Купчино» слова выступления на митинге гаражников жительницы блокадного Ленинрада Галины Малиновской.

Какой вывод можно сделать из этой истории? Только один. Смольный всегда обижает блокадников. Сначала обижает блокадников-гаражников, отдавая блокаднику Резвову землю под их гаражами. А потом — блокадника Резвова, не позволяя ему строить жилой комплекс на расчищенной территории. И если гены и жизнестойкость  блокадников-гаражников не смягчили сердца чиновников, то могут ли смягчить их гены и жизнестойкость одного блокадника-бизнесмена?

Антон Мухин