Как советские женщины впервые массово вступили в связи с иностранцами

Чемпионат мира по футболу вызвал в России споры о любви и на низком, и на высоком уровне. Депутат Госдумы Плетнева призвала россиянок не вступать в связи с иностранными болельщиками. Но они не послушались — фан-зоны заполнены российскими девушками. Мобильные операторы сообщают, что трафик использования приложений для знакомств вырос многократно.

Как наши женщины впервые массово вступили в связи с иностранными гостями и к чему это привело? – «Город 812» вспоминает историю VI Всемирного молодежного фестиваля, после которого в СССР  начали рождаться цветные детишки.

 

За дело мира

В 1957 году в Москве открылся VI Всемирный молодежный фестиваль под лозунгом «За мир и дружбу». Советские юноши и девушки быстро перековали этот лозунг в другой: «За мир, дружбу и любовь». После чего в СССР впервые начали массово рождаться цветные младенцы. Их так и называли – «дети фестиваля».

Тогда в столицу разом съехались более 30 тысяч зарубежных гостей из 131 страны мира. Такого количества иностранцев в СССР еще не бывало. Большинство советских граждан до того момента «живьем» их почти не видели, поэтому каждому хотелось познакомиться с ними поближе. Зачастую эта близость перерастала в нечто большее, чем дружеское общение. Атмосфера праздника и внезапной свободы приводили к  стремительным романам, чему весьма способствовали жаркая погода и свободно продававшийся алкоголь. По воспоминаниям современников, в СССР в те дни произошла настоящая сексуальная революция.

«Молодые люди и особенно девушки как будто сорвались с цепи. Пуританское советское общество стало вдруг свидетелем таких событий, которых не ожидал никто…К ночи, когда темнело, толпы девиц со всех концов Москвы пробирались к тем местам, где проживали иностранные делегации. Это были различные студенческие общежития и гостиницы, находившиеся на окраинах города. Одним из таких типичных мест был гостиничный комплекс “Турист”, построенный за ВДНХ. В то время это был край Москвы, так как дальше жилых домов еще не было, а шли колхозные поля. В гостиничные корпуса советским девушкам прорваться было невозможно, так как все было оцеплено профессионалами-чекистами и любителями-дружинниками. Но запретить иностранным гостям выходить за пределы гостиниц никто не мог. Поэтому массовые знакомства между приезжими парнями и поджидавшими их местными девушками возникали вокруг гостиниц. События развивались с максимальной скоростью. Никаких ухаживаний, никакого ложного кокетства. Только что образовавшиеся парочки скорее удалялись подальше от зданий, в темноту, в поля, в кусты, точно зная, чем они немедленно займутся. Особенно далеко они не отходили, поэтому пространство вокруг гостиниц было заполнено довольно плотно, парочки располагались не так уж далеко друг от друга, но в темноте это не имело значения. Любовных пар было превеликое множество. Образ загадочной, стеснительной и целомудренной русской девушки-комсомолки не то чтобы рухнул, а скорее обогатился какой-то новой, неожиданной чертой – безрассудным, отчаянным распутством», – вспоминает жаркие дни фестиваля джазмен и писатель  Алексей Козлов в автобиографическом  романе «Козел на саксе».

Обычным москвичам поначалу не запрещали общаться с иностранцами. Но видя, к чему приводит столь тесная дружба, власти быстро спохватились. В вузах и на предприятиях стали проводить беседы с молодежью, строго-настрого  предупреждая: ни с кем не знакомиться, разговоров не вести, своего адреса не сообщать. Потому что  иностранцы, мол, неизвестно какими болезнями болеют. И заразиться от них можно даже при разговоре или если руку пожмешь.

Но с иностранцами подобных бесед никто не проводил. Делегаты из дружественных развивающихся стран, особенно в состоянии подшофе, откровенно приставали к девушкам. А наши девушки боялись обидеть их отказом. Ведь в глазах комсомолок и спортсменок все они были героями – так как сражались за свободу и независимость в своих странах и даже погибали там за дело мира.

 

Прожектор света и добра

Милиция, КГБ и партийно-комсомольские структуры пытались бороться с чуждым советскому человеку развратом. На фестиваль из регионов было прислано подкрепление – сотни молодых сотрудников госбезопасности, которые внедрялись в молодежную среду для предотвращения нежелательных контактов (не только интимных)  с заграничными гостями. Но за тридцатью тысячами иностранцев и сотнями тысяч москвичей уследить было невозможно. Очевидцы вспоминают, что вблизи мест проживания иностранных гостей были организованы летучие «отряды нравственности», которые боролись с развратом весьма оригинальным способом. Дружинники ездили на грузовиках и были вооружены мощными лампами, а также  армейскими машинками для стрижки волос. С наступлением темноты грузовики выезжали в поля и лесочки вблизи интуристовских гостиниц. Включали прожекторы. С попавшими в луч «света и добра» полуодетыми парочками поступали просто: иностранцев прогоняли в гостиницу, а у наших – как правило, это были девушки – выстригали на макушке «просеку». Развратнице потом долго (пока не отрастут волосы) приходилось скрывать свой позор под платком.

Слухи об оргиях вблизи интуристовских гостиниц быстро распространялись по Москве. И многие уже специально приезжали к гостиницам, чтобы просто посмотреть на невиданное зрелище.

Как пикантный анекдот фестиваля в кухонных разговорах передавали из уст в уста  историю о голых эфиопах. Наряд милиции ночью задержал  в кустах группу пьяных в стельку мужчин – белых и черных. Белые были наши, советские. Черные – делегаты из Эфиопии. Последние были без одежды. У милиционеров волосы встали дыбом: чем это наши занимаются с африканцами?! Оказалось, ребята хотели узнать: негры – полностью черного цвета?

 

Дружба с последствиями

В результате близкой дружбы народов после Всемирного фестиваля молодежи в СССР начали рождаться метисы. По некоторым данным, в Москве в 1958 году появился на свет 531 темнокожий ребенок. Но сколько их было на самом деле, подсчитать невозможно, так как в документах указывалась национальность, но не цвет кожи младенцев. А матери часто даже и не знали национальность своих иностранных возлюбленных.

Ходили слухи, что цветных детей вместе с матерями высылали на 101-й километр или еще дальше – в Вологодскую область. От многих «шоколадных» младенцев матери отказывались, и тех якобы отправляли в специализированный интернациональный детский дом.

Однако большинство исследователей, пытавшихся изучать феномен «детей фестиваля», считают, что это – не более чем легенда. Не могло после кратких двух недель фестиваля родиться даже полтысячи, не говоря уже о тысячах, цветных детей.

Они стали появляться на свет позже. После того как в СССР в 1960 году открылся Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы и в страну начали массово приезжать на учебу африканцы. Одновременно в стране начался рост венерических заболеваний.

Всего в СССР, по данным  Института Африки РАН, побывали порядка 70 тысяч африканцев, оставивших за весь период помощи Советского Союза черному континенту  около 25 тысяч своих детей.

Елена Роткевич