Как я ходила на собрание анонимных наркоманов

Про анонимных алкоголиков слышали все – про анонимных наркоманов меньше. В Петербурге действуют сообщества и тех и других. Все они основаны на учении «12 шагов» американца Билла Уилсона. С одной стороны, эффективность сообществ признают многие. С другой – критики называют эти сообщества сектой. Я пошла на собрание анонимных наркоманов.

Откуда пошли анонимные алкоголики

Американский брокер Билл Уилсон (1895–1971) основал общество анонимных алкоголиков в 1935 году. До этого у Уилсона были большие проблемы с алкоголем. Его ежедневной нормой были две-три бутылки джина. В 1934 году врач признал его неизлечимым алкоголиком, Уилсон решил взять  себя  в руки.

Уилсон не пил пять месяцев, затем опять сорвался. А потом его осенило, что он может заменить стакан виски разговором, важно лишь, чтобы его собеседником тоже был алкоголик. В итоге возникла идея создать общество алкоголиков.

Суть ее проста: только алкоголики способны помочь друг другу. «Меня зовут Билл Уилсон, и я алкоголик», – такими словами теперь Уилсон встречал гостей.

В 1937 году Джон Рокфеллер-младший пожертвовал «Анонимным алкоголикам» $ 5 тысяч. Часть этих денег пошла на издание книг «Анонимные алкоголики» и «12 шагов».

По Уилсону, успех лечения алкоголика зависит от трех обстоятельств. Во-первых, желающий излечиться должен признать, что он алкоголик. Уже сам факт, что он пришел на собрание АА, доказывает это. Во-вторых,  он должен признать, что он болен. Другие версии исключаются. В-третьих, пришедший в общество алкоголик должен признать, что главная отрицательная черта его характера – эгоизм и замкнутость на себе. Ее необходимо преодолеть.

Численность общества «Анонимные алкоголики» быстро росла. Уилсон без устали проповедовал. Затем он открыл филиалы «Анонимных алкоголиков» в Латинской Америке и Европе. В 1951-м «Анонимным алкоголикам» была присуждена премия Американской ассоциации гражданского здоровья.

Сегодня более 2 млн человек в 150 странах состоят в «Анонимных алкоголиках». Члены организации признают себя алкоголиками и рассказывают друг другу свои истории. Вход на собрания бесплатный. Благотворительные взносы приветствуются.

«Анонимные алкоголики» приобрели такую популярность, что затем появились анонимные наркоманы, анонимные игроки, анонимные жертвы насилия.

Хотя Уилсон бросил пить, заядлым курильщиком он оставался до самой смерти.

 

Сколько анонимных наркоманов в Петербурге

В Петербурге примерно 1200 человек посещает группы сообщества «Анонимные наркоманы», в которых собираются выздоравливающие по программе «12 шагов». В городе действует 25 таких групп, еще 8 – в Ленинградской области.

На Васильевский остров на собрание группы анонимных наркоманов «Кирпичи» я пришла вовремя. По дороге ругала себя: зачем решила идти туда в субботу вечером? Никто там не соберется – кто в выходной день туда пойдет? Я ошибалась: мне досталось последнее сидячее место в зале человек на шестьдесят. Опоздавшие стояли.

Общество собралось довольно пестрое – и по возрасту, и, так сказать, по классовому составу. Вот мужчина абсолютно ужасающего вида – настоящий живой труп. Вот хорошенькая девушка с ямочками на щеках что-то шепчет своей соседке. У девочки с ямочками вместо зубов – черные обломки. Вот парень вполне приличного вида – хорошо одетый. Вот женщина лет тридцати пяти в дорогой кожаной куртке…

Мужчин большинство – процентов семьдесят.

Начинается собрание. Ведущая – эту роль участники группы берут на себя по очереди – зачитывает программу «Двенадцать шагов».

Для меня эти шаги мало чем отличаются друг от друга.

Потом предлагают темы для обсуждения. Их записывают на доске:

— Что мешает выздоравливать.

— Как помочь другим.

— Что радует…

Затем ведущая дает слово тем, кто поднимает руку. Речи говорящих не всегда соответствуют заявленным темам. Девушка, которую я никогда бы не приняла за наркоманку, рассказывает: на субботний вечер у нее были другие планы. Но она почувствовала такую тягу к наркотику, что вот она здесь. Плачет.

Мужчина ужасающего вида жалуется на проблемы с устройством личной жизни.

Молодой человек сетует на то, что не знает, как будет искать работу после того как будет чувствовать себя лучше. Меня с детства учили: решай проблемы по мере поступления…

Но тут никто не комментирует. Тут слушают.

Перед началом рассказа они называют себя:

– Я Леша, я наркоман, стаж трезвости пять лет чистого времени…

– Я Катя, я наркоманка, стаж трезвости шестьдесят восемь дней чистого времени…

– Я Андрей, я наркоман, чистый с позавчерашнего дня…

После упоминания сроков трезвости группа аплодирует. Собрание длится около часа. Потом по кругу пускают шапку. Большинство кидает в нее мелочь. В конце все становятся в круг, обнимают друг друга за плечи и произносят молитву:

– Боже, дай мне разум принять то, что я не в силах изменить, мужество – изменить то, что могу, и мудрость – отличить одно от другого.

Меня с двух сторон обнимают незнакомые мужчины.

Потом все расходятся через темный двор…

Анатолию тридцать пять. Говорит, что по профессии он художник.

– Начиналось так: лет в 14 я начал пить. Потом курить травку. Года с 1995-го я перешел на инъекции наркотика. У меня появились знакомые художники: мне казалось, я влился в круг богемы… С 1998 года жил в подвале: родители выгнали меня, не вынеся моих художеств. Потом знакомая привела меня на собрание группы анонимных наркоманов. Там я испугался: был потрясен таким количеством собравшихся вместе трезвых людей. Решил: это секта. Когда в конце встречи все встали в круг и обнялись, убежал. Я тогда не понял еще одной вещи: многие мои собратья по несчастью улыбались и выглядели более-менее довольными жизнью (один из симптомов наркомании – невозможность радоваться простым вещам.  – М. К.). В следующий раз я пришел на собрание группы еще через два года. Я просто не знал, куда податься. С 2005 года я в сообществе. Я уверен: это единственное, что мне помогает. Все мои друзья – также отсюда.

Виктор сегодня занимается психотерапией химически зависимых. Он известная личность в сообществе анонимных наркоманов. Виктору шестой десяток. Он без запинки называет свое «чистое время»:

– Двадцать три года, девять месяцев и двадцать три дня.

Виктор рассказывает:

– Первое сообщество анонимных наркоманов появилось в США в 1953 году. Алкоголики начали собираться за океаном раньше – еще в 1930-е. Первое собрание анонимных наркоманов в Петербурге состоялось в 1990 году. Поначалу мы собирались вместе с алкоголиками. Потом алкоголики прогнали наркоманов: алкоголики чаще пребывают в более приличном виде и адекватном состоянии, чем наркоманы. Так мы стали собираться отдельно. Появилась первая группа.  Лет пять нас было пять-семь человек. Я ходил регулярно: мне не хотелось умирать, а группа мне в этом помогала… Молва о сообществе распространялась. Постепенно нас становилось больше… Почему группа помогает? Главная ее функция – улучшение эмоционального фона, и за счет этого – повышение качества жизни. Здесь человек, который хочет помочь себе, видит, что избавление от зависимости возможно. Он наблюдает успешные примеры выздоровления других людей. Он может найти себе так называемого спонсора – человека с большим стажем «чистого времени», к которому всегда можно обратиться за советом. Даже тем, кто давно завязал с наркотиками, рекомендуется посещать собрания группы раза два в неделю. А для первых месяцев без «дури» есть правило: «Девяносто дней – девяносто собраний».

Спрашиваю у Виктора:

– Наркоманы знают друг друга по фамилиям. Общаются в социальных сетях. Значит, анонимность – фикция? Вообще, зачем она нужна?

– Во-первых, чтоб не пользовались «маркой» сообщества в своих целях – деловых, к примеру. Мы ведь – духовная, не религиозная и не коммерческая организация. Во-вторых, анонимность предостерегает от демонстрации социального статуса. Тут ведь разные люди попадаются. Тут главное – принципы, а не личности.

О том, какой процент наркоманов добивается пожизненной ремиссии, судить трудно: бывают срывы и после тридцати лет воздержания. Но самые большие оптимисты не называют цифру выше 70%.

 

Что об анонимных наркоманах думают наркологи

Сергей Белогуров, врач-нарколог:

— Место нарколога со стандартной квалификацией в цикле лечения наркомана – решение биологических проблем. Верно провести процедуру детокса – очищения организма от вредных веществ, появившихся вследствие употребления наркотиков. Говоря проще, сделать так, чтобы период отказа от психически активных веществ прошел легче. Но наркомания – болезнь четырех сфер: не только биологической, но и духовной, и психологической, и социальной.

Группа – ведущее средство преодоления зависимостей. В ней человек видит себя, как в зеркале. Она показывает положительные примеры. Она дает надежду, поддерживает, помогает. Здесь наркоман заново учится строить отношения с людьми. Только группа может вдохнуть в жизнь больного смысл, содержание. Ведь проблема наркомана – именно неумение организовывать для себя полноценную, интересную жизнь без химически активных веществ.

 

За что ругают «Анонимных алкоголиков/наркоманов»

 

Петербургский врач-психиатр Виталий  Осипчук исследовал некоторые психологические особенности участников движения «Анонимные алкоголики»/«Анонимные наркоманы». В частности, пришел к таким выводам:

«Очевидно, что программа «12 шагов» нацелена на значительные, радикальные изменения личности зависимого человека. За годы существования программа «12 шагов» доказала свою эффективность как инструмент целенаправленных изменений в личности химически зависимого человека.

Существуют неоднозначные оценки как самой программы «12 шагов», так и тех изменений, которые происходят с людьми, долгое время работающими по программе. В чем же дело? Ведь достигается безусловно положительный эффект – человек прекращает употребление алкоголя или наркотиков, порывает с криминальной средой, перестает наносить вред себе самому и окружающим людям. Попробуем рассмотреть некоторые из психологических особенностей, которые характеризует человека, строящего себя самого и свою жизнь в соответствии с программой «12 шагов».

У алкоголика или наркомана достаточно быстро происходит разделение человеческого общества на своих и чужих – употребляющих и не употребляющих. В дальнейшем психологическое обособление усугубляется, формируется уверенность, что здоровый человек в принципе не способен понять переживаний наркомана или алкоголика, а значит, не может ничем ему помочь.

От участников программы часто можно услышать, что без «12 шагов» невозможно в течение длительного времени оставаться трезвым, и если участник группы прекратил посещения, то вскоре обязательно вернется к употреблению наркотиков или алкоголя. То есть программа, по их мнению, представляет собой единственное спасение от употребления наркотиков и/или алкоголя. Естественно, что при наличии подобных установок, любая критика программы воспринимается как враждебный выпад и отвергается».

 

Мария Конюкова