Как я пыталась стать муниципальным депутатом от оппозиции

К чему приводит «борьба с Единой Россией» на местных выборах под руководством популистов. Московский опыт.

 

В Санкт-Петербурге набирает ход кампания столичного оппозиционера Алексея Навального, цель которой – избрать в сентябре текущего года 1500  честных (эффективных, умных и т.д., выбирайте по желанию) муниципальных депутатов.

Что же это за инициатива такая, а точнее, что можно о ней сказать на основе уже имеющегося аналогичного московского опыта?

Итак, муниципальные выборы 2017 год в городе Москва. Я в них участвовала, баллотировалась в Гагаринское МО. Поделюсь с вами очень кратко воспоминаниями как «ветеран» боев за Москву, — именно так это организаторами оппозиционного избирательного блока и преподносилось.

Кампания, напомню, была организована скандально известным и не единожды пытавшимся возглавить московское отделение партии Яблоко  Максимом Кацем (выступавшим в роли идеолога) и Дмитрием Гудковым (стремившимся в ту пору за счет организации местной избирательной кампании нарастить свой политического вес).

Я узнала о «большой оппозиционной затее» в марте 2017 года, и мне, как человеку неопытному в политических делах, показалось, что это интересный способ попытаться повлиять на положение дел в городе. Некоторое время я размышляла, и вот, в мае, присоединилась к кампании.

Цель у Каца-Гудкова была та же, что и сегодня в Петербурге у Навального: 1500 кандидатов – не единороссов – в депутаты! Правда, собрать полторы тысячи оппозиционных штыков так и не удалось, кроме того, далеко не все кандидаты оказались способными вести предвыборную борьбу, но не буду ко всему этому придираться…

Желающим предлагалось выбрать район и вариант выдвижения от различных партий, с которыми у организаторов блока (условно его называли «Кац-Гудков») была достигнута договоренность, а дальше выдвижение уже шло непосредственно от партии. Если память не изменяет, мне предлагали баллотироваться от КПРФ, СПС, Парнаса, ЛДПР, Справедливой России и Яблока. В общем, от всего, чего угодно, кроме Единой России. К слову, большую часть кандидатов составили яблочники: около 700 человек.

К числу сильных сторон кампании стоило отнести то, что в её рамках была организованна юридическая поддержка (очень важная вещь, учитывая многочисленные законодательные препоны на пути свободной политической активности). В целом, кампания проводилась по всем законам современного политтехнологического жанра. В подготовке кандидатов участвовал российско-немецко-американский политтехнолог Виталий Шкляров, член предвыборного штаба Берни Сандерса на выборах президента США. Замечательно, мечта любого демократа!..

Правда, очень скоро выползли и подводные камни. Район, по которому я собиралась выдвинуться, оказался кому-то уже «обещан», в итоге мне пришлось воспользоваться опцией самовыдвижения самостоятельно, что было не так-то просто. Избирательные комиссии жестко стояли по принципу «врешь, не пройдешь».

Но дальше началось то, что показалось мне удручающим. На моих глазах из кампании стали уходить один за другим настоящие активисты своих районов, люди, которые активно ратовали именно за местные нужды – за порядок и красоту района, за благоустройство, вывоз мусора, реагировали на жалобы жильцов относительно уплотнительной застройки и капремонта etc. Очень многие из них пали жертвой так называемой разнарядки Каца.  Вкратце: им не под запись объяснялось, что они должны покинуть блок, ибо неспособны к подчинению лидерам. И этих кандидатов в итоге вычёркивали.

Насколько я смогла понять, цель Каца и других лидеров блока заключалась не в том, чтобы создать эффективные органы местной власти, заботящиеся, в первую очередь, о местных проблемах. Цель была другой: создать из МСУ эффективный партийно ангажированный «оппозиционный» муниципальный фильтр, который был бы лоялен кандидатам от оппозиции на мэрских выборах.

Что же в итоге? При том, что общее число депутатов в Москве в 2017 году (по сравнению с 2012 годом) возросло примерно на 40%, произошли и некоторые структурные изменения в составе депутатского корпуса.  Заметно сократилось число прошедших самовыдвиженцев. Резко обвалились Справедливая Россия, КПРФ и ЛДПР – со 125-ти до 10-ти, с 204-х до 43-х и с 24-х до 4-х мест соответственно. Заметного роста добилось курируемое Кацем Яблоко: с 25 до 176-ти.

Но главной сенсацией стало то, что Единая Россия в очередной раз не просто победила, но набрала даже больше мандатов, чем в 2012 году: 1194 вместо 592-х, тем самым, как нетрудно заметить, существенно нарастив свой общий процентный вес.

Думаю, секрет успеха Единой России объяснялся просто: местный избиратель хотел голосовать не за «больших политиков», а за тех, кто казался  избирателям  максимально способным решить местные проблемы. После того, как лидерами оппозиционного блока были искусственно «выбиты» многие муниципальные активисты, наиболее похожими на «крепких хозяйственников» оказались единороссы, тем более, что они всегда могли убедить избирателя в своей способности решить любой вопрос на городском уровне, используя свои вертикальные связи.

Вот и весь итог «битвы за Москву». Никаких эффективных «оппозиционно-муниципальных» фильтров создать не удалось, зато многие «слишком строптивые» самовыдвиженцы, которые стремились не к большой политической борьбе, а к работе на благо конкретных территорий, и которые – именно в силу своей «аполитичности» – могли переиграть единороссов на местных выборах, но которые, однако, не устраивали руководителей оппозиционного блока, так и не сумели стать депутатами. В их числе и я.

Одним словом, главным победителем и бенефициаром оказались Единая Россия и будущий кандидат в мэры Москвы – он же действующий мэр Сергей Собянин. Дмитрий Гудков в дальнейшем так и не смог пройти муниципальный фильтр и стать кандидатом на мэрских выборах г. Москвы.

В Петербурге, конечно, ситуация несколько иная. Здесь Яблоко обладает выраженной партийной автономией и потому подталкивать федеральное руководство Яблока к тому, чтобы командировать на берега Невы Каца, который бы в очередной раз (умышленно или по глупости – не так важно) повторил бы московский оппозиционный «автогол», — вероятно, кремлевские политтехнологи не стали.

Решили зайти вообще не с яблочной (слишком строптивой в Петербурге) стороны. И вот в город на Неве с идеей «битвы за Петербург» при помощи армии из «1500 умных и честных» прибыл Навальный, не имеющий с Яблоком ничего общего.

Но стоит, наверное, вспомнить, что на мэрских выборах Собянина в 2013 году именно Навальный был таким же точно спарринг-партнером, каким на муниципальных выборах в Москве (повторяю, сознательно или по глупости – значения не имеет) оказался Кац. Усилиями именно этих двух политиков Единая Россия и Собянин – в ходе «жесткой и самоотверженной борьбы оппозиционеров» – стали более легитимными в глазах московских избирателей и лишь упрочили свои позиции на всех этажах городской власти.

Луиза Акиева, экономист, кандидат в депутаты МО Гагаринский в 2017 году

 

P.S. По некоторым сведениям, Максим Кац всё же спешит в Петербург, чтобы помочь городу с организацией предвыборной кампании. Правда, пока трудно сказать, как это состыкуется с уже объявленной Навальным кампанией. Возможно, случится тендер: «Кто надежней провалит муниципальные выборы в СПб».