Ирина Бондаренко

Ни в коем случае нельзя говорить: кус мир ин тохас

А я считаю, жить надо так, чтобы тебя знали все окрестные продавцы. В магазине по соседству обычно покупаю сигареты, беру всегда пять пачек и заодно с продавщицей болтаю.

Она показывает мне в телефоне фотографии дома, который ее семья строит где-то в Средней Азии. Продавщица посылает большую часть заработков родне, а когда дом будет готов, она вернется на родину. И тоже будет жить не в съемной комнате у Сенной, а в собственном доме. Уже готов цокольный этаж с гаражом.

Был случай, когда мне на пять пачек не хватило. Только на три. Но она все равно дала пять, а за остальные, говорит, в следующий раз.

И вот недавно собралась ко мне подруга Светка. «Светка, – прошу, – купи заодно по дороге от метро сигарет». Приходит она по моей наводке в магазин, покупает пять пачек сигарет и шоколадку. А продавщица ей игриво советует: «Надо к шоколадке взять бутылочку вина». Светка отвечает, что я, мол, к подруге иду, и вина не нужно, потому что у нее грипп.

«К подруге?» – выпрямляется за прилавком продавщица и отнимает у Светки пакет. «Так вы ж ей не те сигареты взяли! Ей нужно в серо-голубой пачке, – укоризненно говорит она, – а вы взяли в синей!»

«Ну ты даешь!» –  сказала Светка, выкладывая на стол покупки. А я вдруг вспомнила рассказы про бабушку, которая, говорят, тоже любила беседовать с мясниками, селедочниками, обувщиками и продавцами газированной воды. Однажды знакомый обувщик очень удачно починил ей любимые туфли. И она пошла к своей подруге Иде, которая жила во втором дворе. «Ида, – сказала бабушка, – научи меня, как по-еврейски сказать “спасибо”». «Зачем тебе?» – удивилась Ида. «Хочу поблагодарить обувщика на его родном языке, ему будет приятно». «Тогда скажи ему: “кус мир ин тохас”», – сказала коварная Ида наивной бабушке.

Бабушка потренировалась немного дома, а потом заглянула к обувщику и, одарив ослепительной улыбкой, произнесла. Обувщик сначала покраснел, потом побледнел, треснул гвоздодером по прилавку, порвал пару кожаных стелек, и только потом спросил с укором: «Кто вас научил такой гадости?»

Бабушка долго сердилась на Иду за ее «поцелуй меня в зад», но потом отошла. А Светка вот теперь все время меня спрашивает: «Нет, ну как она догадалась, что я к тебе иду?!»

Ирина Бондаренко