Кража книг из библиотеки Фридланда все еще не раскрыта

В январе этого года в букинистическом магазине на Торфяной дороге, 2, корп. 5 были обнаружены две книги со штампами «Библиотеки Л.Ф.Фридланда». Книги из этой библиотеки должны храниться в Институте восточных рукописей РАН. Но почему-то оказались в продаже. Я заподозрил неладное и написал заявление в прокуратуру.


И вот мне пришел ответ, подписанный начальником 78-го отдела полиции УМВД Центрального района подполковником полиции А.А.Котовцом, который я публикую ниже, а сначала небольшой комментарий к нему.
Итак, 20 марта 2018 года я написал заявление в прокуратуру Центрального района, которое касалось Института восточных рукописей РАН. Четвертой из пяти причин своего обращения я назвал обнаружение 16.01.2018 в букинистическом магазине «Книга Лавка» (Торфяная дорога, 2, корп. 5) двух книг на еврейском языке со штампами «Библиотеки Л.Ф.Фридланда». Все книги с таким штампом должны храниться в библиотеке Института восточных рукописей, однако почему-то они оказались в букинистическом магазине.
Я предположил, что это результат кражи, т.е. преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ.
Об этом я написал в статье, опубликованной на сайте журнала «Город 812» 17 января 2018 г. (http://gorod-812.ru/kto-kradet-knigi-iz-biblioteki-fridlanda/). Сначала на сайте, а потом в журнале были опубликованы фотографии этих книг, по поводу которых были и есть все основания предположить, что они именно украдены из Института восточных рукописей ввиду отсутствия каталогизации, инвентаризации и ненадлежащего хранения.
В ответе из прокуратуры от 19.04.2018 мне сообщили, что «в части доводов об обнаружении книг из коллекции библиотеки Л.Ф.Фридланда в букинистическом магазине <…> копия Вашего обращения направлена в УМВД России по Приморскому району. О результатах Вы будете уведомлены указанным ведомством».
И вот я получаю ответ – правда, из 78 отдела полиции УМВД по Центральному району, в зоне ответственности которого находится Институт восточных рукописей (Дворцовая наб., 18). Как я полагаю, проверку провело УМВД России по Приморскому району, а ответ «по территориальности» дало УМВД по Центральному району.
Странным образом полиция усмотрела не кражу, а «гражданско-правовые отношения». Вообще-то кража – это «есть тайное хищение чужого имущества». Если полиция в результате проведенного расследования не считает это происшествие кражей, значит либо это не тайное хищение, т.е. собственник имущества знал о том, что книги изымаются из Института восточных рукописей и не возражал против этого, либо эти книги изначально принадлежали букинистическому магазину, и он забрал их из Института восточных рукописей на законных основаниях как свою собственность.
Т.е. это вроде не кража, а пресловутый «спор хозяйствующих субъектов». Тогда в суд должен обращаться Институт восточных рукописей. Но если ИВР не возражал против изъятия книг, а скажем, сам их продал или передал для реализации в магазин, то зачем ИВР обращаться в суд? Иными словами, из ответа полиции можно сделать вывод, что кражи не было, а ИВР в лице каких-то своих представителей, возможно, директора, передал (продал) книги в магазин. Если это так, то ответ полиции становится логичным.
Однако подполковник Котовец почему-то предложил мне обратиться в суд. Однако я не являюсь собственником предположительно похищенных из ИВР книг, оказавшихся в букинистическом магазине, соответственно не являюсь потерпевшим, поэтому оснований для подачи гражданского искового заявления у меня нет. И тут логика снова исчезает, на этот раз окончательно.

Михаил Золотоносов