Кувшинные рыла и божья роса

Как уже сообщалось в СМИ, после того, как Российское военно-историческое общество (РВИО) начало незаконные «археологические раскопки» на территории Мемориального кладбища жертв политических репрессий в Сандармохе, родственники расстрелянных и зарытых там в 236 расстрельных ямах жертв Большого террора, а также просто граждане, возмущённые военно-патриотическим беспределом, подали серию заявлений в прокуратуру Карелии и высшее государственные инстанции.

В этих заявлениях черным по белом указывалось, что упомянутые «раскопки» на объекте культурного наследия ведутся незаконно. Во-первых, без предварительного проведения требуемой по закону культурно-исторической экспертизы, сопровождающейся обнародованием и публичным обсуждением ее результатов (№ 73-ФЗ). Во-вторых, с нарушением сразу двух статей УК РФ: 243 (повреждение объектов культурного наследия) и 244 (надругательство над телами умерших и местами их захоронений).

Ответы стали приходить довольно быстро. Даже можно сказать, скорострельно, напоминая отчасти скорость приведения в исполнение приговоров о ВМН в те самые годы…

Первой «отстрелялась» прокуратура Карелии, не нашедшая ничего умнее, как (в ответе мне от 31.08.2018 г., №  07-52-2018) утереться моим обращением, как «божьей росой»: «Направленное Вами обращение каких-либо сведений о нарушении законодательства, охраняемых законом прав, свобод и интересов человека не содержит, а также не позволяет определить его суть». Что ж, вероятно, чтобы сотрудники Карельской прокуратуры научились определять суть правонарушений, им требуется дополнительный инструктаж. Об этом придется попросить Генеральную прокуратуру…

Клара Шох, направившая заявления по поводу осквернения сандармохского мемориала в сразу в несколько инстанций, уже получила два рикошета.

Из Госдумы (06.09.2018 № 2.8.-15.-28487) пришёл полный отлуп под предлогом того, что-де  «Государственная Дума не наделена ни контрольными, ни распорядительными полномочиями в отношении органов прокуратуры». Хотя в заявлении речь шла не о действия прокуратуры, а о действиях РВИО, которое подотчётно Министерству культуры РФ, которое, в свою очередь, подотчётно Государственной думе РФ. Но, судя по всему, и тут расторопные слуги народа привычно расценили письмо избирателя, содержащее прямое указание на беспредел в действиях государственных структур (а РВИО, напомню – общественно-государственная организация), как очередную порцию «божьей росы».

А вот из Управления по охране объектов культурного наследия Республики Карелия пришёл и вовсе замечательный ответ! Письмо от 06.09.2018 г за № 1654/11/15 отгружает обратно отправителю сразу целую плошку «божьей росы»: «В настоящее время работы в урочище Сандармох завершены. При проведении исследований вскрытие известных захоронений не проводилось, имеющиеся памятные знаки и элементы благоустройства (символические намогильные сооружения-столбцы) сохранены».

И невдомёк начальнику Управления Ю.Б Алиповой, что охраняет она и ее богоугодное ведомство не «захоронения», а «объекты культурного наследия». А у объектов культурного наследия есть четкие границы, внутри которых никакие повреждения недопустимы!

В то же время экспедиция РВИО занималась не чем иным, как повреждением объекта культурного наследия, притом именно в тех его пределах, которые должны охраняться законом и за чем, добавлю, должно бдительно следить, прежде всего, ведомство г-жи Алиповой.

А теперь читаем, что пишут свидетели того беззакония, которое сотворили на территории мемориального захоронения гробокопатели от РВИО:

«На территории мемориала стоят памятные столбики, в Карелии такие называют «голубцами». Когда-то Юрий Дмитриев, его коллеги из «Мемориала» и медвежьегорские энтузиасты поставили их здесь, чтоб отметить предполагаемые расстрельные ямы…

Сейчас экспедиция РВИО провела раскопки возле трех из них и ничего не обнаружила. Вывод: раз возле этих «голубцов» пусто, то и репрессированных в Сандармохе, видимо, нет вообще.

Поисковики были настолько любезны, что третью яму согласились копать на глазах у прессы…

Олег Титберия [один из руководителей экспедиции] держал интригу, хитро щурился и намекал на сюрприз в яме… Солдаты так махали лопатами, словно не боялись раскидать вероятную находку по косточкам. И — ап! — яма действительно оказалась пустой. Я благодарила товарища Титберию аплодисментами и спрашивала, почему он выбрал для шоу место именно у этой сосны. Он улыбался — уже не хитро, а довольно кисло. Фокус не удался.

И тут спектакль окончательно испортили. По мокрому мху быстро шагал явно не предусмотренный человек в костюме. Глава медвежьегорской администрации Сергей Яляев был просто в ярости.

«У нас здесь идет попытка переписать историю, — кричал глава. — А мы переписывать историю не хотим»…» См. «Призраки Сандармоха» (Новая газета. 02.09.2018).

Что ж.  Быть может, в Генпрокуратуре тоже найдётся хотя бы один чиновник, способный отличить старую кровь и свежую грязь – от божьей росы?

Даниил Коцюбинский