Мать не стали судить за гибель детей в сгоревшей квартире

Петроградский районный суд закрыл дело в отношении Светланы Амбурцевой, обвинявшейся в неосторожном убийстве своих двоих детей. Причиной их смерти стал коврик с подогревом.

Трагедия произошла 26 августа прошлого года, когда Светлана и Александр Амбурцевы оставили в квартире двоих спящих детей – 12-летнюю Нику и трехлетнего Олега, – а сами ушли в магазин. Они вернулись быстро и увидели полыхающую квартиру. Пожарные  и «скорая» приехали быстро, но детей спасти не успели: мальчик умер еще до появления медиков, а дочь – в машине скорой помощи.

Согласно адресной программе Жилищного комитета, в доме комплексно ремонтировалось электричество – в январе 2017-го ремонт был закончен. Впрочем, Жилкомсервис отвечает за ремонт проводки, расположенной за пределами квартиры, а  ответственность за те электросети, что внутри, полностью возлагается на жильцов.

Экспертиза показала, что возгорание началось с электрического согревающего коврика, лежащего под телевизором. За минуту загорелся и телевизор, потом вспыхнула вся квартира. Александр Амбурцев утверждает, что чувствовал запах горюче-смазочных материалов, но экспертиза следов бензина не нашла. Корреспондент «Города 812» поинтересовался, почему в летний день родители включили электроковрик, и выяснилось, что квартира находится на первом этаже, над влажным подвалом, и сырость в ней хроническая. «Мы с 86-го года стоим на квартирной очереди, – говорит Амбурцев. – Причем на льготной, как многодетная семья. Потом у всех троих братьев родились дети. В двухкомнатной квартире мы жили вдесятером, вместе с семьей брата и родителями. И никому до нас не было дела, что мы проживаем в аварийных условиях, что у детей чуть ли не с рождения была астма, что в квартире грызуны. Но вот чего в квартире точно не было, так это горючих веществ. Да и комната вся была обшита гипроком, а он не горит. Не могу поверить, что из-за одного коврика пламя так быстро занялось, что охватило всю квартиру».

Согласно паспорту дома, электросети находятся в удовлетворительном состоянии, хотя в отдельных местах наблюдаются повреждение изоляции магистральных сетей, потеря эластичности, следы ремонта вводно-распределительных устройств. Дом аварийным не признан. Сейчас первый этаж, где была квартира Амбурцевых, пустует (семью переселили в аварийный фонд). Несмотря на то что огонь выше первого этажа не поднялся, в здании 1903 года постройки слегка перекосило полы и, говорят, даже стены. А причина, как уверяют, – в сносе дома, что числился под литерой Большая Разночинная, 6В: они стояли бок о бок. Этот дом сгорел в 2002 году в результате поджога. Погибло больше десяти человек, виновника осудили пожизненно, а дом простоял пятнадцать лет заброшенным и наконец был снесен. «И мне кажется, что пожар в нашем доме оказался как нельзя кстати, – говорит Александр, – потому что наша квартира в любом случае пришла бы в непригодное для жизни состояние, а так получается, что она стала непригодной по нашей вине, и ничьей другой». Впрочем, на следствии эта конспирологическая версия озвучена не была.

По словам адвоката Владимира Артюшкина, следователь вел себя непредвзято и в рамках законодательства. Просто закон составлен таким образом, что никто иной, кроме Светланы Амбурцевой, не мог сесть на скамью подсудимых. Если бы причиной возгорания стала неисправная проводка в квартире – обвиняли бы ее мужа, потому что именно он ее чинил в последний раз. Если бы огонь проник с лестницы – привлекли бы Жилкомсервис. Изготовителей коврика тоже привлекать не за что: условия требуют, чтобы с ним обращались бережно и по инструкции, а кто докажет, что его не перегнули и не пережали?

Как правило, родителей после таких историй привлекают к ответственности по статье «Оставление в опасности» (до достижения возраста 14 лет ребенок считается малолетним, а значит, должен находиться под присмотром взрослых). Но Петербург еще не помнит случаев, когда мать, использовавшая не самодельный, а сертифицированный нагревательный прибор, была обвинена в убийстве, пусть и неосторожном.

Впрочем, и это дело не стало прецедентом  — Светлана Амбурцева признала свою вину, и дело слушалось в особом порядке. Потерпевшей на процессе выступила бабушка погибших детей и мать Светланы. Она простила подсудимую, и дело было закрыто за примирением сторон.

Нина Астафьева