О трудностях борьбы с борцами с «Матильдой»

Конечно, от слова «Матильда» скоро тошнить будет. Но очень уж история интересная. Не про царевича с актрисой, а про то, что дальше у нас будет.

Что мы сейчас имеем: православные сограждане подняли голову, ходами ходят, краской бросаются, в кинотеатры на автомобилях врезаются. Да, еще машины горят. Ну и Поклонская непреклонна.

Либеральная общественность в удивлении и беспокойстве. Беспокойство  понятно. Удивление – нет.

Если народ созрел для бурлений, то это значит, что он созрел целиком, а не как-нибудь по частям.

Потому что если народ созрел для бурлений, то это значит, что он созрел целиком, а не как-нибудь по частям. Не может быть такого, чтобы молодежь пришла в движение и выходит на митинги с уточками, а все остальные лежат на диванах ИКЕА и ничего в их головах не щелкает.

Методы, конечно, жутковатые у противников «Матильды» – но тоже понятно, почему они такие. Ровно потому, что они эффективные.  Если бы в нашей стране другие способы воздействия бы работали, то этих бы не использовали. Но прошли  митинги с уточками – никакого результата. Не работает, значит, смекает народ. Значит, надо пользоваться наработками запрещенной у нас ИГИЛ.

Повод, конечно, для всей этой вакханалии идиотский совершенно – с «Матильдой», но это какой подвернулся. Когда народ в движение приходит, ему любой повод подходит.

Главная причина этого –  скука.  Общество тогда начинает шебуршиться, когда в нем образуется критическая масса скучающих товарищей. И Кремль должен был бы проводить опросы не про то, сколько народа доверяет Путину и Шойгу, а сколько процентов испытывает скуку.

Что такое скука? – это американец Хоффер сам себя спрашивал. И отвечал:  когда люди скучают – это значит, что они надоели сами себе. Сознание своего бессмысленного существования — вот источник скуки.  Так это точно про нас: народ все шире охватывает ощущение бессмысленного существования.

Понятно, что скучающие люди пытаются со скукой бороться. Сначала они борются с ней развлечениями – в кино сходят, в «мафию» поиграют, сексом займутся. Потом понимают: кино было, секс был, а  скука осталась. Тогда скучающие люди прибегают к парадоксальным способам придания своей жизни смысла. Самый распространенный из парадоксальных способов – участие в революциях.

Но до этого мы еще не дошли. Мы тут пока еще «Матильдой» со скукой боремся.

Кому эта история с православными возмущениям  выгодна? Пока что – всем. Патриарху Кириллу  –  выгодна. Показывает, что православные – это не размазня какая, а серьезные люди, у которых все по-взрослому. То есть повышает капитализацию подведомственной церкви.

Противникам патриарха Кирилла (говорят, епископ Тихон Шевкунов готов патриарха Кирилла в случае чего заменить) тоже выгодна. Потому что должен наступить момент, когда Кириллу придется сказать: хватит, братцы православные,  давайте угомонимся! А его православные браться не послушают. Тут капитализация Кирилла и упадет.

Но Кирилл тоже умный – не подставляется. Молчит.

Либералам немного выгодно: может, власть отвлечется на других раскачивающих лодку.

Власти тоже выгодно –  потому что все от нее ждут, как она с этой историей разберется. А быть всеобщей надеждой  – это приятно. Можно даже потянуть время до выхода на сцену, чтобы овацией встретили. Может, Кремль даже думает: а чего  тут разбираться. Вон с Кадыровым как ловко получилось. Надо – собирает мусульман, надо – не собирает.

Я даже думаю, что с этой историей с «Матильдой» действительно разберутся. Только на этом все не закончится. Потому что это только начало. Новая «Матильда» найдется. Потому что скука сильно донимает.

Сергей Балуев

ДРУГИЕ МЫСЛИ:

Если Путина много, значит это кому-нибудь нужно