Одна Бабина сказала…

5 ноября 2018 года интернет-издания заполнились сообщениями о том, что «в Русском музее официально подтвердили, что срок передислокации предметов перед реконструкцией, ранее обозначенный как 1 ноября, не будет соблюден. Теперь дата отодвинута на 1 января, однако при необходимости будет перенесена и на более поздний период». Но все это не так!

 

Первоисточником является заметка Е.Кузнецовой на одном известном сайте .  Сразу должен сказать, что эта информация не соответствует действительности: в приказах директора ГРМ В.Гусева от 30.07.2018 № 322 и от 09.08.2018 № 328 стоит дата 30 ноября.

Во-вторых, о том, что передислокация не будет осуществлена к 1 ноября, главный хранитель ГРМ О.Бабина сказала корреспонденту «Фонтанки» Е.Кузнецовой, которая и распространила сообщение, в том числе и про новые даты: 1 января или 1 февраля 2019 г. Затем со статьи Кузнецовой списали все остальные.

Однако это сообщение не является в строгом смысле официальной информацией. Согласно Уставу ГРМ, источником официальной информации может быть только директор ГРМ. Теперь же дату озвучивает рабочая комиссия, созданная по приказу директора ГРМ, а руководителем этой комиссии является директор  В.Гусев, которого в музее давно нет, и когда он появится, никто не знает. К тому же точной даты окончания работ по передислокации в некоем плане-графике (который никто не видел) тоже нет, т.е. теперь дата является скользящей. Но маловероятно, что приказом директора этой дате было разрешено скользить по календарю 2019 года.

Потому полагаю, что Бабина озвучила не официальную информацию, а просто свое личное мнение. Если же называть вещи своими именами, О.Бабина просто была вынуждена признать, что приказы директора ГРМ В.Гусева от 30.07.2018 № 322 и от 09.08.2018 № 328 не выполняются и не могут быть выполнены, а утвержденный вторым приказом «Календарный график поэтапного проведения подготовительных и основных мероприятий по передислокации музейных предметов и освобождению помещений, примыкающих к зоне реконструкции внутреннего двора Михайловского дворца» сорван. И сделать она ничего не может.

В итоге можно констатировать провал всей безумной затеи произвести передислокацию музейных предметов даже не к 30 ноября 2018 г., а к 1 января 2019 г., что О.Бабина вынужденно и признала, назвав уже 1 февраля. По идее следовало бы издать новый приказ директора с новым «Календарным графиком», но его нет. Поэтому теперь все будет пущено на самотек, т.е. как получится, так и будет.

Что касается намеченных в августе дат. Рамы «Календарным графиком» планировалось переместить к 30 ноября 2018 г., иконы – к 21 августа, бронекладовые № 1 и 2 – к 30 ноября, фонды отдела народного искусства и декоративно-прикладного искусства до 10 сентября, научную библиотеку до 30 ноября, освободить от картин залы экспозиции № 30 – 36 – до 30 ноября.

Пока что реально переместили 238 рам, что составляет 8% от общего количества. К выполнению всего прочего даже не приступали. А, например, для 190 000 книг научной библиотеки новое помещение даже не найдено.

Что касается картинных рам, то О.Бабина считает своей заслугой, что в Михайловский замок перетащили хотя бы что-то. При этом она упорно относит перемещенные туда рамы к предметам «хозяйственного назначения», причем это относится к рамам конца XIX – первой половины ХХ века, среди которых немало таких, что были выбраны самими художниками для своих произведений. Как отметила Оксана Лысенко, старший научный сотрудник ГРМ, главный специалист музея по картинным рамам, Бабина даже фрагменты резных рам XVIII – XIX веков называла на заседании фондово-закупочной комиссии ГРМ «сырьем», не понимая, зачем их ставить на музейный учет, а не на хозяйственный. «Не удивлюсь, — добавила О.Лысенко, — если затем Бабина порекомендует их списать». Таков уровень компетентности главного хранителя.

Солгала О.Бабина и относительно готовности помещений для картинных рам в здании на Невском пр., 19. Специального музейного оборудования там нет, о чем Бабина уверенно говорила Е.Кузнецовой, на самом деле, как сообщила Оксана Лысенко, «там стоят металлические стеллажи складского типа с разделителями, как в супермаркетах». О стеклянной двери, которая ведет в помещение и категорически не может быть дверью в хранилище музейных ценностей, я писал ранее.

Другая проблема связана с невозможностью перемещения бронекладовой на новое место во флигеле Росси. Помещение, как подчеркнула И.Шалина, не обладает ни кондиционированием, ни необходимым климатом, туда не подведено водоснабжение, что обязательно требуется для бронекладовой, а так как окна выходят на общедоступную территорию, их придется закладывать либо ставить решетки. «Все условия, которые мы выставляем, сопровождаются отказом администрации. Они говорят: нет, мы не можем пойти навстречу, на это должен дать разрешение КГИОП, это многомесячная процедура». В качестве иллюстрации я публикую документ – копию служебной записки на имя и.о. директора ГРМ о том, что для того, чтоьы выполнить  в новом помещении для бронекладовой все условия, необходимые по музейным правилам хранения, на это необходимо от 6 до 10 месяцев.

Это, так сказать, к вопросу о готовности к передислокации музейных предметов.

Многие сотрудники ГРМ крайне возмущены открывшимися планами радикальной перестройки Михайловского дворца, которые дирекция музея около года ото всех тщательно скрывала, и к передислокации реально не готовятся. Не все готовы к публичному протесту, опасаясь увольнений, тем более, что, как мне донесли, Бабиной распечатывают комментарии со страниц сотрудников в фейсбуке. Но тайно возмущены очень многие. Поэтому мало кто в ГРМ рвется соучаствовать в уголовном преступлении – нанесении повреждений особо ценному объекту культурного наследия, наказание за которое предусмотрено частью 2 ст. 243 УК РФ. Тем более, что суд по двум административным искам к КГИОПу только-только начался, а если иски будут удовлетворены, строительные работы вообще не начнутся, и это в ГРМ тоже все понимают.

Поэтому заголовок еще одного материала – «Равнение на переезд. В Русском музее началась подготовка к реконструкции» – также вводит в заблуждение, хотя, возможно, и радует глаз Баженова и Бабиной, которым будет что продемонстрировать министру культуры, когда он 14 ноября приедет в СПб на культурный форум. В реальности кроме В.Гусева (давно отсутствующего на рабочем месте – полагаю, из-за животного страха) и его заместителей В.Баженова и О.Бабиной на переезд в ГРМ не равняется практически никто.

А что касается подготовки к реконструкции, т.е. к строительным работам, к проламыванию капитальных стен, к демонтажу кровли всей западной части Михайловского дворца и гранитных блоков из цоколя стилобата со стороны главного (южного фасада), к превращению оконных проемов в дверные, к установке лифтовой шахты и лифта грузоподъемностью 2 500 кг и т.п., то этого нет и в помине. Тем более, что КГИОП не давал на строительные работы разрешения.

Михаил Золотоносов

 

На фото на заставке: фрагмент чертежа развертки стен Сервизного двора Михайловского дворца.