Петербург продолжает терять башни и шпили

Петербург лишился еще одной исторической доминанты – пожар на крыше дома 21 по ул. Куйбышева уничтожил возвышавшийся над зданием шпиль. Сколько шпилей потерял Петербург за время советской и постсоветской власти, никто не знает. Перспективы их восстановления туманны.

Пожар произошел на крыше одного из самых заметных домов на улице Куйбышева – доходном доме Танского в ночь на 2 марта. Деревянные стропила шпиля сгорели, и он повис, а потом был разобран. Через несколько дней была разобрана и квадратная башня, служившая его основанием.

Дом Танского является выявленным памятником, то есть все работы по нему должны согласовываться с КГИОПом. Однако, поскольку он жилой, его ремонтом на общих основаниях занимается Фонд капремонта. То есть в теории схема ремонта выглядит так: когда, согласно программе капремонта, наступает срок выполнения работ, КГИОП дает фонду задание на проектирование, включая туда шпиль, который является предметом охраны. Фонд проводит конкурс сначала на проектирование, а потом на проведение работ – все это согласовывается с Комитетом по охране памятников.

Согласно программе капремонта, очередь крыши наступит в 2024–2026 годах. Теоретически она могла бы быть ускорена, учитывая пожар, но вряд ли это произойдет: сейчас в здании проводятся противоаварийные работы, то есть крыша у него появится. После чего он может дожидаться ремонта в общем порядке.

Однако далеко не факт, что в 2024–2026 годах шпиль вернется. Как объяснили «Городу 812» в КГИОП, они в любом случае дадут задание на проектирование крыши со шпилем. Но если денег будет мало, работы могут разбить на несколько этапов: саму крышу – сейчас, а шпиль – когда-нибудь потом. То есть практически никогда.

После ряда скандалов с некачественным восстановлением лепного декора при ремонте фасадов жилых домов, когда барочные путти приобретали черты персонажей Пикассо, Смольный решил передать работы на фасадах памятников от Фонда капремонта – КГИОПу. Однако дело это долгое, тем более что деньги на такой ремонт нельзя брать из Фонда – нужно выделять новые.

Проблема не только в том, что улица Куйбышева лишилась главной своей доминанты. Но и в том, что этот случай далеко не единичный. За советскую и новейшую историю Петербург утратил огромное число шпилей и башенок на рядовой городской застройке. Как правило, они разрушались или сгорали, и их, за редчайшими исключениями, больше не восстанавливали.

При желании нетрудно разглядеть на улицах старого Петербурга дома, которые своей незавершенностью свидетельствуют о понесенных ими потерях. На той же улице Куйбышева, например, дом № 38 выдается на улицу Чапаева обрубленным сверху  цилиндрическим эркером, который когда-то имел остроконечный купол. Опрошенные специалисты по истории города сказали, что никогда не слышали  не только о программах по восстановлению, но хотя бы об исследованиях масштаба потерь. В КГИОПе также заявили, что ничего об этом не знают. Однако понятно, что старый Петербург потерял и продолжает терять, вероятно, безвозвратно, десятки, если не сотни башен и шпилей.

Антон Мухин

Совместно с интернет-газетой «Канонер» и читателями ее группы «Вконтакте» «Город-812» подобрал иллюстрации, как выглядели дома Петербурга с башнями и без.

фото Citywalls.ru, пользователи «Вконтакте»