Победа Телеграма над Роскомнадзором изменит мир

Мы переживаем эпохальные дни. Борьба Роскомнадзора с Телеграмом — это больше, чем даже просто война за свободу информации в России. Это эпическая битва добра со злом, которая определит вектор развития человечества.

На пятом десятке лет своего существования мировой интернет вплотную столкнулся с проблемой сохранения того, чему в русском языке даже нет подходящего определения и что мы называем словом «приватность». Это не только сохранение тайны переписки, но и вообще возможность укрыться от взора Большого брата.

Роль Большого брата выполняют не только спецслужбы, мнимо или реально следящие за своими и чужими гражданами. За людьми в интернете следят корпорации, собирающие невероятные объемы данных — от поисковых запросов и профилей в соцсетях до географического положения пользователей и их переписки в почте и мессенджерах. Вся эта информация суммируется и слепливается в настоящие личные  дела. Пока, правда, обезличенные — для того, чтобы подобрать нужную рекламу или спрогнозировать, на что человек готов потратить деньги, имя не нужно.  Не секрет, например, что Facebook читает переписку пользователей  принадлежащего ему Whatsapp и на ее основании подбирает рекламу, которую показывает этим пользователям в соцсети. Но следующим шагом будет соединение этих личных дел и имен.

Воспитанное на либеральных ценностях западное общество болезненно реагирует на такое вмешательство в свою личную жизнь. Отсюда регулярные возникающие скандалы, когда выясняется, что соцсети, мессенджеры или гаджеты тайно шпионили за своими владельцами.  Но политические мотивы спецслужб и экономические мотивы интернет-корпораций слишком сильны, поэтому Большой брат как смотрел на нас, так и смотрит.

В России борьба Телеграма с Роскомнадзором — это локальная борьба свободы с несвободой. На Западе Телеграмом почти не пользуются. Но в каждой статье, ему посвященной (а таких статей много), обязательно поясняют: Телеграм — это мессенджер, популярный в авторитарных странах благодаря своей высокой степени защиты.

То есть Дуров оказывается тем единственным парнем в мире, который бросает вызов Большому брату — как Прометей, дарящий людям огонь, он дарит всему миру приватность. Цукерберг и другие герои хайтека этой приватностью торгуют. Ассандж и Сноуден хотя и изобличают происки спецслужб, но сами по себе приватность нам не дадут. Ее даст только Дуров, не важно, на словах, или на деле. Важно — какую роль он играет. Человек, явно эксплуатирующий образ Нео из «Матрицы», так же, как герой фильма, противостоит всему миру технологий, контролирующих сознание людей.

Дуров небескорыстен — на базе Телеграма он хочет создать сеть с собственной криптовалютой. Этой валюты еще нет, но он собрал под нее уже более миллиарда долларов. Успех этого бизнеса зависит именно от того, станет ли Телеграм единственной не подконтрольной никаким властям коммуникационной системой. Поэтому победа в битве с Роскомнадзором для него — вопрос не только личных амбиций, но и финансовый.

Но дело, конечно, не в деньгах, которых у него и без того достаточно, а в судьбоносности финала этой войны. Если Роскомнадзор не сможет более-менее надежно заблокировать Телеграм, это будет первая в интернете победа свободы над цензурой. Один человек одержит верх над мощной системой, чьи хакеры легко взламывают серверы американских и европейских правительств. Не факт, что следом все ринутся по его пути — интернет-корпорациям проще договариваться с правительствами, чем подвергаться гонениям и лишаться миллиардных рекламных доходов.

Но роль мирового Нео Дуров, безусловно, сыграет. И будет первым, кто сумел выйти из Матрицы.

Антон Мухин