Почему Путин не отпускает Олега Сенцова

Я понимаю, почему Путин отпустил Надежду Савченко и не отпускает Олега Сенцова. Гендер здесь ни при чем. Получили «двушечку» и по полной отмотали срок девушки из Пусси Райот. Точно так же «по полной» должен отмучиться и Сенцов. Как до этого практически от звонка до звонка отсидел на нарах Ходорковский.

Все, кто бросает вызов грозному царю, должен быть примерно наказан. Савченко личный вызов Путину не бросала – была солдатом, выполняла приказ. Иван Грозный, хоть и пробил посохом ногу слуге Андрея Курбского, доставившему московскому тирану дерзкое письмо от своего господина, похвалил верного раба и даже поставил его в пример самому Курбскому – рабу неверному. Вот почему и на попавшей в плен спецназовке Савченко можно было отработать фигуру «имперского великодушия».

Но Сенцов – одиночка. «Бунтовщик хуже Пугачева». И потому должен быть принародно усмирен и политически нейтрализован. Никакого милосердия. «Строгость, одна строгость и строгость!»

«А не мочно царю без грозы быти!» — под этим террористическим девизом прошло правление всех наиболее успешных и резонансных, «топовых» русских правителей – Ивана Грозного, Петра Великого и Сталина.

Путин тоже хочет быть великим. И потому с каждым новым годовым кольцом становится все более «грозным». И общество, вошедшее в резонанс стокгольмского синдрома, с каждым новым движением  «в бесконечные пропасти» усиления страха и падения уровня жизни всё более сиротливо жмется к стальному сапогу. Срабатывает своего рода тюремный «синдром опущенного», когда перейден некий рубеж и каждое новое унижение уже не возмущает, а наоборот, воспринимается как подтверждение суровой легитимности той силы, которая устрашает и изничтожает. История с повышением пенсионного возраста, к слову, будет иметь тот же, думаю, эффект…

Что из всего этого следует? На уровне разума – ничего. Опустить руки, повесить носы и ждать, когда, наконец, «переменит бог Орду», как некогда ждали русские князья новой ордынской Замятни — смуты в татарских «верхах», дающей русским правителям шанс выскользнуть из рабской неволи…

Но когда сознаешь, что пока еще сытое, хотя уже  и опущенное сообщество, включая тебя самого, грело бока под июльско-августовским солнышком, где-то в узилище мучительно умирал не сделавший ничего по-настоящему опасного человек, — разум  умолкает. И хочется просто повторять, как мантру: «Свободу Олегу Сенцову!»

Даниил Коцюбинский