Путин, Фрай и Зарядье как национальная идея

Кому так долго пожимал руку Владимир Путин после гала-концерта в Мариинке-2? Самый интригующий вопрос, занимавший участников VII Петербургского культурного форума, который в остальном прошел без сенсаций. Если не считать кампании по продвижению Зарядья.

 

Человек, которому Владимир Путин уделил столько времени, оказался Хансом-Иоахимом Фраем — оперный режиссером и продюсером. Год назад он был назначен художественным руководителем президентского центра «Сириус» в Сочи, который создается как образовательный кампус для одаренных детей.
На утро после гала-концерта состоялись два круглых стола урбанистической секции. На первом Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы, Екатерина Мцитуридзе, руководитель «Роскино» и другие столичные товарищи рассуждали, как раскручивать города для привлечения людей. Выяснили, что международный опыт показывает – надо снимать в них фильмы и телесериалы. «Чужестранка» увеличила поток туристов в горы Шотландии на 92%, «Игры престолов» — в Исландию на 386%.
«Но почему на голливудской «Аллее звезд» можно, быстро получив разрешение, снимать бесплатно, а у нас, мало того, что разрешения ждешь месяцами, так еще и платить нужно», — вопрошал кинорежиссер Клим Шипенко. На вопрос Города 812, сколько именно нужно платить, ответил неопределенно, типа сотни тысяч рублей.
Много раз на Петербургском форуме упоминался московский парк Зарядье, сооруженный на месте снесенной гостиницы «Россия». Апологеты Зарядья уверяли, что в него заложено смыслов больше, чем просто создание парка. А березки на фоне Василия Блаженного и Спасской башни, это круто.
Рассказывали, что в начале 2000-х, когда было принято окончательное решение о сносе «России», мэр Москвы Юрий Лужков решил отдать участок своему другу Шалве Чигиринскому, который засветился в Петербурге попыткой реконструировать Новую Голландию. Был объявлен конкурс на реконструкцию «Зарядья» под Чигиринского и приглашенного им Нормана Фостера. Тот предложил возвести несколько больших современных зданий.
Был и проект архитектора Ильи Лежавы, который предлагал воссоздать историческую сетку улиц Зарядья, существовавшую до середины 1930-х годов, и построить невысокие дома.
Александр Кудрявцев, в 2004 году — руководитель Союза архитекторов России и президент Академии архитектуры, рассказывал, что поддержал тогда проект Лежавы, но силы были неравны. Впрочем, у Чигиринского ничего не получилось.
Знакомые петербуржцы, кто бывал в парке «Зарядье» летом – в восторге. Мне довелось туда прийти в прошлом декабре, когда в пять часов дня — темень кромешная, да еще был мокрый снег с дождем. Березки как-то померкли, сияла только Спасская башня.
Павел Трехлеб, директор «Зарядья», отвечая на вопрос Города 812 про то, что в Москве зима сильно отличается от лета, отрезал: «У нас нет проблемы сезонности. Многие туристы мечтают увидеть снег».
Но я остался в убеждении , что Лежава был прав. Зачем в самом-самом центре города, которому скоро 900 лет, наводить большой пустырь с закопанными под землю, словно бункеры, музеями и другим досугом? Не лучше ли было воссоздать дома старого Зарядья, которые (при соблюдении чувства реконструкционной меры) показали бы фрагмент старой Москвы. Где чего только не было — от Английского подворья до еврейского гетто. Но московским властям идея большого пустынного пространства оказалась важнее.
В Петербурге с некоторых пор пытаются повторять все за Собяниным. Только денег не хватает. Надо чтобы и на петерургское зарядье не хватило.

 

Цитаты с форума

Владимир Путин, президент РФ:
— Безусловно, России интересен опыт и других стран… в сферах развития познавательного туризма, поддержки молодёжных талантов, волонтёрских инициатив. Эти направления относятся к приоритетам нашей культурной политики.

 

Александр Сокуров, кинорежиссер:
— Сейчас модно вспоминать фразу Александр III, что у России нет союзников, кроме армии и флота. Он был неправ, у России – один союзник — культура. Она вечна, в отличие от армий и флотов.

 

Михаил Пиотровский, генеральный директор Эрмитажа:
— Мы живем в виртуальном мире, созданным кино и ТВ, когда все вокруг — неправда. Музей — это про подлинники.

 

Андрей Кончаловский, кинорежиссер:
— Я безумно счастлив, что учился играть на рояле, и безумно счастлив, что бросил. Я не мог бы играть как Денис Мацуев. Я мог бы играть как Владимир Владимирович.

Вадим Шувалов