Путин на распутье

В Ингушетии, по сути, началась бархатная революция. И Путин — перед выбором. Либо пойти на уступки ингушам и создать прецедент успешного давления народа на власть, уже давно и по всей стране держащую его, народ, за электоральное быдло. А поводов возмутиться и попытаться повторить ингушский опыт гражданского сопротивления (в случае его успешности) у жителей бесчисленных российских регионов, городов и сел — выше крыши. На этом, в общем, «тысячелетний» российский нео-рейх может и завершить своё недолгое существование.

Либо задавить протестующих ингушей силой. Но тогда придётся с боем вводить в Ингушетию войска из России. Ибо ингушские силовики уже не только отказались разгонять митингующих, но и не пустили «федералов» на территорию республики. А это значит, де-факто придётся начать третью за последние четверть века кавказскую войну — на сей раз «Ингушскую». Но в случае открытого вооружённого противоборства кавказцев (не горных «террористов-исламистов», а ещё вчерашних мирных жителей, включая нынешних политиков, чиновников и силовиков), с одной стороны, и прибывших из России карателей, с другой, — взорвётся не только Ингушетия. Взорвётся Чечня. Взорвётся Дагестан. И не одни они. И тогда уже может не удержаться не только президент Ингушетии Евкуров, но и «сам» Рамзан Кадыров, а вместе с ним и вся кавказская полит. архитектура им. В.В. Путина. А значит, могут начаться тектонические сдвиги и в Кремле. А значит…

А значит, Путину — исходя из его собственных интересов — было бы правильнее пойти по первому из вышеописанных путей. Ибо это меньшее для него (и для всех остальных, кроме, разве что, Кадырова и Евкурова) зло. Но в последнее время Путин стал слишком часто ошибаться. Вполне возможно, что ошибётся и на этот раз.

Даниил Коцюбинский