Рейтинг испорченных петербургских панорам

Строительство гостиницы «Советская» было одной из первых ошибок, испортивших петербургские панорамы. В 2000-х  эти ошибки пошли косяком. Я составил собственный рейтинг порчи панорам. В нем объединены градостроительные ошибки двух видов. С одной стороны, это порча собственно панорам — набережной Невы или вида на Смольный собор путем строительства зданий-«конкурентов». С другой стороны — порча так называемых «визуальных коридоров» — загромождение створов улиц или каналов новостройками, перекрывающими важнейшие виды на знаковые объекты города.

Принцип, в соответствии с которым я присваивал места, прост – степень глобальности влияния: некоторые здания нанесли локальный вред, и они поставлены в конец списка, некоторые новостройки-доминанты вмешались в самые различные панорамы, и они стоят в начале списка. Чтобы – перефразируя А. Радищева – взглянуть окрест нас, дабы душа страданиями исторического Петербурга уязвленна стала.

 

1) «Монблан», Б. Сампсониевский пр., д. 4 – 6 – 8 (автор С. Кислова при участии арх. С. Орешкина и С. Гайковича).

Высота 74 м, 19 этажей. Здание катастрофическим образом испортило панораму Невы и стало главным символом уничтожения исторического Петербурга. Но порча касается не только видов с набережных. Скажем, прежде в перспективе ул. Комсомола были деревья, окружающие здания Военно-медицинской академии, и небо, теперь — отвесный бок здания-горы «Монблана».

Вид на «Монблан»

 

2) Жилой дом «Аврора», Оренбургская ул., 2 (арх. Т. Садовский).

Высота 70 м, 20 этажей.  Претензии те же, что и к «Монблану».

 

3) Жилой дом «Финансист» (арх. Е. Герасимов) – Товарно-фондовая биржа (арх. Д. Ловкачев), В.О., 26 – 27-я линии, дома 15 – 16.

Как написал арх. П. Никонов, «дуэт жилищного комплекса «Финансист» и Товарно-фондовой биржи возник и в панораме застройки Васильевского при взгляде с Благовещенского моста, с Английской набережной, с Сенатской площади, из-под копыт Медного всадника. В этом ракурсе оба комплекса выглядят как два мощных симметричных объема, взаимно усиливающих негативный эффект друг друга. В зависимости от точки наблюдения они возникают то справа, то слева, то создают фон церкви Успения Пресвятой Богородицы подворья Киево-Печерской лавры, памятника федерального значения, на котором та теряется, превращается в бесформенную массу цветных пятнышек».

 4) Жилой комплекс «Серебряные зеркала», М. Монетная ул., 2 (арх. С. Зельман).

Высота 48 м. ЖК вмешался в панораму Петропавловской крепости и мечети.

 

5) Гостиница, Почтамтская ул., 4 (арх. Е. Подгорнов).

Бесформенный купол, под которым скрыто 30 дополнительных номеров гостиницы (из 102), погубил перспективу М. Морской ул. и виды на дома, формирующие Исаакиевскую площадь. Серый фон «пузыря» служит фоном как дому Мятлевых, так и памятнику Николаю I, который прежде был виден на фоне неба, над крышами домов.

Мариинка-2. Вид на перечеркнутую вантовым мостом колокольню Никольского собора.

 

6) Новое здание Мариинского театра, ул. Декабристов/наб. Крюкова канала (В. Гергиев с соавторами).

Главное преступление – вантовый мост, который соединяет МТ-1 и МТ-2, уничтожен визуальный коридор в створе Крюкова канала, направленный на колокольню Никольского собора. Своя  логика в этом, безусловно, есть: там, где все уродливо, лучше не видеть красоты, а то контраст будет слишком сильным. Но чудовищен и вид со стороны ул. Декабристов на МТ-2 и здание, фланкирующее въезд в Минский пер.; с Театральной пл. (от дома 4 по ул. Глинки) МТ-1 виден теперь на фоне безликой стенки – бока МТ-2.

 

7) Жилой комплекс, ул. Беринга, 27 (арх. С. Новиков).

Здание высотой в 25 этажей вмешалось в вид с Невского пр. на башню Адмиралтейства, его отчетливо видно справа от шпиля (см. также № 16 списка).

 

8) Жилой дом, Большеохтинский пр., 9 (арх. В. Цехомский).

Испортил вид на Смольный собор, закрыл перспективу Шпалерной ул.

В перспективе — жилой дом, Большеохтинский пр., 9

 

9) Жилой комплекс, Воскресенская наб., 4 – 6 – 8 (арх. В. Фрайфельд). 

Как написал арх. П. Никонов, «здания комплекса совершенно отвратительным образом перекрыли вид на Смольный собор. Ранее там была невысокая застройка, великолепно сложившийся вид: когда застройка набережной постепенно сходила на нет, и таким очень-очень деликатным клином подходила под низ Смольного собора, который вздымался в этом контрасте и горел своим голубым пламенем».

 

10) «Смольный парк» (арх. Ю. Земцов).

Перекрыл вид на Смольный собор с противоположной стороны Невы, со Свердловской наб., дополнительно перерезал визуальный коридор, ведущий с пл. Растрелли к Неве по Орловской ул.

 

11) Банк «Санкт-Петербург», Малоохтинский пр., 64 (арх. Е. Герасимов и С. Чобан).

Радикально уничтожил «небесную линию» — единство и гармонию застройки Невской набережной. Вульгарностью формы, напоминающей кому чайник, кому унитаз, внес в парадный стиль набережных элемент пошлости. Испорчен вид на Успенскую церковь, причем из-за изгиба Невы «Унитаз» вмешался даже в панораму Смольного собора.

 

12) Вид на Малоохтинский пр. и Успенскую церковь с противоположной стороны Невы.

Отдельным пунктом следует выделить бесистемную и разносильную застройку набережной, вследствие чего окончательно задавлена Успенская церковь.  Сначала появилась церковь, потом дом «Баттерфляй» (арх. Э. Кондратович) на Республиканской ул. (крайний слева), затем П-образный билдинг квартала «Новый город» (арх. М. Рейнберг), потом  банковское здание «Унитаза». Теперь строят еще одно здание, чтобы церковь уже вовсе не было видно со Смольной набережной. И все без единого проекта застройки набережной Невы на Малой Охте.

Вид на Вид на Успенскую церковь и Малоохтинский пр. в процессе застройки с противоположной стороны Невы.

 

13) Гостиница, Невский пр., 91, лит. А – Гончарная ул., 4. (арх. С. Гайкович).

Уродливый бок гостиницы, торчащий над низкоэтажной застройкой, хорошо виден в створе Невского пр.

 

14) Гостиница и новодел ДК им. Капранова, Московский пр., 97 (арх. Р. Даянов).

Испорчен вид на Московские ворота; при восстановлении ДК им. Капранова превращен в безжизненный муляж, задавленный гигантским массивом гостиницы.

 

15) Надстройка гаража в Волынском пер. (арх. М. Мамошин).

Кровля гаража видна с Дворцовой площади.

 

16) Восстановление башни со шпилем на здании торгового дома «Эсдерс и Схейфальс», Гороховая ул., на пересечении с р. Мойкой.

Шпиль-новодел виден слева от шпиля Адмиралтейства (ср. с № 7 списка). «Это какое-то слесарное изделие. Это венский модерн, мне этот стиль вообще не нравится, но будь он в другом месте – черт с ним. Но когда это рядом с Адмиралтейством, наравне с ним торчит эта штука, — меня она оскорбляет до глубины души. И меня еще больше оскорбляет, что охранники, которые опекают город, которые ругают архитекторов, и они говорят: раз так было, значит это хорошо. Но есть же еще и какая-то квалификация помимо формальных знаний. Не все надо восстанавливать, что было» (из беседы с архитектором Владимиром Поповым).

Восстановленная башня со шпилем на здании торгового дома «Эсдерс и Схейфальс» на Гороховой улице

 

17) Бизнес-центр «Пик», Сенная пл., ул. Ефимова (арх. А. Столярчук и Е. Раппопорт).

Помимо функции усиления хаоса на самой Сенной пл., БЦ перекрыл визуальный коридор по ул. Ефимова с видом на золотой купол Исаакиевского собора. Створ улицы сужен. За такое отрывают не только руки, но еще и ноги.

Ул. Ефимова. Справа — БЦ «Пик»

 

18) Жилой дом «Скай», на пересечении Диагональной и Новолитовской ул. (автор проекта Л. Зайцева, 58-й Центральный проектный институт Министерства обороны).

Замкнул перспективу Владимирского – Литейного пр., откуда отлично видна газовая котельная, стоящая на кровле здания.

 

19) «Парадный квартал» (арх. И. Солодовников и О. Харченко).

Погублен вид на здание госпиталя Преображенского полка (Кирочная ул., 35а), который замыкал перспективу Потемкинской улицы.

 

20) «Лахта-центр» (А. Миллер и помощники)

Считается, что самый высокий зиккурат (башня-храм)  в Вавилоне имел высоту 90 метров. «Лахта-центр» (Лахтинский пр., 2) имеет высоту 462 м, что больше в пять с лишним раз высоты Вавилонской башни.  Башня видна практически во всех точках Петербурга.

 

Комментарий к рейтингу. Особо сильно пострадал Смольный собор, виды на который испорчены со всех сторон. Почему-то есть особая тяга к нему. Также обозначилась тяга к набережным Невы, что вполне естественно – здесь цены на жилье самые высокие. Зато и уродуют набережные особенно изощренно.

Михаил Золотоносов