РНБ. Кому в библиотеке нужна Золотая палата?

В Российской национальной библиотеке хотят воссоздать «Петровскую Золотую палату». Проект примечательный своей, с одной стороны, никчемностью, нецелесообразностью и несвоевременностью, с другой стороны, необходимый как повод для достижения совсем иных целей.

 

Золотая палата

О воссоздании палаты стало известно из двух интервью, которые гендиректор РНБ А.П. Вершинин дал 31 июля «Российской газете»  и 6 августа «Санкт-Петербургским ведомостям» .  «Гвоздем» обоих интервью является информация о том, что в РНБ некие «мы» хотят воссоздать «Петровскую Золотую палату». Кстати, судя по стилистике интервью – особенно это касается интервью «Российской газете» и отчасти текста в «СПб ведомостях», местами слово в слово повторяющего первый материал, — могу предположить, что в РНБ были присланы вопросы, на которые были подготовлены письменные же ответы. Поэтому они и производят впечатление «неживых», неразговорных.

То есть, как мне кажется, это просто имитация интервью. Кстати, именно такой порядок общения с прессой описан на сайте РНБ на странице пресс-службы. Целью такого с позволения сказать «общения» с интервьюируемым является сокрытие его некомпетентности. Кстати, еще когда директором РНБ был Лихоманов, я пытался взять у него интервью, сначала «живое», в режиме разговора, потом даже прислал по их требованию темы для беседы. Но ничего не вышло вообще, все закончилось обращением в прокуратуру и дисциплинарным взысканием Е.В.Тихоновой. Общаться со мной даже письменно администрация РНБ побоялась. Легче получить вопросы по почте, выбрать несколько выгодных и поручить подчиненным подготовить «жестяные» ответы.

Но вернусь к «Золотой палате» — проекту середины XIX в., который предложил тогдашний директор ИПБ барон М.А.Корф, а реализовал В.В.Стасов. В его книге «Галерея Петра Великого в Императорской Публичной библиотеке» (СПб., 1903) подробно описано, что в 1857 г. Корф заявил, что «многочисленность в эстампных коллекциях Императорской Публичной библиотеки портретов Императора Петра Великого, деланных во всех почти странах Европы и даже Азии, дала мысль выставить в Библиотеке – конечно, приличнейшем для сего месте – возможно полное собрание изображений великого насадителя просвещения в нашем отечестве <…>».

Книга Стасова о Золотой галерее

Стасов начал выявлять и собирать материалы, причем к собранию портретов, гравированных на металле и дереве, присоединил портреты, исполненные в XIX в. – литографии, фотографии, гелиогравюры, фотогравюры, лубочные картинки, карикатуры… Результатом пятилетней работы (1857 – 1862) стала выставка портретов Петра I и изображений различных связанных с ним сюжетов, «расположенная в хронологическом и систематическом порядке и устроенная в зале Художественного отделения ИПБ на вертикальных створках многочисленных шкапов ея». Также Стасов сделал описание выставки на французском языке в виде карточного каталога (442 карточки). Впоследствии коллекция пополнялась, и в изданном Стасовым каталоге 1903 года, уже на русском языке, содержится описание 561 произведения.

«<…> Всякий зритель, — отметил Стасов, — имеет возможность обозревать и изучать всю выставку портретов его (Петра I. – М.З.) как одно целое <…>». Эту выставку Стасов назвал «Петровскою Золотою Палатою». Размещалась она в Художественном отделении – нынешнем 15-м зале Русского фонда – вход в него расположен в самом конце бывшего зала социально-экономических наук, где сейчас сидят библиографы и находится участок доступа к электронному каталогу.

И вот в связи с 350-летием со дня рождения Петра I (9 июня 2022 г.) в РНБ решили эту «Золотую Палату» воссоздать. Если каталог Стасова включает 561 позицию, то Вершинин уже фантазирует о том, что Стасов собрал «тысячи источников» и что «в будущем “Золотая Палата Петра Великого” станет центром изучения книжной культуры».

Портреты Петра из книги Стасова

В интервью «СПб ведомостям» Вершинин развил эту мысль: «Можно много говорить о культурном потенциале библиотеки, который порой раскрывается самым удивительным образом. Он позволяет создать в РНБ масштабный центр изучения книжной культуры: рукописных книг, печати петровского времени, изданий эпохи Просвещения, восточных книжных памятников…»

Правда, ГПБ – РНБ и без инициатив Вершинина давно является всемирно известным центром изучения книжной культуры, но он, видимо, об этом еще не успел узнать, поскольку меньше года назад пересел из Президентской библиотеки в РНБ и потому решил создавать здесь то, что уже давно создано поколениями сотрудников.

Не знает Вершинин, видимо, и о том, что его проект включить в эту Палату «книжные редкости, карты петровского времени, автографы» уже выходит далеко за пределы стасовского проекта.

Однако проблема не только и даже не столько в этом. Местом расположения «Петровской Золотой Палаты» выбрана так называемая Косая галерея. Появилась она после того, как архитектор Е.С.Воротилов (в 1872 – 1909 гг.  архитектор ИПБ) построил в 1896-1901 гг. новый корпус (сейчас в нем находится Универсальный читальный зал), и для того, чтобы соединить его со старыми корпусами В.И.Собольщикова и К.И.Росси, на втором этаже устроил галерею, поскольку прохода по первому этажу не было (на его месте располагалось помещение нынешнего Отдела редкой книги).

В Косой галерее сейчас находится карточный Генеральный алфавитный каталог (ГАКа). Поэтому проект реконструкции «Золотой палаты» включает перемещение ГАКа в другое место.

Косая галерея, которую хотят освободить от Генерального алфавитного каталога ради портретов Петра

Но тут сразу возникают проблемы, о которых окружающие Вершинина лизоблюды забыли сказать или не знали сами. Главная проблема – это сохранность реликвий петровского времени. Видимо, те, кто подсказал Вершинину идею восстановления «Золотой палаты», то ли не знают, то ли не подумали о ценности артефактов начала XVIII в.: географических карт, книг, автографов, гравюр… Сейчас все это хранится в фондах, но как будет обеспечена сохранность (в смысле возможности украсть), когда все это вынесут в Косую галерею и открыто выставят? Еще важнее, что постоянно держать на свету старинную бумагу категорически нельзя, это для всех артефактов, которым почти по 300 лет, гибельно. То есть предложить все это могли только непроходимые дилетанты.

Вторая проблема – это отсутствие необходимости иметь эту выставку как постоянную. Да, 350-летие Петра I, основателя нашего города, отметить нужно, однако если в одно место повесить 500 портретов Петра, то очевидно, что все это быстро перестанет быть интересным даже специалистам, которые с этим знакомы и так. То есть проект может иметь место только как временный.

Наконец, надо учесть, что отношения к ИПБ Петр при всем своем величии не имеет. ИПБ – детище Екатерины II и екатерининского века Просвещения. Поэтому устраивать такой антиисторический винегрет просто смешно. Оттого, что барон Корф придумал, а Стасов в 1857-1862 гг. реализовал этот проект, еще не следует, что сейчас это надо обязательно реконструировать.

Не надо пытаться РНБ музеефицировать, заставив ее двигаться в обратном направлении.  Это учреждение – не музей, а библиотека, функции которой – комплектование, хранение и выдача читателям документов по индивидуальным требованиям. Это суть собственно библиотечной работы, о которой и Вислый, и теперь Вершинин стараются забыть.

Но если выставка «Петровская Золотая Палата» будет временной, то для нее не обязательно нужна Косая галерея. Разместить ее можно во многих местах главного здания РНБ: в Универсальном читальном зале в корпусе Воротилова, в Ленинском зале, в зале Корфа, наконец, в помещении Ларинского зала, т.е. Отдела эстампов, что, как говорится, сам бог велел, поскольку эстампы в этом отделе и хранятся. Доставать автографы (какие? чьи?) и географические карты вообще не следует: во-первых, они слишком для этого хрупкие и ценные, во-вторых, в витринах их все равно разглядеть трудно. Это просто фальшивые хлопоты.

 

Cui prodest? Кому выгодно?

 Как писал В.И.Ленин, «когда не сразу видно, какие политические или социальные группы, силы, величины отстаивают известные предложения, меры и т. п., следует всегда ставить вопрос: “Кому выгодно?”».

Вся затея с восстановлением «Золотой Палаты» нужна, как я полагаю, не столько для празднования 350-летия Петра I (хотя внезапный монархизм для бывших членов КПСС весьма характерен), сколько для решения других задач.

Прежде всего, в этом отчетливо виден реликтовый след попытки, относящейся к эпохе директора Вислого, рейдерского захвата главного здания с его зачисткой от книг (под прикрытием некой антинаучной музеефикации) с целью сдачи опустошенных помещений в аренду, символом которой стал знаменитый ночной банковский корпоратив 28 марта 2017 г. (см. тут). Не случайно вслед за Вислым нынешний гендиректор повторяет, как попугай: «На протяжении ХХ века из-за многочисленных переделок и перепланировок многие залы утратили свой исторический облик. Тогда просто не было места, вот и приходилось использовать под стеллажи буквально каждый квадратный метр. Сейчас ситуация изменилась. <…> Основной русский фонд сегодня полностью заставлен стеллажами – ему тоже нужно вернуть прежний облик». То есть библиотека забита книгами – какой ужас! Надо книги выкинуть, чтобы все было так, как в начале XIX в. Хочется только спросить: а кто сказал, что Основному русскому фонду нужно вернуть прежний облик? И зачем?

От тех планов зачистки главного здания остались идеи переселения Отдела комплектования и Отдела обработки и каталогов, которые находятся на 4-м и 5-м этажах дома на Садовой ул., 18, в новое здание на Московский пр., и передислокации на их место ГАКа из Косой галереи.

Распоряжение прежнего гендиректора РНБ А.И. Вислого

Напомню, что согласно п. 3 распоряжения гендиректора РНБ А.И. Вислого от 27.09.2017 № 77, «после введения в эксплуатацию Второй очереди Нового здания РНБ Отдел комплектования и Отдел обработки и каталогов в соответствии с Планом от 09.11.2016 г. переместить в Новое здание РНБ. Для осуществления прохода читателей из корпуса Воротилова в корпус Росси Главного здания РНБ Генеральный алфавитный каталог переместить из помещения 56 (Косая галерея) в помещения 76, 77, 78, 171, 174, 174а, 190а Административного корпуса РНБ».

Помещения, в которые Вислый пожелал перевести сотрудников, представляют собой узкие участки, примыкающие к окнам, которые уже после завершения строительства вырезали из помещений книгохранилищ. Первоначально размещать там эти два отдела не планировали, это результат проекта зачистки главного здания РНБ, который пытался продвигать Вислый. Скажем, в ответе из Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации Министерства культуры РФ от 27.12.2017 № 3675, который заместитель министра культуры РФ Рыжков О.В. переправил депутату ЗакС Вишневскому Б.Л. письмом от 28.12.2017 № 21638-011-55-01, было указано:

«Назначение 2-ой очереди строительства — административное здание, так как оно служит для размещения фондохранилищ и административного персонала библиотеки для работы с этими хранилищами <…>».

Но ни Отдел комплектования, ни Отдел обработки и каталогов, депортируемые сюда с Садовой ул., 18, для работы с книгохранилищами не предназначены. Персонал для работы с книгохранилищами – это совсем другие люди.

Поэтому и не удивительно, что тот же Отдел комплектования собирались (и, возможно, сейчас собираются) разместить на пяти этажах (один отдел!) в приоконных зонах на краю книгохранилищ под потолками высотой 2,2 м, т.е. в помещениях крайне неудобных, демонстративно нарушающих СНиПы и для размещения одного отдела практически негодных.

Поначалу перемещение отделов планировалось осуществить чуть ли не к ноябрю 2017 г., но, естественно, это не состоялось, а в марте-апреле 2018 г. я преподнес Вислому сюрприз: обратился с заявлением к начальнику ГУ МЧС по Санкт-Петербургу генерал-лейтенанту внутренней службы А.Г.Аникину. В своем заявлении я указал, что с учетом некоторых особенностей строительства 2-й очереди нового здания считаю, что офисные помещения, предназначенные для сотрудников Отдела комплектования и Отдела обработки и каталогов, не имеют эвакуационных выходов или их длина превышает нормативную, т.е. нарушены требования пожарной безопасности. Второй пункт заявления – материалы облицовки полов, потолков и стен офисных помещений для этих отделов и эвакуационных выходов, если они есть, пожароопасны.

Генерал Аникин распорядился дать моему заявлению ход, в результате проверки в апреле 2018 г. ГУ МЧС обнаружило несоответствие материала отделки потолка в эвакуационных коридорах длиной около 60 м нормам пожарной безопасности и возбудило дело об административном правонарушении (см. статью от 28.04.2018). Понятно, что при строительстве решили сэкономить на облицовочных плитах, использовав более дешевые, а разницу в стоимости кто-то успешно приватизировал. Но на такую ерунду никто внимания не обратил.

Не объясняя причин, Вершинин сообщил в интервью «СПб ведомостям»: «Мы до сих пор не можем начать в нем (2-й очереди нового здания РНБ. – М.З.) полноценную работу. Пожарная инспекция не разрешила начать эксплуатацию здания, причина – “горючие” потолки. Приходится заниматься переделкой. Наконец-то получены средства на замену этих потолков. К ноябрю работа должна быть выполнена».

Прямо о депортации двух отделов в новое здание Вершинин не сказал, но «горючие потолки» связаны именно с ними. Однако внутри главного здания сейчас существует – после состоявшегося перемещения в новое здание книжных и журнальных фондов — достаточное количество помещений, чтобы можно было, не трогая отделы комплектования и обработки и каталогов, найти пространство для размещения ГАКа с целью освобождения Косой галереи.

Причем в 2016 – 2017 гг., планировалось ликвидировать проход по первому этажу из корпуса Воротилова в корпус Росси, вернув этот коридор Отделу редких книг. Вершинин на эту тему тоже сказал «СПб ведомостям»: «Необходимо воссоздать историческую планировку отдела редкой книги». Это означает демонтаж временной стенки, отделяющей Редкую книгу от коридора, и его ликвидацию.

Если просуммировать высказывания Вершинина, то получится, что планируется одновременно ликвидировать коридор на первом этаже, связывающий корпуса Воротилова и Росси, и, освободив Косую галерею от ГАКа, занять ее под «Петровскую Золотую Палату», сделав ее, таким образом, одновременно и сквозным проходом, и выставкой артефактов XVIII в., т.е. особо ценных предметов Библиотечного фонда РФ. Безумие этого проекта очевидно и в доказательствах не нуждается.

Впрочем, вероятнее, что задуманы два этапа. Поскольку сейчас оказалось актуальным 350-летие, то можно легко получить от Министерства культуры деньги под «Золотую палату», причем общая сумма включает: 1) замену облицовки потолка эвакуационного коридора длиной 60 м в новом здании, 2) перемещение двух отделов туда же в тесные камеры приоконных зон и 3) передислокацию ГАКа.

Понятно, что просто сделать выставку гравюр с изображениями Петра I в том же Ленинском зале (зале Собольщикова) можно и без дополнительного финансирования, просто в рабочем порядке. Но кому же нужна такая ерунда! И что с этого будешь иметь? Так юбилей Петра I оказался выгодным мотором целой цепочки перемещений.

А потом можно получить новые деньги для восстановления прежнего пространства Отдела редкой книги, что включит ликвидацию коридора на первом этаже и демонтаж «Золотой палаты» для освобождения Косой галереи, которая станет просто сквозным проходом. Главное – это все время получать деньги, находчиво придумывая для этого поводы, а уж целесообразность проектов перемещений и переделок никому не важна, особенно для Министерства культуры. Важна динамика, которую все они вместе выдают за «развитие». Просто работать в соответствии с Уставом РНБ, не интересно и не выгодно.

Понятно, что под улучшение обслуживание, увеличение числа съемщиков в фондах, увеличение числа сотрудников в отделах, ответственных за сроки обработки книг, поступающих в РНБ (о чем шла речь в первой части статьи), в целом за восстановление кадрового состава, который позволит РНБ выполнять уставные требования, — под это всё министерство денег не даст. И характерно, что в интервью Вершинин об этих жгучих проблемах не сказал ни слова. Его интерес ограничен только недвижимостью и вопросами ее использования. Как это характерно для всех этих «менеджеров от культуры».

В этом свете вполне закономерным являются высказанные Вершининым мысли об использовании «Дома Крылова» — принадлежащего РНБ на праве оперативного управления здания по адресу: Садовая ул., 20: «<…> Чтобы наращивать прирост внебюджетных средств, надо объединять усилия с инвесторами (сотрудничеством с библиотекой, например, заинтересовался сейчас один из “шоколадных королей”)».

Можно предположить, что имеется в виду Е. Пригожин, владелец магазина «Музей шоколада» в Строгановском дворце, принадлежащем Русскому музею на праве оперативнонго управления. Я бы даже не возражал против устройства в д. 20 по Садовой ул. кондитерского магазина вместо книжного салона и информационного центра, если бы мог на секунду представить, что эти внебюджетные средства пойдут на улучшение библиотечного обслуживания в РНБ, на восстановление необходимой численности сотрудников, в том числе в Информационно-библиографическом отделе и в Отделе библиографии и краеведения, на увеличение зарплат сотрудников, а не на  реализацию разного рода нездоровых фантазий вроде стеклянного купола над внутренним двором РНБ для создания «зоны отдыха» и организации «открытых пространств», которые сделали бы РНБ «более популярной в городе».

Комментировать эту маниловщину, придуманную еще при Вислом для перепрофилирования главного здания РНБ в коммерчески выгодное пространство после реализации рейдерского захвата, даже смешно.

Михаил Золотоносов

 

Парадокс: чем меньше в РНБ читателей – тем хуже обслуживание. Подробнее об этом см. — здесь.