Самое скверное в нынешних протестах

Сегодня на согласованный митинг в Москве пришло 50 тысяч. Это, конечно, много, но не особо, если вспомнить, что в 2011-12 годах выходило по 120 тыс.

Но главное даже не это, а то, что на не согласованный митинг 3 августа вышло, по разным оценкам, от 1,5 тыс. до нескольких тысяч человек.

Что это значит? Это значит, что никто (почти никто) из протестующих не тяготеет к тому, чтобы получить дубинкой по голове и оказаться в автозаке с перспективой оказаться на зоне (и слава богу, что не тяготеет!).

А тяготеют протестующие к тому, чтобы просто выказать «надоевшему» Путину свою враждебность, эмоционально разрядиться — и отправиться с чувством выполненного морального долга по домам, к родным компам.

Как это уже было в 2007-08 и в 2011-12 гг.

И «надоевший Путин», разумеется, прекрасно понимает и истинный масштаб, и истинный настрой манифестантов. И класть палец в рот в очередной раз разбушевавшимся «бандерлогам с контрацептивами» не собирается ни секунды. (У него есть дела поважнее — он Сибирь палит дотла и Северный Ледовитый прекращает в ядерный могильник).

Повторяется, таким образом, то, что уже «накатано»: протестное возбухание под политически ничтожными лозунгами («Чурова в отставку!», «Яшина в Мосгордуму!») — а дальше репрессии и несколько лет политической апатии.

А ведь каждый раз многим казалось (в 2007 году, каюсь, и мне тоже), как Болконскому на Бородинском поле — что «вот оно, началось!..»

Но — нет. Не начиналось и не могло начаться. Не начнётся и в этот раз.

А вот реальные сроки и посадки очередных реальных людей — рядовых активистов (нет, не Соболей и Навальных), к сожалению, будут. И вот это — самое прескверное, по моему глубокому убеждению, во всей этой с самого начала грязноватой истории.

Даниил Коцюбинский