Серафимы и херувимы. В Петербурге — омоложение епископских кадров

Петербургская епархия пережила насыщенное событиями лето. Неизвестно, чем закончится история со смертельным ДТП, в которое попал один из ближайших к митрополиту Варсонофию священников. А до этого произошло и вовсе экстраординарное: впервые за 10 лет в городе поменялся состав епископата.

ДТП, в которое попал настоятель Сампсониевского собора архимандрит Серафим (Шкредь), – история, не являющаяся тайной. 4 августа автомобиль BMW X5, выехав на встречную полосу, столкнулся с «Ладой Калина», находившаяся в ней женщина погибла. Внедорожником, по официальной версии, управлял выпускник Петербургской духовной академии Марьян Романцов, которого суд отправил под домашний арест. Пассажиром был владелец машины архимандрит Серафим, ехавший в паломничество по святым местам Саратовской области.

Вместе с тем, как пишет «Фонтанка», архимандрит Серафим не раз нарушал на своем внедорожнике ПДД, в частности – его штрафовали за нарушение скорости.

Известный церковный расследователь диакон Андрей Кураев предположил, что состав пассажиров мог быть иным и в машине мог находиться сам митрополит Варсонофий. Дело в том, что как раз в это время он тоже совершал паломнический тур по этим местам, причем в компании архимандрита Серафима, чему есть подтверждения на сайтах местных епархий. «Там (речь идет о сайте Пензенской епархии. – Ред.) на фото кроме двух митрополитов лишь один человек в рясе, двое в подрясниках. В рясе именно Шкредь. То есть из клириков СПб епархии митрополита Варсонофия сопровождает только он. А если делегация столь мала – то, может, и помещается она в одной машинке?» – пишет Кураев в своем ЖЖ. Более того, он обращает внимание, что в первых сообщениях о ДТП как раз и говорили, что в машине ехала делегация петербургской епархии. Официально эта информация, естественно, тут же была опровергнута: «В связи с информацией в СМИ о ДТП в Саратовской области с участием автомобиля петербургского священнослужителя сектор коммуникаций епархиального информационного отдела сообщает: архимандрит Серафим (Шкредь), настоятель Сампсониевского собора Санкт-Петербурга, совершал частное паломничество. Никакой “делегации Санкт-Петербургской епархии”, как пишут некоторые СМИ, в его автомобиле не находилось, и сам он не входил в состав какой-либо церковной делегации», – говорится на сайте петербургской епархии.

Но вопрос о том, сидел ли митрополит Варсонофий в BMW, которая таранила «Калину», не имеет практического смысла, поскольку если и сидел, то вряд ли за рулем. А вот архимандрит Серафим вполне мог оказаться настоящим водителем. И это уже принципиально, потому что священник, совершивший смертельное ДТП, вне зависимости от степени своей виновности, по церковным канонам не имеет права служить. То есть это конец карьеры.

Тогда как карьера у отца Серафима очень быстрая и красивая. Он – из числа молодого окружения митрополита Варсонофия, которое вместе с мордовскими священниками в возрасте, вывезенными владыкой из Мордовии, составляет его команду.

Архимандриту Серафиму 39 лет, он приехал вслед за митрополитом Варсонофием из Мордовии и сразу же стал ключарем Исаакиевского собора. Как раз на время его недолгого правления пришлась знаменитая речь тогдашнего директора собора Николая Бурова на пасхальном приеме у митрополита Варсонофия, в которой он советовал последнему «следить за своими мальчишками». Вскоре разразился скандал с передачей Исаакия, и отца Серафима поменяли на священника с петербургским происхождением, отправив Шкредя в тихий Сампсониевский собор. Где он и пребывает по сию пору, оставаясь, тем не менее, членом ближнего круга митрополита. Нелепые случайности вроде смертельного ДТП не должны помешать карьере отца Серафима.

Архимандрит Серафим. Приехал в Петербург вместе с Варсонофием из Мордовии.

Более того – Петербургу ниспослан еще один Серафим. Решением Синода, заседавшего в юбилей расстрела страстотерпца Николая, ректором Петербургской духовной академии назначен епископ  Серафим (Амельченков), занявший место архиепископа Амвросия.

Амвросий был наиболее ярким и публичным епископом среди трех петербургских викариев (епископов без собственной епархии). Именно ему поручили представлять церковь в публичном пространстве, когда скандал вокруг Исаакия только начинался и епархия устраивала совместную с дирекцией музея пресс-конференцию. Амвросия считали носителем либеральных по церковным меркам взглядов (впрочем, некоторые источники говорят, что это не более чем внешняя маска).

Однако за судьбу этого архиепастыря не стоит переживать: из кресла ректора петербургских духовных школ он пересел в кресло ректора московских, став одновременно викарием уже не Петербургской, а Московской епархии.

Амвросий – единственный викарий, имевший не местное происхождение. Он учился в Москве, работал в Сретенском монастыре у епископа Тихона (Шевкунова), был прислан в Петербург руководить СПб духовной академией и теперь точно так же отозван обратно. В этом его перемещении нет ничего, кроме очередного карьерного шага.

В этом смысле появление на месте Амвросия епископа Серафима – событие из той же серии, но еще более характерное. Ему всего 33 года, епископом он стал год назад, идя вверх по административной лестнице духовного ведомства семимильными шагами В 22 года он стал секретарем Смоленской епархии, то есть фактически главным ее бюрократом. В 30 лет, в 2015 году, – ответственным секретарем управления делами всей Московской патриархии и непосредственным подчиненным митрополита Варсонофия, который возглавляет это ведомство. В 2017 году, одновременно с епископской хиротонией, стал начальником Синодального отдела по делам молодежи. Одновременно с впечатляющей скоростью постигал науки – перескакивая в семинарии через курс и одновременно учась в светском вузе, епископ Серафим в 21 год стал кандидатом богословия. С таким опытом не стыдно и студентами СПбДА командовать, даром что сам не намного их старше.

Секрет таких впечатляющих успехов – не только в талантах владыки Серафима, но и в том, что он вырос на глазах патриарха. С детства будущий епископ прислуживал в кафедральном соборе Смоленска, а Смоленской епархией тогда руководил митрополит Кирилл (Гундяев). Владыка Серафим благоразумно не стесняется этого знакомства и каждый раз о нем напоминает.

«Еще в школьные годы, в восьмом или девятом классе, в одной из серьезных бесед, каких с владыкой Кириллом у нас было много, он сказал о том, что нужно мне делать и к чему стремиться. “В семинарии тебе долго учиться не надо, многие вещи ты знаешь из непосредственного церковного опыта”, – сказал митрополит. “Затем ты поступишь в духовную академию, – продолжил владыка, – окончишь ее со степенью кандидата богословия и, если будет необходимость, получишь и высшее светское образование”. Собственно, все так и получилось», – рассказывал владыка Серафим в интервью смоленским «АиФ».

Источники «Города 812» в церковной среде говорят, что по причине каникул и отпусков с новым ректором еще никто пообщаться не успел, но ожидают от него более консервативной политики, чем от Амвросия. Хотя, по идее, будучи воспитанником такого видного экумениста, как патриарх Кирилл, Серафим должен был бы проникнуться его идеями. Возможно, такое мнение есть следствие стереотипа, что либеральные взгляды возникают из внутренней смелости и самостоятельности.

Существует теория, согласно которой петербургская епархия – настолько мощная потенциальная стартовая площадка, что оба постсоветских патриарха, сами будучи выходцами из Ленинграда, профилактируя появление конкурентов, специально не отдают ее в управление ярким людям. Одновременно, как видно, Петербургская духовная академия также не доверяется местным кадрам и выводится под московский контроль. Новый епископ, конечно же, не будет конкурентом митрополиту Варсонофию, поскольку оба они – солдаты одного и того же командира. И, судя по всему, в компании остальных первых лиц епархии он будет смотреться не очень органично.

Станислав Волков

На фото заставки: епископ Серафим  (Амельченков).