Страшная ошибка профессора Преображенского. Новый взгляд на «Собачье сердце»

Вместе с маститым художником Богорадом продолжаем социальный проект – напоминаем народу, какие книжки он когда-то читал, но забыл, про что там написано. Сейчас объясним про «Собачье сердце» – не все там просто.

Сюжет такой. 1920-е годы. Советская власть. Москва. Крайне симпатичный профессор Филипп Филиппович Преображенский живет и в семикомнатной квартире и там же практикует – омолаживая пациентов, пересаживая им то одно, то другое от животных. Пересадил женщине яичники обезьяны – сразу не женщина, а конфетка. А потом проводит эксперимент наоборот – собаке Шарику пересаживает гипофиз вора и балалаечника Чугункина. Собака превращается в человека – Полиграфа Полиграфовича Шарикова. Шариков оказывается хамом и пьяницей, попадает под коммунистическую пропаганду Швондера, считает себя пролетарием. В итоге профессор делает Шарикову обратную операцию  – он опять превращается в собаку.

Тут стоит заметить, что кроме медицинской практики и наблюдений за странностями советской жизни профессор Преображенской на протяжении всей книги ведет борьбу за квартиру: то его пытаются уплотнить, то Шариков требует себе жилплощадь. Некоторые из этого делают вывод, что профессором вообще двигают меркантильные жилищные интересы. Но мы эти инсинуации отвергаем, потому что нам с Богорадом профессор нравится.

Другое дело – изготовление из собаки человека. По сюжету это получилось у профессора случайно, но с другой стороны – в точно отмеренный час. Новый человек Шариков появляется на свет в ночь с 6-го на 7 января – на православное Рождество. То есть налицо попытка создать нового Христа. Но попытка, признанная самим создателем неудачной.

Художник Богорад говорит, что если посмотреть на историю с собакой Шариком с точки зрения собаки Шарика – то это вообще кошмар. И налицо жестокое обращение с животными (ст. 245 УК РФ – до трех лет лишения свободы).

Не споря с большим художником, мы заметим, что профессор Преображенский на самом деле сделал только одну ошибку – не у того взял гипофиз. Если бы он воспользовался гипофизом не рецидивиста, алкоголика и балалаечника  Клима Григорьевича Чугункина, а какого-нибудь нежного, интеллигентного человека, то и история пошла бы совсем по-другому.

Всегда надо думать, из какого тела гипофиз вынимать.

С.Б.