«Агрессия власти — одна из причин нападений на школы»

Криминолог Яков Гилинский о стрельбе в Керчи.

Стрельба в Керчи с многочисленными жертвами вновь заставила задуматься, почему нападения в школах происходят все чаще. Можно ли сравнивать стрельбу в керченском колледжк с событиями в американской школе «Колумбайн»? Что приводит подростков к насилию? Какую роль здесь играет интернет? На эти вопросы «Городу 812» ответил криминолог Яков Гилинский.

—  В последнее время мы все чаще слышим о нападениях на школы и университеты? Почему так?

— Это будет происходить только чаще и чаще во всем мире. Мы живем в совершенно новом обществе постмодерна или, как ещё говорят, в мире постиндустриальном. Это общество с абсолютно новыми свойствами. Это и глобализация, и массовая миграция, и фрагментаризация, то есть раскол общества, и виртуализация, когда мы живём одновременно в двух мирах. Всё это влечёт огромное количество последствий. Например, с конца 90-х сокращается преступность во всём мире. Во всех странах без исключения. Почему? Потому что основной субъект уличной преступности: подростки и молодежь, — они ушли в интернет.

— Но это положительные последствия. Как эти глобальные процессы могли повлиять на юношу из Керчи?

— Запросто. Специалисты, изучающие общество постмодерна, говорят о шизофренизации сознания, его изменении именно благодаря новым, плохо изученным глобальным явлениям. То есть, меняется психология. С другой стороны, возрастает уровень агрессии, который подогревается государством и многими СМИ. Вы посмотрите на то, что идёт сейчас по телевизору и мелькает в заголовках. Да там любой с ума сойдёт. Всюду враги, все нас окружают, вместо братьев-украинцев фашисты, от которых надо обороняться. Весь мир против нас. Но это же безумие, сумасшествие власти, которое не может не привести к таким поступкам.

— Но ведь среда тоже влияет? Семья, друзья, учителя.

Это, безусловно, тоже влияет. Любой поступок любого человека обусловлен в том числе теми условиями, в которых он живёт. Что происходит в семье, на учебе, на работе. Но это зависит от конкретного дела. Про подозреваемого Владислава Рослякова сложно пока что-то сказать, ещё не прошли экспертизы, данных мало. Это могут быть и проблемы в семье, и проблемы с девушкой, — всё, что угодно. Но в глобальном смысле среда сейчас крайне неблагоприятная.

— Расстрелы в школах США имеют ту же природу? Многие сейчас сравнивают произошедшее в Керчи с массовым убийством в школе Колумбайн.

— Да, это происходит по похожим причинам и в Америке, и в других странах. Просто про Америку у нас говорят очень много. На самом деле, это общемировая тенденция.

— В таких историях могут быть виновные помимо самого убийцы?

Обвинять родителей или школу несерьёзно. Влияют все и вся. Может быть, он послушал мою лекцию в интернете и решился на преступление. Опять же, всё зависит от конкретного дела. Сейчас пытаются искать возможных сообщников. Может быть, кто-то ему посоветовал или подтолкнул. Но об этом, повторюсь, пока сложно говорить.

— Многие считают, что агрессия подростков и молодежи связана с интернетом. Грешат, в частности, на игры-стрелялки, которые культивируют жестокость. Вы согласны с тем, что это усугубляет ситуацию?

Это всё глупости. Стрелялки наоборот помогают, благодаря ним подростки вместо того, чтобы идти с ножом на улицу, сидят и играют. Были исследования, например, Техасского университета. Когда на рынок стрелялок выкидывают новую игру, уровень преступности значительно сокращается. Как вы видите, происходит всё ровно наоборот. Люди дают оценки, ничего не зная.

— А как можно предупредить подобные преступления или хотя бы снизить их частоту?

Со стороны государства должен быть посыл взаимной дружбы и толерантности, без всего этого бреда про врагов на каждом шагу. Агрессия от власти и средств массовой информации передаётся и напрямую человеку, и через среду.

— Есть ли смысл ужесточать процедуру выдачи разрешения на оружие?

— Ужесточение не уменьшит уровень преступности. Во-первых, оружие всегда можно найти, купить на чёрном рынке. Или сделать дома на кухне с помощью 3D принтера, если угодно. Запреты ничего не дают. Не запретами надо действовать, а изменением морального климата в стране. Важно понимать, что у каждого человека есть право на свои желания, надежды, привязанности и склонности. Агрессию надо сменить на толерантность.

Анастасия Беляева