Что мы должны понять, заглянув в декларации Бортко и Беглова

Некоторым кажется, что публикация деклараций чиновниками, депутатами и прочими начальниками – это борьба с коррупцией. И эти некоторые даже сетуют, что неэффективная борьба выходит: всегда выясняется, что миллионы в этих декларациях добыты совершенно законным путем.

Так нет. Декларации – это не для борьбы. Это для стимула.

Что мы видим в декларациях? Что те, кто их подает, – очень состоятельные люди. Вот глава РЖД заработал в 2018 году 220 миллионов рублей. Глава Росатома – 91 миллион. Депутат и коммунист Бортко – 16 миллионов. Врио губернатора Петербурга – 6,1 миллиона.

Понятно, что это и должно послужить стимулом – чтобы мы стремились за передовиками. И понимали, что работа в РЖД лучше работы в Росатоме. И лучше стремиться в Госдуму, чем в губернаторы Петербурга. Но в любом случае куда-то стремиться надо.

Есть, правда, теория Жана де Лабрюйера. Этот француз (жил четыреста лет назад) утверждал, что утешением для всех народов является только то, что государь – единственный, кого они обогащают. А если в стране обогащается не только государь, то – конец. Бунты, революции, смута, крушение стабильности и вертикали.

Может быть, где-нибудь теория Лабрюйера и работает. Но в России – точно нет. Здесь никакие миллионы никого на смуту не возбуждают. Но и стимулом почему-то не работают.

Вероятно, потому, что законы Адама Смита до нас еще недавно добрались. И мы живем еще в досмитовской эпохе.

Адам Смит – это тот, который 250 лет назад придумал экономическую теорию, по которой надо все время становиться богаче. А до Смита мало кто к этому  стремился. То есть о богатстве, может, и мечтали, но до того, что есть связь между работой и богатством, не додумывались.

Вообще, идее, что каждый человек должен стремиться повышать свое материальное благосостояние, очень мало лет. Еще в XVII веке Уильям Петти, основатель школы политической арифметики, писал, что найти рабочую силу при высоких зарплатах очень трудно: люди не понимают, зачем им зарабатывать больше денег, чем раньше. Люди в то время работали не для того, чтобы заработать, а по привычке, потому что так делали их отцы и деды.

Но потом Смит придумал рыночные законы, и все в итоге обернулось обществом потребления, идеей прогресса и тем, что глава РЖД стал получать 220 миллионов в год.

Но не на всех в России законы Адама Смита подействовали. Может быть, у нас вообще никакие стандартные западные теории не работают. Ни теория француза Лабрюйера, ни теория шотландца Смита.

И власти должны были бы радоваться этому обстоятельству. Но они проявляют беспокойство – что объяснимо: трудно управлять страной, в которой ты не понимаешь, какие законы действуют. Поэтому они все время и спрашивают народ – как один молодой священник у члена своего прихода:

– Мне крайне неприятно поднимать этот вопрос, но почему вы всегда засыпаете на моей проповеди?

– Падре, о чем вы беспокоитесь? Разве я заснул бы, если бы вам не верил?

Примерно так и отвечает наш народ на каверзные опросы. Но беспокойство не проходит.

Тут два выхода. Еще подождать – может, какой закон и сработает. Или прибавить к Адаму Смиту что-нибудь самобытное.

Скажем, Конфуция с его идеей жизни по ритуалу (то есть по традиции). Что такое ритуал – Конфуций более-менее внятно объяснял: 1) ритуалу необходимо следовать в большом и в малом и не делать ничего, что ему не соответствует; 2) а когда его спросили про сущность ритуалов, ответил, что простую церемонию необходимо сделать бережливой, а похороны скорбящими.

По сути, застой в позднем СССР – это жизнь без перемен. То есть реализация конфуцианского принципа жизни по ритуалу.

Возможно, не только я до этого додумался. И умные люди в Кремле давно совмещают Смита с Конфуцием. Только об этом не говорят. Не хотят зря беспокоить.

Сергей Балуев

Без бороды — Адам Смит. С бородой — Кун-цзы (т.е. Конфуций)