Что народу нужнее? Четкий позитивный лозунг или шашлык на природе?

Прочитал «Непопулярный прогноз на ближайшее будущее» — статью уважаемого мной Даниила Коцюбинского, опубликованную на сайте уважаемого мною журнала «Город 812». Про то, что оппозиционеры, выходящие сейчас на митинги, совершают большую глупость и только укрепляют власть. А надо сидеть тихо, и тогда либеральное время, может быть, и наступит.

Хочу ответить. Поделиться простыми мыслями. Даже не возразить — потому что не могу сказать, что понял все намеки,  аллегории и отсылки. Тем более выводы.

Итак,  Даниил Коцюбинский дает понять, что ничего не изменится, пока люди не пойдут открыто свергать власть, опираясь на несуществующие пока программы оппозиционеров на тему «Как нам жить дальше?», которые к тому же желательно подготовить в регионах. А пока этого нет – никаких перемен не будет, потому что лидеры сопротивления «на прикорме» у власти.

Я тоже думаю, что  ничего хорошего из нынешних протестов не выйдет, но не потому, что лидеры сопротивления «на прикорме» — нет,  просто «далеки они от народа». А народ еще дальше от них. А люди наши перемен не хотят.

Автор « Непопулярного прогноза» пишет о том, что оппикам (лидерам протеста) надо не обращаться с требованиями к власти нашей авторитарной, как они делают в ходе выражения  недовольства по поводу выборов в Мосгордуму, а стремиться прийти «ей (власти) на смену». А так, дескать, оппозиционеры признают легитимность этой самой авторитарной власти и выглядят «коллективным уличным челобитчиками».

То есть – по этой логике – надо сидеть дома и спокойно смотреть, как власть нарушает закон. А она его нарушает. Как раз оппозиционеры (кандидаты на выборах в Мосгордуму)  действовали в рамках закона — собирали подписи, подтверждали голоса, хотели зарегистрироваться. Им не дали, голоса тех, кто хотел, чтобы Соболь, Гудков, Яшин попали в Мосгордуму, украли. Только поэтому оппозиционеры пошли на улицу. Поэтому вышли их сторонники. Власть нарушила закон — и это вызвало ответную реакцию.

Даниил Коцюбинский пишет, что протестанты, которые обращают к власти свои «коленопреклоненные холопские мольбы», должны были обращаться не к Кремлю, а к народу. А разве они не обращались к народу? Как раз обращались. К той его части, кто хочет перемен, новой жизни, справедливости. И народ, который хочет справедливости, эти призывы как раз услышал.

Это очень смелые люди. Поэтому их немного. Смелых всегда очень мало.

И вот этот выход смелых на площадь Даниилу Коцюбинскому не нравится. Тогда вопрос: как же тогда это делать — «стремиться прийти ей (власти) на смену»? «На приступ Петровку брать»? — как говорил герой одного фильма. То есть, идти свергать власть с вилами, грубо нарушать закон?

Как я понял Даниила, сначала надо написать программу, потому дождаться, когда власть успокоится, впадет в спячку, а уж потом народ этой программой удивить. А народ как  программу прочтет, так и загорится новыми знанием и энергией.

Я-то думаю, что как раз тут у уважаемого Даниил Коцюбинского ничего не выйдет. Наш народ вообще ничего не хочет в массе своей. Интересоваться не хочет. Что-то менять – не хочет. С кем-то бороться – не хочет.

Все думают: живем неплохо, не шикуем, конечно, бедновато, живем, но главное, чтобы не было  хуже.

Поэтому надежды Даниила Коцюбинского, что если нашим людям предоставить программу на тему «Как нам жить дальше?» и озвучить  «узнаваемый «народом» четкий позитивный лозунг, который должен объяснить, как страна должна выйти из самодержавной реальности», то все в народе и стране изменится, я считаю наивными. «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали. Оно, может, и умно, но больно непонятно».

Какие лозунги, какая программа, какое «региональное самосознание», какая новая «политическая элита, работающая на фундаменте позитивного и конструктивного регионального мифа» (цитирую «Непопулярный прогноз»), когда Россия в массе своей и не знает об этих митингах. И знать о них не хочет.

В лучшем случае —  «А сахар после восстания будет?» Так размышляли звери, которых истязали новые хозяева жизни в «Скотном дворе». Если сахар будет — то хорошо. Так сахар и сейчас в магазинах есть. Сахар есть — значит, все в порядке.

Просто для примера. Три года назад в доме, где я жил, началась коммунальная война. Был Жилкомсервис — создали ТСН (Товарищество Собственников Недвижимости). Люди проголосовали за ТСН, потому что вроде хотели перемен: подъезды — грязные, лифты — сломанные, квартплата — высокая. Но, как-то только узнали, что сбором денег занимается их сосед, который создал ТСН, возмутились и продолжили платить Жилкомсервису. Так привыкли. Пусть хуже, но лишь бы соседу лучше не было. Так и приходят жильцам две квитанции на оплату «коммуналки» — красная (от Жилкомсервиса) и белая (от ТСН). Революционеры, конечно, в меньшинстве. Я уже переехал из этого дома в другой, а мне на электронную почту все поступают сообщения: «Не позволим Жилкомсервису» обворовывать жителей!», «Давайте сами решать, на что тратить наши деньги и как содержать дом»!

Так и с выборами. Большинству ничего не надо. Хотя симпатичное мне меньшинство есть. Этот год показал: новые люди, образованные, умные, не зашоренные, способные заниматься политикой, решать проблемы, гласно их обсуждать, бороться за права граждан и за свои права, — очень быстро появляются, если им дать законную возможность это делать. Остальные хотят есть шашлыки и культурно отдыхать на замусоренной  природе?

Страшно далеко это умное меньшинство от любящего шашлык на природе народа. И народ от них далек.

И этому народу, Даниил, вы призываете сочинять программы, предлагать лозунги, изобретать «новую политическую реальность»?

Может, еще народу переписку Энгельса с Каутским почитать?

Кирилл Легков