Денис Коротков: «Они говорят, что я сотрудничаю с ИГ*, и показывают чувака с полотенцем на голове»

Пригожинские медиа из пула «Патриот» взялись за специального корреспондента «Новой газеты» Дениса Короткова. До этого они пытались обвинить депутата петербургского ЗакСа Бориса Вишневского в «домогательствах к первокурсницам» (но в итоге встретили солидарный отпор со стороны журналистов и СМИ). Обвинения, придуманные для Дениса Короткова еще серьезнее — государственная измена и пособничество террористам.

Денис Коротков неоднократно публиковал материалы о действиях российских военных в Сирии, причастности к этому близкого к президенту Путину бизнесмена Евгения Пригожина и связанных с ним структур.

На этой неделе входящее в «патриотический» пул Федеральное агентство новостей (ФАН) опубликовало первую часть своего «расследования», посвященного связям российских либеральных журналистов с представителями радикальных исламских организаций. Героем публикации стал Денис Коротков.

«Город 812» попросил Дениса Короткова прокомментировать обвинения.

— ФАН утверждает, что вы непосредственно информировали о чём-то Исламское государство (ИГ, запрещенная на территории России организация), и обещает опубликовать расследование об этом в начале будущего года. У вас есть преположения — почему ФАН решил заняться вами именно сейчас?
— Здесь нет предположений, а есть уверенность. Причинно-следственная связь очевидна: это публикация в «Новой газете», посвященная зверствам бойцов группы «Вагнера». Наш материал, который называется «Головорезы», был опубликован на прошлой неделе. В нём мы показываем, что те люди, которые пытают, убивают сирийца, потом его расчленяют, а останки сжигают под веселые прибаутки и песенки — это люди группы Вагнера. А я считаю доказанным, что группа Вагнер связана с Евгением Пригожиным так же, как и его медиаимперия, которая называет себя медиагруппой «Патриот».

— ФАН ссылается на два «доказательства». Первый — видеозапись с рассказом бывшего террориста. Второй — пост с фото, опубликованный в телеграм-канале Directorate 4 в 2017 году. На фоне убитого террориста разбросаны разные вещи: документы, патроны, а на переднем плане — распечатка данных по «группе Вагнера». На одном из листов – ваш номер телефона.
— Я, безусловно, знаком с этой публикацией. Она связана с предыдущим накатом, августа 2017 года – после публикации на «Фонтанке» материала, который документально доказывал существование Вагнера, его группировки, количество потерь и так далее.

А про то, что снято на этом «натюрморте», — вы можете изготовить такой натюрморт за 10 минут, разве что не знаю, где песочек найдете. Изображенные на этом постановочном снимке данные на распечатках – сейчас, сегодня, в эту минуту – доступны на сайте «Фонтанки» (так же как были доступны предшествующие два года). Это документы погибших бойцов Вагнера. В отредактированном варианте эти бумаги были размещены на сайте и находятся там по сей день. Если вы увеличите эту фотографию, то увидите, что внизу этого листа написано «Фонтанка.Ру». Более того там даже можно разобрать имя погибшего бойца, кому эта анкета принадлежит, и увидеть, что данные о его адресе и его родственниках – удалены.

Данные о гибели людей, которые опубликовала «Фонтанка», до этого обнародовали региональные телеканалы, а информацию некоторых публиковал Союз добровольцев Донбасса, её также публиковали различные казачьи общества, и она не является эксклюзивной. Эксклюзивной является принадлежность этих людей к такому формированию, как ЧВК «Вагнер» и само существование этой структуры, которое на тот момент еще было под сомнением.

Таким образом, это просто-напросто распечатка материалов сайта «Фонтанки», на которой кто-то внизу ручкой приписал мой телефон. Если какой-то боевик, или кто-то другой, решил хранить архив в виде распечаток с сайта «Фонтанки», то у него было более 200 страниц. То есть он пару папок носил с собой под мышкой? Интересно. И очень хороший способ хранения номера телефона. Удобный!

  • Натюрморт с распечатками и номером телефона

— Помимо этого, вас обвиняли в шпионаже и государственной измене, рассказывали о регулярных поездках за границу с якобы антигосударственными целями. Ездили?

— За какую границу? Я не знаю, осталась ли у ИГ какая-то территория, которую оно контролирует. Куда уезжать-то? Те, кто обвиняет меня в этом сами могут ответить на этот вопрос?

Да, я периодически выезжаю за рубеж в разные страны и по личным делам, и по работе. Подтверждаю: да, я собираюсь и впредь выезжать за границу, достаточно часто, столько, сколько потребуется, не меньше. А измена Родине или шпионаж должны заключаться в конкретных действиях. Я никогда не контактировал с представителями ИГ, либо с какими-то группами на Ближнем Востоке или в любых других местах — я просто этого не делал. Более того, среди моих собеседников, насколько мне известно, никогда не было таких лиц. Что совершенно не значит, что в будущем, например, я не смогу себе позволить общаться с представителем какой угодно преступной организации и исполнять свой журналистский долг. Просто пока не пришлось.

— «Бывший террорист Малифа» представлен вашим знакомым. Он вам действительно знаком?

— Не надо уходить в комикс. Этот человек с полотенцем на голове, который по-русски говорит совершенно свободно, акцент только у него какой-то – либо удмуртский, либо чувашский. Он утверждает, что говорит по-арабски без акцента, хотя, как говорят носители языка, по-арабски он, конечно, произносит, но акцент чудовищный. Внешне он на араба тоже мало походит.

Я могу разбирать этот ролик поминутно. Если представитель радикального ислама выступает с чисто выбритым лицом и закуривает в кадре — как это понимать? Я Вас уверяю, дальше смотреть большого смысла нет. Человек, который, если судить по тому, что о нем написано на сайте ФАН , никогда не занимался никакими техническими науками, и в юном возрасте якобы назначается игиловцами специалистом по радиоэлектронной борьбе? И при этом явно не владеет специальной терминологией, не понимает, о чем говорит? Человек, который говорит от лица ИГ, что «американцы — наши союзники, а курды — братья»? И это говорит человек с намотанным чем-то там на голове? Давайте я тоже намотаю что-то на голову. Ни в коей мере не хочу обидеть национальный головной убор соответствующих народностей. Но в видео всё это выглядит, мягко говоря, не очень аутентично.

Вообще это интересно, это новый какой-то пропагандистский лайфхак. Мне встречались интервью, в которых у человека было закрыто лицо и изменен голос, у источника информации, у интервьюируемого. А здесь я впервые встречаю, чтобы были скрыты голос и лицо корреспондента.

И на основании такого вот постановочного интервью пригожинские СМИ пытаются утверждать, что я напрямую был связан с ИГ, его представителями. Контактировал, общался, якобы размещал какие-то материалы, которые, как они указывают, сейчас исчезли. Но укажите хоть ссылку на удаленный материал. Хоть скриншот, может, перепечатку другим изданием. Где это? Мне неизвестно, чтобы мои материалы удалялись, что с «Новой», что с «Фонтанки».

Они говорят: «Коротков — сотрудничает с ИГ». Где доказательства? Вот, чувак с полотенцем на голове так сказал. А кто такой этот человек? А чёрт знает.

  • «Бывший террорист Малифа»

 

— Вас также обвиняют в связях с Михаилом Ходорковским и его людьми, с получением финансирования.

— Значит так: обществом «Открытая Россия» – которое, насколько я понимаю, связано с господином Ходорковским, что не скрывается, – была учреждена премия «Профессия — журналист». Впервые она вручалась 3 года назад, и я стал её лауреатом, посетил церемонию вручения в Таллине. Номинанты этой премии определяются экспертным советом, лауреаты определяются жюри, и в этом совете и жюри находится глубоко уважаемые мной высочайшие профессионалы в журналистике. И поэтому я не то, что согласился принять, я с гордостью получил эту премию, и считаю это своим серьезным достижением. После чего еще два раза — в 2018 и 2019 годах — я был номинирован в числе других журналистов, но премию не получил: в прошлом году её вручили Роману Доброхотову, а в этом — Ивану Голунову. И эти решения жюри у меня вопросов не вызывают. Конечно, если бы я стал лауреатом это премии ещё раз, это было бы мне очень приятно, я бы этим очень гордился, но этого, к сожалению, не случилось.

— Вам припомнили и уход из «Фонтанки», которая, как полагают пригожинские медиа, отказалась с вами сотрудничать из-за вашей антироссийской позиции. 

— Во-первых, это вопрос не ко мне, а к главному редактору «Фонтанки» Александру Львовичу Горшкову, который на него уже ответил год назад. Что касается меня, то я испытываю глубочайшее уважение к коллективу и Александру Львовичу лично.

— Есть ли в приводимых пригожинскими изданиями сведениях какие-то компрометирующие вас факты, которые вам представляются хотя бы частично достоверными и требующими разъяснения?

— Как раз о фактах там речи не идет, это всё слова. Факты – это то, что мной опубликовано на сайте «Новой газеты». Вот эти материалы — действительно факт. То, что я был номинирован на премию «Профессия — журналист» и трижды ездил на торжества, связанные с её вручением – тоже факт.

— Вас обвиняют и в том, что вы опубликовали паспортные данные военных летчиков, которые летали бомбить ИГ и на которых после этого якобы готовили покушение. Где и когда вы эти данные опубликовали?

— Нигде и никогда я не публиковал паспортных данных российских военнослужащих, принимавших участие в сирийской операции. Публикации на «Фонтанке» в ноябре 2017 года указали на «дырку» на сайте Минобороны, которая позволяет получить доступ к финансовым документам летчиков. Да, этот материал и сейчас можно прочитать на «Фонтанке», там стоит моя подпись и я ни в коей мере от неё не отказываюсь. Но публикатор данных – Министерство обороны, а не я.

— С того момента прореха в информационной защите оказалась закрыта, вы проверяли?
— Я не рискнул это проверять, потому что эти действия могут быть расценены по-разному. Надеюсь, что да. А что касается группы, которая собиралась убивать летчиков, это дело было в Уфе, весной 2016 года, задолго до всех публикаций. То, что эта группа собиралась нападать на семьи летчиков — эта информация проскакивала только в пресс-релизах следствия, а также ФСБ — когда их задержали. Но когда дело дошло до суда, этого обвинения им не предъявляли. Думаю, комментарии излишни.

— Реальную угрозу жизни это всё-таки представляло?

— За то, что какая-то группа в 2016 году — повторяю, до всех моих публикаций — творила и чем руководствовались, я отвечать не могу. Моими материалами они не могли пользоваться, потому что их просто не было.

— А с их появлением?

— Мы указали Минобороны на серьезный сбой безопасности в их сайте, как минимум. Дальше уже вопрос Министерству — ликвидировали они эту дырку или нет.

Алина Маякова

*Организация запрещена на территории РФ

 

 

На заставке: Денис Коротков получает «Гран-при» профессиональной премии «Золотое перо»