Дмитриева против Беглова? Или Дмитриева против Вишневского?

Петербургские выборы обещают быть? Самый на сегодня популярный петербургский политик — Оксана Дмитриева — заявила о своей готовности принять участие в выборах губернатора СПб, которые состоятся в сентябре 2019 года.

И это для города — хорошо. Но возникают несколько вопросов, на которые стоит попытаться ответить, чтобы понять, насколько всё же это хорошо.

Почему Оксана Дмитриева так долго держала паузу? Уже и яблочник Борис Вишневский давно раструбил о своей готовности сразиться со смольнинским великаном, и совсем не похожий на великана врио Беглов зарылся в предвыборный сугроб по самые усы, — а Прекрасная Дама всё сидела в высокой башне ЗакСа и не выкидывала из окна бойницы заветный платочек.

Так почему?

Просто в силу природной трепетности натуры? Не исключено. По крайней мере, в 2003 году, когда не было ещё никаких муниципальных фильтров и когда у Дмитриевой были все шансы «завалить» дружно ненавидимую практически всеми слоями электората Валентину Матвиенко уже в первом туре, — Оксана Генриховна от участия в выборах благоразумно уклонилась. Думаю, просто испугалась. И, возможно, не зря. Кремль в ту пору яростно пускал пламень из ноздрей и недвусмысленно давал понять, что рассматривает итоги губернаторских выборов в СПб как проверку самого себя на харизматическую вшивость. Биться с Драконом хрупкой странствующей даме было слишком рискованно…

Но, вроде, и теперь, хоть Дракон и постарел, но бросать вызов властно кинутому им в грязный петербургский снег политически недоношенному кандидату — значит бросать вызов Самому.

Почему же на сей раз Оксана Дмитриева не боится? Быть может, по той же причине, по которой не убоялась попытаться принять участие в губернаторских выборах 2014 года, ибо там уже всё решали «муниципальные фильтры». Иными словами, тот же Кремль. И Кремль — руками дисциплинированных муниципалов — Оксану Генриховну в тот раз с дистанции снял. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы, даже поблеяли немного.

Так, может, и на сей раз расчёт у Дмитриевой такой же — выставить кандидатуру, а там, как «дельфийский фильтр» укажет?

Не исключено, конечно, что и так. Но все же почему Оксана Генриховна так долго выжидала?

Может, все же ждала тайного сигнала? И, может, этот всемогущий, «Имя Которого Нельзя Называть», по имени Путин таки послал Дмитриевой своё секретное «добро»? И снова вопрос: если послал, то зачем?

Ну, допустим, затем, что Кремлю категорически не нравится предвыборная пара «Вишневский – Беглов». Просто потому что в этой паре морально побеждает Вишневский. Притом задолго до того, как начнут крутить своими чудо-лопастями «муниципальные фильтры». Просто потому что Беглов уже по факту — дипломированный городской лузер, — каким тот же Полтавченко по странному стечению обстоятельств не был. Ибо был просто дипломированным пустым местом. А это, согласитесь, куда почётнее. И одно дело – «отфильтровать» кандидата от оппозиции, когда в губернаторы тихо продвигается пустое место, и совсем другое дело — когда туда навострил нелепые лыжи курьёзный персонаж с лопатой из мультфильма «Падал прошлогодний снег».

Так, быть может, Кремлю и вправду понадобилась Дмитриева? Чтобы в ходе кампании «мужичок с ёлочкой», он же «Беглов с лопатой», как бы воспарил над схваткой, а под ним — Дмитриева и Вишневский вцепились друг другу в горло и принялись бы срывать друг с друга все и всяческие демократические маски. И тем самым отбили бы охоту у своих избирателей вообще идти на выборы. И тогда, — как можно гипотетически предположить, — у гипотетического Беглова гипотетически возникает гипотетический шанс на гипотетическую победу в гипотетическом первом туре. Ибо во втором туре у Беглова нет никаких шансов вообще. Ни при каких гипотетических обстоятельствах, за исключением разве что срочной операции по смене пола и превращению в «человека хоть в чем-то похожего на самого популярного петербургского политика».

Но, возможно, вся эта конспирология — от лукавого. И Оксана Генриховна всерьёз решила побороться за петербургскую корону, рассчитывая, что одряхлевший Кремль на сей раз всё же дрогнет и допустит её до участия в губернаторском ристалище. Вариант, что, кроме неё, сквозь фильтры пропустят кого-то ещё, Дмитриева, судя по её словам, всерьёз не рассматривает: «…по всем опросам у меня самые высокие рейтинги и самые высокие шансы из представителей оппозиции на победу. Что должно случиться, чтобы „муниципальный фильтр“ предоставили самому сильному кандидату? Это может произойти в двух случаях. Первый случай — верховная власть (федеральная), исходя из собственных соображений, вдруг решит перейти от фактического назначения губернаторов через плебисцит к реальным конкурентным выборам. Второй случай — допуск сильного оппозиционного кандидата произойдет под влиянием общественного мнения».

Здесь, однако, Оксане Генриховне стоило бы скорее насторожиться, ибо вариант, когда её «пропустят», а Вишневского, допустим, — «отфильтруют», — автоматически превратит «самого сильного кандидата от оппозиции» в «наполовину единоросса»…

Борис Вишневский давно говорит, что готов стать губернатором

Но не будем так далеко забегать вперёд. Для начала надо понять, кто: Беглов и «Единая Россия» — или же Вишневский и «Яблоко» — окажутся главными объектами критики Оксаны Дмитриевой уже в ближайшее время.

Если Дмитриева и Вишневский сумеют добиться права участвовать в избирательной кампании и если оба они будут солидарно атаковать власть и её кандидата, то в Петербурге случится то, чего не случалось ещё никогда: во второй тур градоначальничьих выборов выйдут два кандидата с либеральным политическим портфолио. Тут-то мы, «самые европейские люди в России», и запируем на просторе. Я прямо вижу!

Даниил Коцюбинский