Две причины посмотреть на эхо экспрессионизма

В Мраморном дворце открылась выставка «Эхо экспрессионизма». Нашли две причины, чтобы на нее сходить.

 

Причина первая. Музей отважился предоставить Екатерине Андреевой, ведущему научному сотруднику отдела новейших течений ГРМ (возможно в качестве подарка к предстоящему юбилею) право сделать выставку, отобрав все произведения на свое личное усмотрение. Строго говоря, создать классический кураторский проект.

Надо же когда-то начинать. Скоро будет полвека, как появилось кураторское искусство в его современном понимании: в 1972 году легендарный Харальд Зееман (1933-2005) прокурировал documentaV в Касселе.

Андреева предложила подзаголовок «Искусство Ленинграда середины – второй половины ХХ века» и отобрала около 200 картин, рисунков и скульптур шестидесяти авторов. Исходная точка очевидна. Экспрессионизм, когда эмоции идут впереди расчетов, появившийся в начале 1910-х годов, по сей день остается самым влиятельным направлением в искусстве. Большая часть ленинградского неофициального искусства, тот же «арефьевский круг» — экспрессионизм чистой воды. Да и официальные художники, например представленный на выставке Евсей Моисеенко, чем не фигуративный экспрессионист.

  • Валерий Лукка. «Самолет» 

 

Причина вторая. Прямо следует из первой. Можно не просто увидеть много произведений ленинградского искусства. Оно показано в неожиданных (во всяком случае, на первый взгляд), сочетаниях. «Блокадный пейзаж» Александра Русакова — «Алый трамвай» Владимира Шагина, «Марсово поле» Шолома Шварца — «Старокалинкин мост» Веры Яновой, «Торговка мясом» Татьяны Глебовой – «Пляж» Валентина Громова.

Выставленные рядом картина Моисеенко «С нами, Бог» и скульптура из пластиковых канистр Константина Симуна «Пьета» закрывают сюжет деления искусства на официальное и полуподпольное.

  • Константин Симун. «Пьета»

 

Серия пастелей Бориса Кошелохова «Два хайвея»(начало 2000-х) и раскрашенная скульптура Пелагеи Шуриги «Мексика» (1971) вместе выглядят так, будто создавались для одного выставочного проекта.

  • Тимур Новиков. «Ленинградский пейзаж»

 

Экспрессионизм 1980-х Тимура Новикова (портрет Георгия Гурьянова и «Ленинградский пейзаж»), поддержанный картинами его соратников «Концерт» Ивана Сотникова (на заставке), «Всадник» Олега Котельникова убеждают, что последующая затея с переходом в неоакадемизм была не слишком удачным пиаровским ходом.

  • Тимур Новиков. «Портрет Георгия Гурьянова»

 

В тот же день, что и «Эхо экспрессионизма», в музее Эрарта открылась персоналия Валерия Лукки. Вот где разгулялся экспрессионизм. А еще есть Анатолий Заславский и его многочисленные последователи. Но Андреева предпочла завершить проект элегичным Владимиром Шинкаревым – его холстом «Один танцует» из серии «Мрачные картины».

Вадим Шувалов

 

  • Владимир Шинкарев. «Один танцует»