Генпрокуратура ответила: ангела пока не посадили

10 октября 2017 года, в Генеральную прокуратуру РФ и прокурору Петербурга Сергею Литвиненко было направлено заявление шести сотрудников Русского музея и обозревателя «Города 812» по поводу двух икон — «Ангел Златые Власы» и Богоматерь Одигитрия (Богородица Торопецкая). Одну пытались изъять из Русского музея, а другую уже изъяли.

Напомню, что к «Ангелу Златые Власы» XII   века проявил интерес бизнесмен Сергей Шмаков и предложил переместить его из основной экспозиции Русского музея в церковь Михайловского замка. Сотрудники музея и общественность заволновались, поскольку это тот самый Шмаков, которому в 2009 году уже удалось (при помощи министра культуры  Авдеева) изъять из Русского музея икону Богоматери Торопецкой XIV века. Тогда икону клялись вернуть обратно, но не вернули – она и сейчас  находится в церкви в коттеджном поселке под Москвой.

И вот первой из прокуратур ответила Генеральная. Ничего по существу дела не сказала, а сообщила, что направила наше заявление в прокуратуру Санкт-Петербурга и Министерство культуры РФ.

Все это не стало для нас неожиданностью: Генпрокуратура направила. Тут как раз все по закону: согласно п. 3.2 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры РФ, на который есть ссылка в документе, «обращения, решения по которым не принимали руководители нижестоящих прокуратур, направляются им для проверки доводов с установлением контроля либо без контроля, с одновременным уведомлением об этом заявителя».

А в п. 3.5 Инструкции указано, что «обращения, подлежащие разрешению другими органами и организациями, в течение 7 дней со дня регистрации направляются по принадлежности с одновременным извещением об этом заявителей и разъяснением принятого решения». «Другим органом» является пресловутое Министерство культуры РФ во главе со своим одиозным министром.

Все это было известно заранее, но смысл в заявлении в Генпрокуратуру все равно был: получив наше заявление из Генпрокуратуры, и прокуратура города, и особенно Министерство культуры  с большим вниманием, рвением и тщанием отнесутся к содержательной части нашего текста. Тем более, что директор Русского музея В.А.Гусев после скандала направил в Министерство культуры письмо с просьбой вернуть незаконно отнятую у музея Богоматерь Одигитрию (Богородицу Торопецкую), которую брали на временное экспонирование, а затем исключили из инвентаря ГРМ.

Поэтому в Министерстве культуры встретятся сразу два документа: наше заявление, в котором содержится требование вернуть Торопецкую икону, поскольку это является нарушением ст. 7 Федерального закона от 26.05.1996 № 54-ФЗ «О Музейном фонде в РФ и музейном деле», согласно которой «музейная коллекция является неделимой», и письмо директора ГРМ Гусева. Думаю, что при таких условиях не обратить внимание на вопрос о Торопецкой иконе будет уже трудно.

И в заключение небольшое замечание, касающееся конверта, в котором мне поступило закзаное письмо из Генпрокуратуры, точнее, странной надписи на этом артефакте: ZK – 1575.

Возможно, мне уже присвоен номер, поскольку, как известно, то, что мы еще на свободе, это не наша заслуга, а их недоработка.

Михаил Золотоносов