«Гибридная война» Александра III

Начало 1880‑х  годов. Русские войска еще совсем недавно (в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов) освободили болгарские земли от османского ига. Но неблагодарные правители свободной Болгарии начинают политику жесткой конфронтации с вчерашними «братушками». Балканы ускользают из-под руки Российской империи. Надо что-то делать…

 

«Северный поток» против «Западного»: как это было в XIX веке

 Как учили классики марксизма — во всем виноват «базис» (экономика). Который и определил «надстройку» (политику).

Русское влияние в Болгарии рухнуло на экономическом вопросе. Точнее говоря — из-за одной железной дороги. Независимая Болгария (ничего кроме сельхозпродукции не производящая) нуждалась в железной дороге, по которой она могла бы поставлять свой хлеб, помидоры и знаменитый болгарский перец на Запад. Ибо сельскохозяйственная Россия в продукции болгарских селян не нуждалась — у России и свой агрокомплекс был хорошо развит. А вот Европа нуждалась в болгарских продуктах. Следовательно, нужна железная дорога, ведущая от черноморского побережья Болгарии до границы с тогдашней Австро-Венгрии. Проще говоря, в западном направлении.

Но Россия продвигала свой проект — железная дорога должна была идти на север, в сторону России. Болгары возмутились: «северный» маршрут построить будет гораздо дороже, чем «западный» (42 млн франков против 18 млн). А главное — зачем Болгарии нужна такая дорога? В ней же нет никакой экономической необходимости!

Но вот для России такая дорога была нужна — по ней очень удобно было бы перебрасывать солдат, если б внезапно срочно потребовалось «освобождать» (втягивать в российскую сферу влияния) очередную какую-нибудь угнетенную балканскую национальность.

Поэтому официальный Петербург упорствовал — стройте только на север! Иначе — готовьтесь к неприятностям. И надо заметить, это не пустые слова. Такие возможности у России были.

 

Русские «варяги» в Болгарии

 Дело в том, что сразу после образования независимого болгарского государства в 1878 году, на руководящие должности в болгарской армии были назначены русские генералы — делиться опытом да и вообще: присматривать за болгарами. (Ситуация, аналогичная той, которая возникла в Восточной Европе после 1945 года — когда, например, министром обороны Польши волей Сталина был назначен советский маршал Рокоссовский).

Более того, три русских «варяга» занимали высшие министерские посты: военным министром стал барон А. В. Каульбарс, министром общественных работ — князь М. И. Хилков, а генерал Леонид Соболев вообще занимал должность председателя совета министров Болгарии (одновременно он получил портфель министра внутренних дел).

Казалось, у русских были рычаги влияния, чтобы удержать Болгарию на российской орбите. А чтобы болгарам было легче на этой орбите удерживаться, генерал Соболев планировал провести через болгарский же парламент официальное признание долга перед Россией.

А какого долга? — удивились болгары. А такого, — отвечали им. — Русские солдаты воевали? Воевали. Болгарию освободили? Освободили. Вполне разумно будет, если болгары своим «спасителям» за освобождение заплатят.

Стоимость освобождения генерал Соболев определил в 25 млн франков золотом. (Обратите внимание, что миллион тогда и миллион сейчас — это «две большие разницы». 25 миллионов франков в XIX веке — очень ощутимая сумма).

Кроме того, Соболев планировал перевести в русские банки все валютные запасы болгарского Центробанка. Запасы исчислялись суммой в 10 млн франков (тогда — в эпоху доминирования Франции — в международных расчетах все суммы пересчитывались на франки, как сейчас на доллары или евро).

 

Задолго до МВФ

 Болгарские элиты всполошились. Признание 25‑миллионного долга «суверенным» (т. е. официально признанным госдолгом) плюс переход под русский контроль 10‑милионных валютных запасов болгарского ЦБ — все это означало для нищей Болгарии попадание в беспросветную финансовую зависимость от Российской империи. А тут еще и никому — кроме русских генералов! — не нужную «северную» железную дорогу надо строить (за 42 млн франков). Да такой степени закабаления «развивающегося государства» позавидывал бы даже МВФ!

Болгарские магнаты посоветовались и решили — хватит! Стенания болгарских олигархов нашли сочувственный отклик и в душе самого правителя Болгарии — князя Александра Баттенберга. (Этот германский авантюрист получил трон по решению болгарского Народного Собрания в 1879 году).

Александр Баттенберг с семьей

Баттенберг рассуждал примерно, как пушкинский царь Додон:

«Нет, я конечно, обещал [дружить с Россией],

Но всему же есть границы…»

Не дожидаясь, пока финансовые кандалы опутают экономику Болгарии, князь и олигархи совершают государственный мини-переворот. В 1883 году одним махом все русские генералы и чиновники были изгнаны из Болгарии. (Аналогичный номер спустя 90 лет, в 1972 году, с советскими военными советниками провернет египетский президент Анвар Садат — когда решит избавиться от «слишком плотной» опеки Кремля).

Мечта о превращении Болгарии в своего рода Забалканскую губернию Российской империи, казавшаяся одно время такой реальной, стала таять как дым. Болгария явно ускользала из рук «белого царя».

«Белый царь» (им тогда был Александр III, 1881—1894 гг.) не мог так просто отказаться от этого лакомого кусочка, расположенного в соблазнительной близости к заветным черноморским проливам.

Прямым вторжением исправить ситуацию было нельзя (европейские «супостаты» встрянут). Оставался путь, который сейчас получил звонкое название — «гибридная война».

 

«Агенты Кремля» действуют

 Первым делом, Азиатский департамент российского МИДа стремился купить какого-нибудь влиятельного болгарского политика. Это удалось.

Драган Цанков — глава одной оппозиционных болгарских партий, влиятельный человек во внутриболгарском политикуме — согласился взять «личное вспомоществование» в размере 10—12 тысяч франков («на первый раз»).

За ним подтянулись еще два популярных болгарских демагога — Бурмов и Балабанов. Эта троица стала главной опорой России в деле свержения «изменника» князя Баттенберга. С каждым из них был заключен договор (письменный — чтобы держать на крючке, ежели что).

По договору русский агент влияния получал 40 тысяч рублей в год. Взамен он обязывался проводить «русофильскую агитацию» и отчитываться перед российским МИДом обо всех своих действиях.

Координировал действия заговорщиков русский военный атташе в Болгарии полковник Сахаров. Заговор удался. В ночь на 9 августа 1886 года вооруженные заговорщики проникли в резиденцию князя Александра Баттенберга и угрозами заставили его подписать отречение от престола. Казалось, Россия взяла реванш.

Увы, правление заговорщиков-«русофилов» (они же — платные агенты Азиатского департамента Министерства иностранных дел Российской империи) продлилось всего три дня. Уж слишком различны были экономические интересы Болгарии и политические виды русского царя.

Председатель Народного Собрания (болгарского парламента) — Стефан Стамбулов — опираясь на широчайшую поддержку болгарских элит и военщины, берет рычаги власти в свои руки. Заговорщики объявлены вне закона и бегут из страны. Драган Цанков, например, поселяется в Санкт-Петербурге, где живет на регулярные субсидии от российского правительства. Часть заговорщиков обустраивается в Одессе, где ими даже создается Центральный эмигрантский комитет (этакое болгарское «правительство в изгнании»)

 

Может показаться странным — почему делами Болгарии занимается Азиатский департамент МИДа? Болгария же Европа!

Так повелось по традиции. В ведении Азиатского департамента издавна находились все турецкие дела (что вполне разумно). Балканский полуостров (входивший в состав Османской империи) тоже относился к Азиатскому департаменту. Затем господство турок на Балканах рухнуло. Но привычная традиция осталась. Так и продолжал Азиатский департамент заниматься балканскими делами.

 

«Цветная революция» провалилась

 Однако, большинство болгарских эмигрантов вглубь России не допускают. Их пистолеты и ружья еще могут понадобится в Болгарии, поэтому основная масса беглецов кучкуется вокруг российского посольства в Бухаресте, где русский посланник Михаил Хитрово спешно готовит интервенцию.

Однако, ставка на эмигрантов не оправдала себя. Все попытки вторжения в Болгарию или поднятия мятежа в каких-либо болгарских населенных пунктах быстро гасятся правительством Стамбулова.

Памятник Стамбулову в Софии

Боевики Цанкова и Хитрово умылись кровью, но не поколебали антироссийского курса болгарской верхушки. Наоборот, обозленные болгары в пику России выбрали на вакантный трон злейшего русского врага — австрийского ставленника принца Фердинанда Кобургского (в 1887 году).

Александр III отказалась признать выборы. Принц Фердинанд был объявлен вне закона.

Надежды на то, что в Болгарии удастся устроить «цветную контрреволюцию» быстро улетучились. Эмигрантские структуры пользовались ничтожной поддержкой среди рядовых болгар. В этом очевидном «безлюдье» (не с кем работать!) российскому Азиатскому департаменту приходилось смыкаться со всякими сомнительными и даже прямо бандитскими элементами. А Одесса — южные ворота Российской империи — становится настоящим прибежищем для болгарских экстремистов.

 

Террористы под сенью двуглавого орла

 В 1888 году происходит покушение (неудачное) на болгарского министра иностранных дел Начевича. Покушавшийся скрывается и спустя некоторое время объявляется в Одессе. Одесский генерал-губернатор делает вид, что его это не касается.

В марте 1891 года убит министр финансов Бельчев. Убийцы скрылись в Сербии и оттуда на русском пароходе благополучно прибыли в Одессу.

В феврале 1892 года убит болгарский посол в Константинополе Волкович. Убийцы находят приют во все той же гостеприимной Одессе.

Когда бежать террористам не удается, царские дипломаты оказывают им всеобъемлющую материальную и юридическую поддержку. Так было, например, с покушавшимися на влиятельного болгарского политика Мантова (сторонника Стамбулова).

В 1887 году в городе Рущук два болгарских террориста стреляли в Мантова, но неудачно. Покушавшихся схватили. И хотя жертва осталась жива, стрелявшим грозило серьезное наказание (вплоть до высшей меры). Однако, с помощью российского консульства (которое наняло грамотных адвокатов и оплатило ведение защиты в суде) наказание удалось снизить до 7 лет заключения каждому.

Сам факт того, что царскому правительство приходилось иметь дело с такими элементами, говорил о многом. А точнее, говорил о полном крахе российского влияния в «братской» Болгарии. Эта несостоявшаяся «Забалканская губерния» стремительно дрейфовала в сторону наших врагов.

Закономерным итогом этого дрейфа стала I Мировая война, в которой славянская Болгария воевала на стороне Германии — против своих бывших русских «братушек».

Денис Орлов, к.и.н.