Хаос или порядок? Споры о памятниках в Петербурге

Председатель КГА Владимир Григорьев: хаоса нет, есть порядок.  Михаил Золотоносов: порядка нет, есть  безразличие

 

Комитет по градостроительству и архитектуре считает необходимым разъяснить

В номере журнала «Город 812» от 06.11.2019 была опубликована статья М. Золотоносова «Как в Петербурге не был поставлен памятник Гусейну Хану Нахичеванскому», содержащая критические замечания о деятельности Комитета по градостроительству и архитектуре (далее Комитет). К сожалению, эмоциональные выводы автора и его собеседников не свидетельствуют об их компетентности в обсуждаемом вопросе. В связи с этим Комитет считает необходимым разъяснить сложившуюся ситуацию на примере установки указанного памятника и круг обязанностей Комитета при решении вопроса об установке произведений монументального искусства (памятников) на территории Санкт-Петербурга.

Установка произведений монументального искусства (памятников) в целях увековечивания памяти о выдающейся личности либо событии в Санкт-Петербурге осуществляется на основании правовых актов Правительства Санкт-Петербурга в соответствии с порядком, определенным постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 21.08.2009 № 944 «О порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга при установке произведений монументального искусства в Санкт-Петербурге».

Решения об установке принимаются по предложению инициатора, в качестве которого могут выступать федеральные органы государственной власти, органы государственной власти Санкт-Петербурга и иных субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в Санкт-Петербурге, а также юридические лица. Именно с инициатором взаимодействует Комитет, и инициатор фигурирует в постановлении об установке. Взаимодействие непосредственно инициатора (заказчика) и авторов произведения монументального искусства, и финансовое, вне полномочий Комитета. Судя по содержанию статьи, именно это обстоятельство и свидетельствует об «отсутствии порядка в сфере установки памятников».

Вопреки мнению автора, решение об установке памятников в Санкт-Петербурге принимается максимально прозрачно на заседании Правительства Санкт-Петербурга. При этом определяющим при принятии решения о возможности установки памятника является мнение Общественной палаты Санкт-Петербурга о целесообразности установки памятника с точки зрения общественной, историко-культурной значимости, идейной содержательности.

Сама процедура подготовки проекта правового акта Правительства Санкт-Петербурга об установке памятника детально регламентирована. Предложения о месте размещения памятника направляет инициатор, но при выборе места учитывается мнение Комитета по культуре, Комитета имущественных отношений, Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Причем в исторической части города, в композиционно завершенных пространствах объектов охраны культурного наследия, установка произведений монументального искусства возможна лишь в определенных Законом Санкт-Петербурга местах. Здесь уместно отметить, что установление Правительством Санкт-Петербурга перечня выдающихся личностей, жизнь и деятельность которых связана с Санкт-Петербургом (Ленинградом) и память о которых не увековечена в Санкт-Петербурге посредством установки произведений монументального искусства, утвержденного распоряжением Правительства Санкт-Петербурга от 12.05.2017 № 28-рп, также опровергает вывод автора об отсутствии осмысленной политики (в изложении автора: «хаоса, бардака и безвластия») при установке памятников.

Художественное решение произведения в обязательном порядке обсуждается на заседании Градостроительного совета при Правительстве Санкт-Петербурга при наличии одобрения установки памятника Общественной палатой Санкт-Петербурга.

Комитет в рамках своей компетенции рассматривает инициативное обращение об установке памятника с предоставлением необходимого комплекта документов, включая предложение по месту установки и подтверждение возможности финансирования проектирования, изготовления и установки памятника на территории Санкт-Петербурга, а также обеспечивает его коллегиальное рассмотрение исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербурга, Общественной палатой Санкт-Петербурга и Градостроительным Советом при Правительстве Санкт-Петербурга.

В настоящее время в соответствии с подготовленным Комитетом постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 26.06.2018 №525 «Об установке памятника Гусейн Хану Нахичеванскому» установка памятника планируется по адресу: сквер без названия на пересечении М. Посадской ул. и Мичуринской ул.

Эскизный проект по созданию и установке памятника скульптора Петрова Б.А. и архитектора Пейчева Г.С. был рассмотрен и одобрен на заседании Градостроительного совета.

Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 13.11.2015 № 1033 «Об установлении памятника Гусейн Хану Нахичеванскому», в соответствии с которым установка планировалась по указанному выше адресу, по проекту скульптора Петрова Б.А. и архитектора Пейчева Г.С., в рамках мероприятий, приуроченных к 100-летию начала Первой мировой войны, было признано утратившим силу в связи с неисполнением заказчиком — региональной общественной организацией «Национально-культурное объединение друзей Азербайджанцев «НАХЧЫВАН» своих обязательств по установке памятника.

В соответствии с действующим в настоящее время Постановлением №525, заказчиком на выполнение работ по проектированию, изготовлению и установке памятника является межрегиональная общественная организация «Совет Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы Санкт-Петербурга и Ленинградской области».

Финансирование работ, связанных с проектированием, изготовлением и установкой памятника, осуществляется за счет средств заказчика.

Таким образом, ответственность за производство работ и соответствие памятника одобренному Градостроительным советом эскизному проекту, а также соблюдение авторских прав, несет заказчик – межрегиональная общественная организация «Совет Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы Санкт-Петербурга и Ленинградской области».

Взаимодействие заказчика и инициатора с авторами проекта, как было отмечено, осуществляется вне стен Комитета и без его участия. В этой связи обвинения в адрес Комитета автора статьи и его собеседников, возмущенных тем, что ни главный архитектор Санкт-Петербурга, ни главный художник не выражают своего мнения в связи с их личными разногласиями и сложностями во взаимоотношениях с заказчиком, являются беспочвенными, свидетельствующими о нежелании отобразить достоверную информацию по изложенным вопросам.

В рамках контроля выполнения Постановления № 525 Комитет 18.10.2018 направил запрос в адрес заказчика о предполагаемых сроках реализации установки памятника. По имеющимся в настоящее время в Комитете сведениям, установка памятника планируется заказчиком не ранее 16.05.2020 в связи с решением вопросов финансирования проекта.

В статье также идет речь о проекте памятника адмиралу Ушакову Ф.Ф. Памятник Ушакову Ф.Ф. установлен в Кронштадте в соответствии с постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 24.07.2015 № 659. Вопреки утверждению автора, проект памятника был рассмотрен и одобрен на заседании Градостроительного совета, равно как и одобрен Общественной палатой Санкт-Петербурга.

Вопрос установки памятника Ушакову Ф.Ф. по иным адресам в порядке, определенном действующим законодательством, до настоящего времени не рассматривался исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербурга.

Просим учесть вышеизложенное и дополнить информацию в электронной версии издания комментарием Комитета. В дальнейшем, во избежание публикации недостоверных сведений Комитет настоятельно рекомендует уточнять публикуемую информацию в пресс-службе Комитета.

В.А. Григорьев,

председатель Комитета по градостроительству и архитектуре, главный архитектор Санкт-Петербурга

 

Михаил Золотоносов: главный архитектор и главный художник — пассивные наблюдатели процесса

6 ноября 2019 г. на сайте журнала «Город 812» появился материал «Как в Петербурге не был поставлен памятник Гусейну Хану Нахичеванскому».

В преамбуле я написал, что эта история «интересна, прежде всего, тем, что позволяет увидеть в вертикальном разрезе подноготную того “порядка”, который действует в сфере установки памятников в Петербурге. Понятно, что закавыченный “порядок” на самом деле означает хаос, бардак, и именно их эта история и демонстрирует во всех характерных деталях».

По имеющейся информации материал произвел шум в тех местах, которые принято именовать «коридорами власти», возможно шум дошел до кабинета губернатора, поэтому 19 ноября 2019 г. редакция журнала получила письмо, подписанное председателем КГА – главным архитектором Григорьевым В.А.

В целом это обычный ответ чиновника, который не столько для нас, сколько для своего начальства быстро доложил, что выводы автора, т.е. мои, а также архитектора Г.Пейчева и скульптора Б.Петрова «эмоциональны» и «не свидетельствуют об их компетентности в обсуждаемом вопросе». Поэтому КГА нам, а точнее не нам, а «верхам», разъясняет, что ни хаоса, ни бардака нет, а все делается в соответствии с существующим утвержденным порядком.

Публикуя этот ответ, нельзя оставить его без нескольких комментариев.

 

1) Начну с финала письма КГА – с упоминания памятника адмиралу Ф.Ф.Ушакову. Действительно, я в своем материале написал:

«Замена авторов “по ходу дела” стала в Петербурге едва ли не традицией. Я несколько раз писал о памятнике адмиралу Ушакову по проекту Я.Я.Неймана и В.Д.Свешникова. Проект памятника победил в конкурсе, был одобрен Градостроительным советом, но как только дело дошло до его изготовления и установки, сразу же под надуманными предлогами стали предлагать другой объект другого автора, который Градсовету не предъявляли. Начались интриги, которые идут уже не первый год».

В.А.Григорьев, а точнее А.В.Артамонова, подготовившая ответ, то ли на самом деле не понимают, что я имел в виду, а, может быть, лукавят. Поэтому расскажу подробно.

В ответе КГА упомянут памятник Ушакову в Кронштадте, установленный в соответствии с постановлением правительства СПб от 24.07.2015 № 659. Да, такой памятник стоит, но его автором является скульптор В.Э. Горевой (1944 – 2019), и это совсем другой памятник, других качеств и с другой судьбой. Он был открыт 10 сентября 2015 г., причем – что особенно интересно – постановление правительства № 659 почему-то официально опубликовано не было (см. сведения в информационной базе «Консультант плюс»), что в соответствии с нормами нашего законодательства означает, что это постановление не имеет юридической силы. В качестве доказательства прилагается скриншот.

Как это обычно бывало, работа скульптора В.Э. Горевого непрофессиональна; думаю, что это может быть дипломной работой одного из студентов Горевого – такие случаи в его творческой практике отмечены. Маловыразительная статуэтка высотой 2,5 м не выражает никакой идеи, более того, не имеет и явного портретного сходства, и если бы было сказано, что это не Ушаков, а какой-то другой адмирал, то все бы поверили. Это нечто усредненное, штампованное, безликое.

Поставлен памятник на фоне гигантского Морского собора, и естественно, что на фоне этой громады смотрится несоразмерно крошечным.

Еще интереснее история о том, как он появился.

23 декабря 1997 г. в Союзе художников открылась выставка проектов памятника адмиралу Ушакову. Основанием послужило распоряжение губернатора № 1299-р от 25.12.1997 «О проведении открытого конкурса на лучший проект памятника адмиралу Ф.Ф.Ушакову», которое не отменено и по сей день. Местом установки была названа  Ушаковская наб., по оси здания Военно-морской академии или в сквере, примыкающем к ВМА.

В конкурсе 1997 – 1988 гг. победу одержал памятник работы скульпторов Я.Я.Неймана (1946 – 2017) и В.Д.Свешникова и архитектора А.С.Константинова (1937 – 2008). Проект, действительно, удачный, я бы сказал, оптимальный: динамичный, энергичный, современная рецепция барокко. На втором месте был проект скульптора Б.А.Петрова и архитектора В.С.Васильковского (1921 – 2002). Третье место занял проект А.Москалева и Е.Скворцова.

После смерти архитектора А.С.Константинова его место в творческом коллективе занял архитектор Ф.К.Романовский (1939 – 2016). Романовский нарисовал свой постамент, цилиндрический, подтянув общий вид монумента к памятнику Суворову, поскольку все еще была идея поставить памятник на Троицкой пл. Потом стал рассматриваться вариант с Кронштадтом – рядом с Морским собором.

Но пока архитектор Романовский неспешно прикидывал и рисовал, его опередили  В.Е.Чуров (председатель Центральной избирательной комиссии в 2007 – 2016 гг.) и вездесущий скульптор В.Э.Горевой. Чуров, бросив все важнейшие государственные дела, прибыл в Петербург и сказал Свешникову-Нейману-Романовскому: извините, ребята, но Горевой уже отлил статую в бронзе, и нам нужно срочно поставить памятник в Кронштадте. Причем эту инициативу поддержал сам великий С.К.Шойгу.

Кстати, у Горевого были и конкуренты – московские ребята: скульптор Андрей Соколов и архитектор Георгий Бойко. Они авторы памятника Иоанну Кронштадтскому, который был открыт 17 мая 2008 г., естественно, в Кронштадте. И в 2015 г. шла долгая битва с участием депутатов и экспертов, и в итоге победил Горевой, точнее, Чуров, который умеет обеспечивать победу тому, кому нужно. И победитель конкурса проектов 1997/1998 годов, проект Свешникова-Неймана, остался без места.

Естественно, в неопубликованном постановлении правительства от 24.07.2015 № 659 вся эта история не описана, все это осталось «за кадром», но помимо постановлений есть еще, как это ни странно, реальная жизнь. И если то, что я сейчас описал, нельзя назвать хаосом и бардаком, то пусть председатель КГА – главный архитектор меня поправит и скажет, как это называется.

Повторю: распоряжение губернатора № 1299-р от 25.12.1997 «О проведении открытого конкурса на лучший проект памятника адмиралу Ф.Ф.Ушакову» и результаты того конкурса никакая власть в СПб не отменяла. Однако по неизвестной мне причине – пусть председатель КГА – главный архитектор разъяснит это редакции в очередном письме – 9 августа 2019 г. на официальном сайте Администрации СПб появилось сообщение:

«31 июля в Центральном военно-морском музее состоялся второй тур открытого всероссийского творческого конкурса на эскизный проект памятника святому праведному воину Феодору Ушакову (адмирал Ф.Ф.Ушаков). В нем приняли участие победители первого тура — авторские коллективы под регистрационными номерами 2, 17, 29.

По итогам закрытого голосования членов жюри конкурса первое место с правом заключения договора на выполнение памятника в натуре присуждено творческому коллективу под номером 29 — скульптор Гусейнов Марат Владимирович, архитектор  Челбогашев Геннадий Карпович. Второе место занял творческий коллектив под номером 2 — скульптор Маначинский Владислав Александрович,  архитекторы Чернов Анатолий Петрович и Чернова Лада Анатольевна. Третье место досталось творческому коллективу под номером 17 — скульптор Астапов Сергей Васильевич, архитекторы Цыцин Сергей Викторович и  Медведев Роман Николаевич. Представленные на конкурс работы претерпели значительные изменения, однако не в полной мере соответствовали требованиям, содержащимся в положении о конкурсе. Также не были учтены отдельные рекомендации рабочей группы согласно протокольному решению заседания членов жюри конкурса 21 июня 2019 года».

То есть по непонятной причине был объявлен новый конкурс, он выявил нового победителя, но никто мне не докажет, что проект нового победителя чем-то принципиально лучше проекта Свешникова-Неймана. И что были резоны от того проекта отказаться.

Более того, по инсайдерской информации, уже поступившей из той самой реальной жизни, которая скрыта от В.А.Григорьева и начальника Сектора по информационному сопровождению деятельности и внешним связям КГА А.В.Артамоновой, устанавливать памятник за счет средств Регионального общественного фонда содействия развитию морской деятельности «Морской Петербург» (который, как я понял, по непонятным мне причинам организовал второй конкурс) будут не Гусейнов-Челбогашев, а Маначинский-Чернов-Чернова, занявшие второе место. Возможно потому, что в этом проекте на просвет виден крест, а православие – модный тренд.

Естественно, председатель КГА – главный архитектор напишет нам, что он и КГА ко всей этой возне не имеют никакого отношения, а  эскизный проект памятника – не знаю уж по какому проекту – после доработки еще только будет представлен к рассмотрению на заседании экспертной группы по вопросам монументально-декоративного искусства Градостроительного совета при Правительстве Санкт-Петербурга.

Собственно говоря, в ответе из КГА об этом уже написано:

«Взаимодействие заказчика и инициатора с авторами проекта… осуществляется вне стен Комитета и без его участия. В этой связи обвинения в адрес Комитета автора статьи и его собеседников, возмущенных тем, что ни главный архитектор Санкт-Петербурга, ни главный художник не выражают своего мнения в связи с их личными разногласиями и сложностями во взаимоотношениях с заказчиком, являются беспочвенными, свидетельствующими о нежелании отобразить достоверную информацию по изложенным вопросам».

Но я в статье «Как в Петербурге не был поставлен памятник Гусейну Хану Нахичеванскому» и не утверждал, что во всем виноват непосредственно КГА – я интегрально оценил происходящее, написав, что «интриги, бардак, безвластие, безразличие – это главные свойства процесса установки объектов монументального искусства в Санкт-Петербурге». Так дословно написано в моей статье. Если в КГА все же решили, что это относится к ним, — это уже их дело.

 

2) Причем если такой «порядок» точно соответствует упомянутому в ответе КГА постановлению правительства СПб от 21.08.2009 № 944 (ред. от 31.01.2017) «О порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга при установке произведений монументального искусства в Санкт-Петербурге», то это значит, что все эти интриги и бардак «вне стен Комитета и без его участия» закреплены в нашем городе институционально, а КГА вне интриг и вне руководства процессом на полностью законном основании. То есть город в лице КГА вмешаться в этот процесс вроде бы не может, не в состоянии даже настоять на установке того же памятника по проекту Свешникова-Неймана, поскольку не имеет средств. А все средства у инициатора – «Морского Петербурга», который по этой причине промоутирует тот проект, который выбрал. КГА может только отвергнуть представленный проект на самом финальной стадии.

Кстати, в пунктах 6 и «Положения о порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга при установке произведений монументального искусства в Санкт-Петербурге», утвержденного постановлением № 944,  указано, что «заявление инициатора об установке произведения рассматривается Комитетом по градостроительству и архитектуре», причем  «заявление должно содержать обоснование создания и установки произведения».

Интересно, отказывал ли кому-нибудь КГА на основании пп. 6 и 7 «Положения» и что это были за случаи? И в какой мере статуя того же Гусейна Хана Нахичеванского на Мичуринской ул. является обоснованной для Петербурга в целом и для Петроградской стороны в частности? Город решил установить памятники всем царским генералам вообще? Что по этому поводу думает г-н Григорьев?

 

3) Относительно авторов проекта памятника Гусейну Хану Нахичеванскому КГА в ответе подчеркнул, что «взаимодействие заказчика и инициатора с авторами проекта… осуществляется вне стен Комитета и без его участия». Поэтому припутывать сюда КГА неправомерно, пишет нам Григорьев, это противоречит постановлению правительства СПб от 21.08.2009 № 944 (ред. от 31.01.2017) «О порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга при установке произведений монументального искусства в Санкт-Петербурге».

Согласен, но это и означает, что КГА безразлично, кто окажется авторами памятника, причем это безразличие КГА узаконено. Но я и написал в числе прочего о безразличии, о том, что главный архитектор и главный художник, по моему мнению, являются пассивными наблюдателями процесса, что у меня сложилось ощущение, что им всё «фиолетово», – какие тогда ко мне претензии?

Причина безразличия понятна: город в лице КГА не является заказчиком, поскольку Администрация СПб не дает средства на изготовление и установку памятников. Отсюда и получается, что монументально-декоративным процессом управляют разные «инициаторы» и «закзачики». Поэтому и может вдруг появиться Гусейн Хан другого автора, причем уже отлитый в бронзе, после чего Градсовет поставят перед фактом и этот объект будет установлен. Это и есть реальная жизнь, от которой г-н Григорьев прячется за постановлением № 944. Такие случаи были – могу напомнить историю 2003 года с памятником И.Каподистрии работы московского скульптора В.М.Клыкова, который был отлит в бронзе в натуральную величину еще до обсуждения на заседании Градсовета, в итоге превратившемся в бессмысленный ритуал. Это уже давно отработанная технология.

 

4) В ответе из КГА нам не сообщили, почему, например, в качестве места установки памятника Гусейну Хану был отвергнут парк им. 300-летия, который вполне мог бы стать логичным отстойником для разного рода навязываемых подарков, если там уже стоит памятник Миранде. Почему Миранда там стоять может, а Хан Нахичеванский – нет? Кто и на каком основании это определил?

Зато в конце письма из КГА нам настоятельно порекомендовали «в дальнейшем, во избежание публикации недостоверных сведений… уточнять публикуемую информацию в пресс-службе Комитета».

Как выясняется, недостоверных сведений в моем материале опубликовано не было, и В.А.Григорьев это подтвердил помимо своей воли; просто «недостоверными» в КГА называют факты реальной жизни, от которых они старательно отгородились, демонстративно делая вид, что если эти факты еще не стали документами КГА, их просто не существует. Отсюда смешная фраза: «Вопрос установки памятника Ушакову Ф.Ф. по иным адресам в порядке, определенном действующим законодательством, до настоящего времени не рассматривался исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербурга».

Такой ответ уместен на запрос губернатора.

Возможно, КГА и не рассматривал памятник Ушакову по проекту Свешникова и Неймана на пл. Труда в точном соответствии с постановлением правительства СПб от 21.08.2009 № 944 (ред. от 31.01.2017) «О порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга при установке произведений монументального искусства в Санкт-Петербурге».

Однако вопрос 3 октября 2017 г. рассматривался законодательным органом государственной власти Санкт-Петербурга – причем с непосредственным участием представителей КГА и КГИОП (см.: здесь) .

А 20 октября 2017 г. из КГА за подписью и.о. заместителя председателя КГА Е.А.Кириченко поступил ответ, из которого следовало, что выделение места на пл. Труда постоянной комиссией по городскому хозяйству, градостроительству и имущественным вопросам ЗакСа одобрено и определены координаты характерных точек границ этого места. Затем 22 октября 2017 г. были внесены поправки в проект Закона СПБ «О размещении произведений монументального искусства в соответствии с Законом СПб “О границах объединенных зон охраны…”». Потом был принят сам закон СПб о внесении поправок в закон СПб от 19.01.2009 № 820-7 «О границах объединенных зон охраны…».

Таким образом, КГА находится в курсе всех дел, в том числе знает и про памятник Ушакову для пл. Труда, поэтому писать в редакцию про памятник работы Горевого, установленный в соответствии с постановлением правительства СПб от 24.07.2015 № 659, в то время как я написал про памятник работы Свешникова-Неймана, — это уже перебор.

Так что ждем в редакции подробные ответы из КГА на все поставленные в этой статье вопросы.

Михаил Золотоносов