Как купить могилу в Александро-Невской лавре

В Александро-Невской лавре в сентябре был похоронен муж спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. «Город 812» выяснял, сколько стоит захоронение на  давно закрытом лаврском кладбище. И что для этого еще нужно.

 

Между генералом и художником

Владимир  Матвиенко (08.08.1943 – 29.08.2018), супруг экс-губернатора Петербурга Валентины Матвиенко,  похоронен в Никольском некрополе Александро-Невской лавры.  Этот некрополь, открытый в 1861 году,  стал третьим в Лавре по времени основания – после Тихвинского и Лазоревского.

Живописное кладбище.

Могила устроена в живописном месте на берегу пруда. Слева от Владимира Матвиенко могила генерала Пестича, скончавшегося в 1894 году, справа – художника Микешина, умершего 1896-м.

Новое захоронение среди старых памятников видно сразу: много цветов и венков. В центре самый большой – «От Совета Федерации». Рядом  – от губернатора Петербурга и от банка «Санкт-Петербург». Дальше – венки от губернаторов Тульской и Владимирской областей, от Маджлиси милли Таджикистана, парламента Армении, друзей и коллег. С самого краю –  небольшой венок  «От председателя и депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга».

Здесь похоронили Владимира Матвиенко

Никольский некрополь давно закрыт для погребений. Но бывают исключения. Как сообщается  на официальном сайте СПбГКУ «Специализированная служба Санкт-Петербурга по вопросам похоронного дела», в исключительных случаях в Никольском  некрополе  разрешаются единичные захоронения. По распоряжению администрации Петербурга там «осуществляются  захоронения на свободные места выдающихся деятелей государства, Героев Советского Союза и Российской Федерации, Кавалеров Ордена Славы, а так же Кавалеров Ордена Александра Невского».

За последние два десятилетия по распоряжению Смольного в Лавре были захоронены десятки граждан. Среди них – депутат Госдумы Галина Старовойтова (1998), мэр Анатолий Собчак (2000), вице-губернатор Петербурга Валерий Малышев (2002), директор Кировского завода Петр Семененко (2005), вице-премьер, министр путей сообщения Николай Аксененко (2005), спикер петербургского ЗакСа Сергей Тарасов (2009), олимпийский чемпион Юрий Тюкалов (2018) и другие.

Теперь в их числе есть и Владимир Матвиенко. Его жизненный путь описан на сайте Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова, где он прежде работал. Владимир Матвиенко был старшим преподавателем кафедры военно-медицинского снабжения и фармации. Двадцать лет назад уволился с военной службы в звании полковника. Среди достижений Матвиенко – «значительное число научных работ и рационализаторских предложений».

Интересные посетителям могилы отмечены на плане кладбища

Стихи и коврики

Никольское кладбище  Александро-Невской лавры в середине XIX века считалось одним из самых престижных. Оно  имело регулярную планировку, устроенный для посетителей пруд, места для отдыха. Сперва кладбище называлось Засоборным, так как расположено прямо за Свято-Троицким собором Александро-Невской лавры. После постройки Никольской церкви в 1871 году некрополь получил нынешнее название.

На Никольском кладбище  хоронили именитых горожан. Многие памятники  выполнены в стиле модерн, украшены майоликой и мозаикой. Над надгробиями трудились известные скульпторы  и архитекторы – Щусев,  Ильин, Парланд.

Одна из самых заметных могил на кладбище  принадлежит герою обороны Порт-Артура генералу Кондратенко.  В 1904 году на могиле была возведена часовня, внутри устроена оранжерея с пальмами. Сегодня оранжерея исчезла, кресты упали, стены обваливаются.

Заброшена и часовня на могиле композитора  Рубинштейна. Его останки и надгробный бюст перенесены в соседний Тихвинский некрополь (это некрополь мастеров искусств).

Многие памятники в Никольском некрополе сегодня разрушаются или уже разрушились. Их заменяют современные могилы.

Самые впечатляющие захоронения – у мэра Собчака и министра путей сообщения Аксененко. Захоронение петербургского мэра велико по площади и с ковриком при входе на территорию.  Министр Николай Аксененко на надгробном памятнике изображен с указующим вниз перстом. Над скульптурой министра располагается  мозаичная икона Спаса Нерукотворного,  внизу – цитата из Евангелия: «Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет…»

У многих новых могил  своя изюминка. Например, захоронение вице-губернатора Петербурга Валерия Малышева украшает огромная гранитная чаша. Участок генерального директора Кировского завода Петра Семененко  окружен оградой с  барельефами тракторов и бронеавтомобилей.

У спикера петербургского парламента Сергея Тарасова на могиле – стихи на специальных планшетах. Произведения поэта Алексея Бобрышева, написанные с 2009-го по 2015 год, посвященные Тарасову.

Николай Аксененко был министром с 1997 пол 2002 год.

Петр Семененко руководил Кировским заводом с 1987 года. В 2005-м упал с 15 этажа пансионата в Сочи.

Сергей Тарасов погиб при крушении «Невского экспресса» в результате теракта.

 

Мест нет, но скоро будут

Корреспонденты «Города 812» обнаружили в Никольском некрополе недавние могилы, и не похоже, чтобы в них были погребены знаменитости.  Большинство этих захоронений находятся в южной части кладбища: расположены они, правда, гораздо теснее, чем могилы чиновников и депутатов. Эти захоронения датируются 2002–2013 годами. Вокруг царит запустение: крапива, покосившиеся старые кресты, разбитые надгробия с едва различимыми надписями.

В центральной  части кладбища тоже встречаются свежие захоронения.  У пруда,   почти между спикером Сергеем Тарасовым и  мужем Валентины Матвиенко, покоится бизнесмен Владимир Агиян (1956–2017). Он был основателем «Водоканалстроя».

Можно ли простого человека похоронить в лавре? –  спросили мы у одного из работников кладбища.

– Места  полно! – жизнерадостно сказал он, сделав широкий жест рукой. –  Но в гробу можно только с разрешения губернатора. А если урну хотите захоронить, то обратитесь в контору у входа.

По его словам, похоронить урну с прахом  стоит 50 тысяч рублей.

В конторе никого не оказалось. На дверях висела бумажка с номером мобильного телефона. У двери женщина в шлепанцах на каблуках беседовала по мобильнику с неким Игорем. Мы невольно подслушали разговор.

– Хочу близкую подругу достойно похоронить… А сколько всего получится?.. Двести-триста? Двести?.. У  восточной стены?.. Спасибо, Игорь! Я позвоню, – женщина завершила разговор и направилась в восточную часть кладбища.

Мы пошли за ней. У  дальней стены кладбища, выходящей на проспект Обуховской обороны, обнаружилась большая песчаная площадка, аккуратно нарезанная на 120 прямоугольников.

Мы тоже позвонили Игорю. Спросили, можно ли подыскать на кладбище достойное место. Игорь сочувственно ответил:

– К сожалению, у нас сейчас свободных мест нет.

– А когда появятся?

– Планируется новый урновый участок.  Участок как бы  готов, но еще не до конца оформлен.  Документы на него ждем со дня на день:  может, завтра получим, а может – в конце месяца. Участок на 120 могил мы давно сделали.  А бумаги подзависли.

– И сколько стоит место?

– Не могу сказать. Документов пока нет, – мялся собеседник.

– Сотрудник кладбища нам сказал, что урну похоронить стоит 50 тысяч.

– Ну нет! Побольше, конечно.

– А знакомые говорят, что двести тысяч.

–  Ну что вы! Сумма будет примерно  от пятидесяти до ста тысяч.

– Говорят, что места на кладбище полно. Можно самим выбрать, где хотим похоронить?

– К сожалению, пока  можно только на участке у восточной стены.  А все гробовые захоронения идут через разрешение губернатора. Обратитесь на 1-ю Советскую, дом 8. Там пишите заявление, что хотите в гробу. Если они найдут вариант, то разрешат.  А мы не имеем права в гробу хоронить, – вздохнул Игорь.

По его словам,  он  помогает решить вопрос только с урновым  захоронением.  Можно также похоронить урну в родственную могилу, если найдутся документы, подтверждающие родство усопшего с ранее похороненным.

– В родственную могилку – совсем недорого. Звоните!

Площадка на 120 новых захоронений

Мы обратились туда, куда отправил нас Игорь:  на  улицу 1-ю Советскую, 8, где расположена Специализированная служба Санкт-Петербурга по вопросам похоронного дела.  Там обнадежили: похоронить в Лавре можно!

– Никаких специальных разрешений для урны не нужно. Просто приходите со свидетельством о смерти, справкой о кремации и урной на Никольское кладбище к мастеру по захоронению. Оформляете счета, захораниваете. Ну, потом благоустраиваете или сразу могильное сооружение ставите.  Если хотите в гробу хоронить – пишите ходатайство на имя губернатора о выделении места на Никольском кладбище, потому что оно все-таки историко-мемориальное. Пишите от вашего учреждения,  что он являлся при жизни таким-то деятелем, если были у него достижения – пишите какие. Как только губернатор подпишет, комитет отправит разрешение на кладбище.

– А как быстро губернатор наше ходатайство  рассмотрит? По закону же – тридцать дней?

– Обычно губернатор такие вопросы не долго подписывает: может, день или два.

– А если откажет?

– Я таких случаев пока не встречала, – сообщила сотрудница отдела Ритуального обслуживания населения.

По ее словам, единых расценок на захоронения по городу  нет.

– Нужно ехать на кладбище – там  сориентируют по цене, – добавила она.

Охранные надписи

Как появляются новые места на закрытом кладбище – понятно. Старые могилы разрушаются – от времени, конечно. И освободившиеся места можно использовать снова…

На некоторых старых надгробиях мы заметили таблички «Могила посещается». На других –  надписи краской «Охр. ЛДА 85 г.». Эта надпись расшифровывается как «Охраняется Ленинградской духовной академией, 1985 год».

Охранная надпись.

Такими нехитрыми способами родственники усопших и представители духовенства (в некрополе хоронят священнослужителей начиная с 1881 года) пытаются сохранить могилы.

Елена Роткевич

Фото Федора Шумилова