Как у зданий в Петербурге меняют возраст. Кому это выгодно

Сделан шаг в борьбе с незаконным омолаживанием исторических зданий, когда дата их постройки меняется на «после 1917-го». Этим шагом считается встреча в Общественной палате Петербурга заместителей руководителей  Росреестра по Петербургу и КГИОП. Как меняют даты постройки и что может теперь измениться?

Под омолаживанием понимается изменение в пибовском паспорте здания, когда  дата постройки «до 1917-го» меняется на «после 1917-го». Тогда здание, находящееся в зоне охраны центра Петербурга, перестает быть историческим, и его можно на совершенно законных основаниях снести и не воссоздавать.

Первый известный прецедент  – старые корпуса Сталепрокатного завода на 25-й линии Васильевского острова, построенные на рубеже XIX и XX веков. Они мешали строительству жилого комплекса и в какой-то момент получили дату строительства – 1957 год. После чего были снесены. За сталепрокатными корпусами последовали другие дома (см. список).

Александр Кононов, заместитель председателя петербургского отделения ВООПИиК пояснил для «Города 812» примерную технологию омолаживания. Технический паспорт ПИБа на здание  является первичным документом, в нем указана дата строительства. Несмотря на революции, войны и блокаду, эти паспорта сохранились на большинство исторических зданий. До 2013 года они хранились в ГУИОН – городском управлении инвентаризации и оценки недвижимости. Допустим, имеется интересант, которому необходимо омолодить здание. Это можно сделать путем исправления технических ошибок, попавших в пибовский паспорт. Например, в нем указана площадь помещения 75 кв. метров, померенных допотопной линейкой. Лазерная рулетка дает точную цифру –74 кв. метра. А дальше привлекаются некие эксперты, которые обнаруживают в старом здании советские балки и силикатный кирпич, находят в архивах документы о послевоенных реконструкциях и  т.д. Глядишь, и дом, построенный в 1904 году, оказывается возведенным в 1957-м. Большое количество  старых кирпичей, уложенных  дедовскими способами, списывали на добросовестность советских каменщиков. Они якобы использовали подручный стройматериал.

КГИОП, не имея оснований не доверять пибовским паспортам, выдавал заключение на соответствие проекта нового здания режимам зон охраны. После чего Госстройнадзор разрешал снос старого здания и строительство нового.

В 2013 году данные пибовских паспортов были переданы в Кадастровую палату Петербурга, которая до 1 января 2017 года выдавала кадастровые паспорта на здания. Они существуют одновременно с  техническими паспортами.

Ошибку в кадастровом паспорте выявляет лицензированный  кадастровый инженер. Он  может выйти на объект (приехав на один день в Петербург из любой точки страны) и подать в Кадастровую палату технический план, который обосновывает изменение даты постройки здания. При этом не существует регламента, какие доказательные документы должен представить кадастровый инженер. Этот субъект строительного процесса, в отличие от нотариуса, никем не контролируется, и, по сути, ни за что не отвечает.

С 1 января 2017 года держателем кадастровых паспортов стало Управление Росреестра по Петербургу.  Когда туда обращается кадастровый инженер, то у Росреестра есть 5 дней на проверку документов. За это время невозможно проверить качество работы кадастрового инженера и его добросовестность.

Эта история могла и дальше продолжаться в том же ключе, но летом 2017 года случилось два скандала. Сначала на несколько лет помолодел  дом 3 на Ремесленной улице, который мешал строительству трассы через остров Серный.

Кроме субъективных оценок кадастрового инженера там вскрылась подделка протокола общего собрания собственников жилья и историко-культурной экспертизы, что послужило причиной возбуждения уголовного дела.

Дом на Ропшинской ул., 10, помолодел на полвека и вызвал публичные протесты спикера ЗакСа Вячеслава Макарова. Наблюдатели не исключали, что поскольку Ропшинская улица находится на родной для Макарова  Петроградской стороне, то могут быть затронуты его интересы. В нашем контексте важно то, что проблема омолаживания приобрела громкое общественное звучание и заинтересовала Общественную палату Петербурга. Она выступила посредником между Росреестром и КГИОП. Достигнута предварительная договоренность о готовности КГИОП проверять информацию по датам постройки зданий. Для этого в комитете хватает и архивов,  и квалифицированного персонала.

 

Здания, даты постройки которых были изменены

 

Адрес Название объекта Дата постройки Новая дата постройки Дата сноса Вероятный интересант
25 линия В.О., 8 Корпуса Сталепрокатного завода 1880–1904 1957 2011 «Лемминкянен рус»
Ул. Короленко, 5 Казармы конной артиллерийской бригады не позднее 1917 1938–1972 2012 «Форум»
Боткинская ул, 25 Прачечная клиники ВМА 1909 1930 2015 ВМА
Эсперова ул, 16 Жилой дом 1909 1937  2015 «ЦентрСтрой»
Большой Сампсониевский пр., 66 Механический завод «Новый Лесснер» 1912–1913 1926  2016  «Норд»
2-я Советская ул, 4 НИИ гигиены труда и профзаболеваний до 1917  1924  2016 «Северный город»
Ремесленная ул, 3 Жилой дом работников пивоваренного завода «Бавария» 1906–1907  1920  2017  КРТИ
Ропшинская ул, 10 Жилой дом 1895  1947  Разрешение на строительство приостановлено судом, снос запрещен  «Шелест-сквер»
Садовая ул, 8  Жилой дом до 1917  1918 2014  «АСтроКом-А»

 

 

По словам Александра Кононова, подключение КГИОП к проверке информации о датах постройки, безусловно, положительный фактор. Важно теперь реально отработать это взаимодействие на практике в интересах сохранения исторических зданий.

На фото: Казармы конной артиллерийской бригады. Построили их до 1917-го. А по документам — сильно после.

Вадим Шувалов