Какие храмы в Петербурге можно строить, а какие – точно нет

Ежегодно в каждом петербургском православном благочинии (они совпадают с городскими районами) должен открываться хотя бы один приход, заявил митрополит Петербургский и Ладожский Варсонофий. Искусствовед Иван Саблин объяснил «Городу 812», какие  храмы нужны, а какие нет —  с точки зрения эстетики.

– Новые петербургские храмы вам нравятся?

– Они маленькие, неказистые. Был удачный пример – храм на Малой Охте, видный с невской набережной. Но когда вокруг появились высокие дома, акцент исчез.

Храм должен доминировать в типовой застройке, держать пространство. Для этого нужно иметь представление об ансамбле,  силуэте города, доминантах и т.д.

– Говорят: маленькие храмы строят потому, что свободных участков нет и денег не хватает.

– Это лукавые аргументы, такие участки есть. Например, пустое пространство на площади Мужества.

– На конференции по церковной архитектуре упоминался перекресток Ленинского проспекта и проспекта Героев.

– Хорошее место.

– Митрополит Варсонофий заявлял, что нам нужно построить еще порядка 400 храмов в Петербурге из расчета – один храм на 10 тысяч человек. А сейчас только 200 церквей. Что будет, если эту идею реализовать?

– Будет огромное количество убогих сооружений.

– Не верите в таланты архитекторов?

– Все убогое, посмотрите на новое жилье.

– Но там нужно удержать цену квадратного метра. С храмами другая история? 

– Увы, точно такая же. Если вы думаете, что, затратив колоссальные деньги, можно получить хороший проект, то это иллюзии.

Наша архитектура зашла в тупик. Со времен хрущевских реформ архитекторов готовят в такой системе ценностей: нужно строить дешево. А потом все остальное. Сейчас уже и деньги не помогут. Посмотрите даже на частные дома. Не знаю ничего интересного, кроме «биоморфного» дома, построенного в девяностые годы в Сестрорецке по проекту Бориса Левинзона.

Еще одна проблема – то, что называется низкопоклонством перед Западом. Вместо самостоятельного мышления архитекторы используют западные журналы. По ходу дела еще и удешевляя свои компиляции.

– А западная архитектурная звезда сможет спроектировать православный храм?

– Вряд ли. Он сделает «с луковками», и тут же скажут, что он не понимает православия.

– Что делать чтобы изменить ситуацию в церковной архитектуре?

– Деятелям церкви посмотреть на западные храмы ХХ века и  решить, остановиться на 1917 году или двигаться дальше.

– На самих архитекторов надежд нет?

– Пока нет, их учат люди, воспитанные на борьбе с «излишествами». Потом они проходят долгий путь, работая в бюро у мэтров, и окончательно теряют собственные идеи, если они были.

– Назовите церковные неудачи и удачи.

– Единоверческая церковь (сейчас там Музей Арктики. – Ред.) поставлена неудачно, она ниоткуда не видна. Из поздних досоветских удачных – Иоанновский монастырь на Карповке.

– Благовещенский храм на площади Труда, который время от времени призывают воссоздать, стоял неудачно. Разве нет?

– Согласен, кривовато.

– Какие снесенные храмы в Петербурге надо воссоздать непременно?

– Андреевский собор в Кронштадте, он также градостроительно важен, как Фрауэнкирхе в Дрездене.

– А в историческом центре?

– У меня сложное отношение к воссозданию Спаса-на-Сенной. Не могу себе представить храм впритык к метро. В любом случае воспроизвести его очень трудно. Именно потому, что это не шедевр с точки зрения большой истории архитектуры и здесь не помогут учебники.

Вадим Шувалов