Кто ты, новый губернатор Петербурга?

Выбрали врио Беглова губернатором. Но я не об этом. Я – о действительно о наболевшем. Об обещанных и неоткрытых станциях метро. О «Проспекте Славы», «Дунайской» и «Шушарах».

 

Я, конечно, пристрастен. Поскольку живу в Купчино. И всю жизнь добираюсь до метро на транспорте.

Между тем, станция «Дунайская» находится в пяти минутах ходьбы от моего дома. И я ждал 1 сентября, когда ее собирались открыть, как праздника.

Я ждал ее… Не помню, с какого времени. Помню только, что в 1989 году были первые свободные выборы. Выбирали народных депутатов СССР. И уже тогда кандидаты в депутаты обещали нам метро.

В конце концов, я просто хотел праздника.

Когда-то мама рассказывала мне про два самых ярких детских воспоминания. Воспоминания не личного, а общественного, так сказать, плана. Это были —  открытие ленинградского метро и полет Гагарина.

В моей жизни не было полета Гагарина. Так уж хотя бы «Дунайскую» можно было открыть вовремя? Как обещали.

Не просто обещали. Клятвенно обещали. Не перечислить, сколько раз Александр Беглов обещал. Все последние месяцы клялся и обещал. Так обещал, что даже я, скептик и пессимист, поверил.

— Мне кажется, в этот раз все-таки откроют, — говорил я знакомым. – И откроют именно первого сентября. Выборы все-таки.

— Ты наивный человек, — сказал мне один знакомый.

Да, я оказался наивным человеком. Но у меня есть оправдание.

Я уверен, что конфуз с метро – это не просто техническая накладка. Слишком уж позорная вышла накладка. Слишком унизительная для того, кто обещал.

Конфуз с метро — это знаковое событие.

Раньше нас обманывали после выборов. Теперь нас уже обманывают до выборов. Более того, накануне выборов.

В Купчино проживает 400 тысяч человек. Тысяч сто (минимум) заинтересованы в новом метро. И на них плюют за неделю до выборов.

Может такое быть? Может, но только в одном случае. Если власти вообще нет дела до этих выборов.

Пишу «власти», потому что я не знаю, кто именно у нас в городе власть. И сильно сомневаюсь, что это Александр Беглов.

Нет, городской власти, разумеется, есть дело до выборов. Надо же отчитаться перед Москвой, показать цифры. А дела нет, собственно, до того, сколько народу и как проголосуют. На цифрах, которыми будут отчитываться, это совсем никак не скажется.

Объяснять, полагаю, не надо. Не маленькие.

У меня есть и другое предположение. Городская власть – это действительно Александр Беглов. И он действительно хотел как лучше.

Он старался, словно не очень способный, но добросовестный школьник. Он из самых добрых побуждений разъезжал по городу и давал указания. И еженедельно заносил эти указания на свою страничку «ВКонтакте».

Он думал, что его указания кто-то будет выполнять. А всем, кто должен выполнять, на него плевать.

Он думал, что у него что-то получится. А у него ничего не получается. Потому что см. предыдущий абзац.

Прощаясь со Смольным, Георгий Полтавченко сказал про своего преемника: «Он не допустит клоунад и политических буффонад».

Увы, пока единственное, что получается у преемника, — это буффонады и клоунады перед телекамерами.

Но и спектакль не вышел. Репетировали драму на производственную тему. С крепким хозяйственником в главной роли.

Репетировали драму, а получилась комедия. И спектакль провалился. Причем до премьеры. Еще на генеральной репетиции.

И сдается мне, что петербургская ситуация не какая-то исключительная. У них, наверху, больше вообще ничего не получается. Не в масштабах города – в масштабах страны.

Глеб Сташков