Молодежь все реже ходит в традиционные музеи. Кому надо меняться?

Сокращается количество петербургских студентов, которым интересны Эрмитаж и Русский музей, а те, кому интересно современное искусство, предпочитают другие места для знакомства с ним. Таковы основные итоги социологического исследования потенциальной студенческой аудитории музеев, которое было проведено в 2018 году сектором прикладной социологии и работы с молодежью ГРМ. Подробности «Город 812» выяснял у Марины Потаповой, руководителя сектора.

 – Почему вы проводили «замеры» именно на студентах?

– Студенты – наша основная потенциальная аудитория. Проводя мониторинги в залах Русского музея, в последние  три года мы отметили снижение посещаемости студентами. В нынешнем исследовании мы сформировали репрезентативную выборку из 10 вузов.

– Что такое репрезентативная выборка в данном случае?

– В Петербурге около 350 тысяч студентов. Чтобы корректно представить набор их мнений, мы старались пропорционально представить все четыре основные направления высшего образования – техническое, экономическое, естественно-научное и гуманитарное – и не учитывали, разумеется, художественные вузы.

– Какова эта пропорция на сегодня?

– Абсолютной точности достичь не удалось, трудно найти данные, но приблизительно так выглядела наша выборка: технических вузов  – 38%,  гуманитарных – 29%, экономических – 23%, естественно-научных – 10%. На подробные анкеты из 34 вопросов об отношении к художественным музеям и отечественному искусству ответили более 700 человек. Вас интересуют результаты опроса?

– Конечно.

– Они подтвердили нашу гипотезу об ослаблении интереса студентов к Русскому музею и Эрмитажу, которые стали проигрывать центрам современного искусства – например Эрарте. Кстати, только 15–20% студентов интересуются визуальными искусствами, посещают музеи, галереи, выставочные залы и т.д.

– Этого мало или нормально для Петербурга?

– Мало. Еще 30–40% – это потенциальная аудитория, они могут по случаю или за компанию заскочить в музей. Еще 30–40% никогда не пойдут в музей, они пойдут в спортзал, бар и т.д. Это не наша аудитория.

– Гуманитариев последняя цифра также касается?

– Конечно, среди гуманитариев больше студентов, интересующихся культурой, в том числе и художественными музеями.

– Можно сравнить итоги опроса 2018 года и предыдущих исследований?

– Именно для этого мы задавали одинаковые вопросы. Так вот, по сравнению с 2011 годом снизилось количество студентов, посещающих Русский музей. В 2018 году ни разу не были в ГРМ 25%, в 2011-м –19% студентов.

– Это серьезное уменьшение?

– 6 процентов – это значимая разница, это тенденция. Еще более существенные показатели:  в 2011 году несколько раз были в ГРМ 60%, в 2018-м – только 44%.

В Эрмитаже картина похожая, хотя, конечно, его посещают гораздо чаще как мировой бренд. В 2011 году 78% студентов были там несколько раз,  в 2018 году – 73%. Эти 5 процентов тоже тенденция, тоже значимая цифра.

– А тех, кто ни разу не был в Эрмитаже, стало больше?

— 6–7%. Эта цифра за семь лет не изменилась.

Есть еще один важный показатель. Вырос процент тех, кто не отвечает на наши вопросы, касающиеся именно художественной культуры. Это значит, что студенты не бывали в музеях, не в курсе. Или их туда затянули, но они этого не заметили. В 2011 году «неответов» было 25–30 %, в 2018 году их стало уже 40–45%. Это очень тревожные цифры.

«Девочку в синем» Модильяни показывали в музее Фаберже. Молодежи было много.

– А что студентов привлекает в Эрарте?

– В ответах на вопрос «Какие выставки за последнее время вы посещали?» 13% студентов назвали выставки современного искусства, чаще всего галерею Эрарта, 11% – Эрмитаж, 8% – Русский музей. Но из анкет невозможно выделить выставки-лидеры студенческого общественного мнения.

Ждете наше объяснение причин падения интереса студентов к музеям?

– Объясняйте.

– Объяснений несколько. Начну с того, что в 2011 году 56% студентов были петербуржцами. В 2018-м – только 39%.

– Вы считаете, что приехавшие в Петербург не стремятся к познанию культурных ценностей?

– На эту тему нужно проводить специальное исследование. Сейчас могу предположить, что жизнь вдали от культурных центров не порождает такой потребности.

Добавлю, что среди тех, кто постоянно ходит в музеи, преобладают петербуржцы, которые занимались в кружках и школах, родители водили их музеи в детстве.

– Вторая причина падения интереса к музеям?

– Интернет. 21% опрошенных убеждены, что искусство можно посмотреть там. И вообще, оно переместилось в виртуальное пространство

– Отчасти это действительно так.

– А художественные музеи – это история, седая старина, оно останется в музеях. 13% студентов ответили, что новое искусство будет существовать только в виртуальном пространстве.

Третья причина – образование. Гуманитарные предметы сокращаются в вузах. С этого весеннего семестра в технических вузах отменена культурология. В Политехе курс отечественной истории – 4 лекции и два семинара. И все.

– Четвертая причина?

– Конкуренция между музеями за студенческую аудиторию. В Эрмитаж вход для студента бесплатный, в Русский музей – 200 рублей. По совокупности всего можно сказать, что оба музея воспринимаются студентами, скорее, как хранилище истории, как центр культуры, разумеется, но не такой уж актуальной для них: это важно, но не очень интересно. Это четкая тенденция. Напомню, что визуальное искусство в спектре интересов студентов всегда шло после музыки, кино, литературы.

– Что делать?

– Музеям надо заниматься новыми маркетинговыми стратегиями.

– Тут без помощи самих вузов не обойтись?

– Мы не можем обязать конкретного преподавателя физики или математики стать транслятором музейных стратегий. Скорее всего, это дело всей системы образования, а не только музея.

Вадим Шувалов