Мой первый текст о Путине. В августе 99-го

Любопытно посмотреть из 2020 года, кто и что ждал от Владимира Путина 20 лет назад, кому каким он тогда казался. Продолжаем публиковать впечатления о том, давнем Путине. (31 декабря 1999 года Борис Ельцин объявил, что уходит, в марте 2000-го Путин стал президентом РФ).

Но еще до этого — 9 августа 1999 — Путин был назначен и.о. председателя правительства РФ, 16 августа его утвердила Госдума (233 голоса за, 84 против и 17 воздержались). К этому моменту и относится статья Даниила  Коцюбинского, опубликованная в «Новой газете».

  • Автор — Даниил Коцюбинский (с ушами) — в окружении коллег и не только. 1999 год.

 

Чей дух переселился во Владимира Путина?

 Последний временщик последнего русского царя Александр Дмитриевич Протопопов сумел окончательно расположить тогдашнюю «семью» – Николая Второго, Александру Федоровну и фрейлину Анну Вырубову – тем, что заявил, будто в него переселился дух только что убиенного святого старца Григорий Распутина.  «Калинин» – так ласково-конспиративно (из боязни утечки информации) царица именовала Протопопова в супружеской переписке – тут же был утверждён в должности министра внутренних дел, фактически став всесильным правителем России при безвластном и престарелом председателе Совета министров князе Голицыне.

Судить строго несчастного Александра Дмитриевича (во время Февральской революции он добровольно сдастся в руки Временного комитета Государственной Думы, будет арестован, а после прихода к власти большевиков – расстрелян), впрочем, не приходится, ибо он страдал в ту пору прогрессивным параличом, налагавшим на все его действия, как нетрудно понять, печать немалой своеобразности. Так, Протопопов любил, например, встречать посетителей, сидя под письменным столом своего министерского кабинета и приветствуя вошедшего игривым обращением: «Цып-цып-цып!». А когда в Петрограде уже стремительно назревало всеобщее возмущение, Протопопов, пребывавший в состоянии болезненной эйфории, продолжал слать царю в Ставку благодушные рапорты о том, что всё в порядке и никаких оснований для беспокойства нет.

Последний (если Ельцин нам не врёт) временщик первого президента РФ Владимир Владимирович Путин, вроде бы физически и психически вполне здоров, однако цирковая по степени гротескности нелепость, каковой является его внезапное попадание «в случай» придаёт всему его облику что-то неуловимо-протопоповское.

Тот же блёклый, растерянный вид. Те же пробуждающие невольное сострадание глаза встревоженного ручейника, вдруг угодившего из своей любимой норки – на свет божий. То же стремление восполнить недостаток уверенности в себе – «устрашающим» словом и жестом: на первую после назначения управляющим МВД встречу с оппозиционными депутатами Госдумы Протопопов явился в костюме жандармского генерала, правда, тут же засмущался и стал бормотать что-то невнятное; в одном из первых телеинтервью застенчиво улыбающийся Путин заявил полушепотом, что будет беспощадно сажать всех, кто дестабилизирует ситуацию в стране.

Та же нелепость и неуклюжесть первых политических явлений.

Разумеется, никто не может запретить любому полноправному гражданину Российской Федерации по достижении определенного возраста баллотироваться в президенты. Однако когда об этом вдруг заявляет человек, который еще вчера с уверенностью сообщал о себе: «Я – не политик!» и который совершенно не может пояснить, какие именно причины, помимо «приказа непосредственного начальства», побудили его вдруг столь радикально изменить свою профессиональную самоидентификацию, возникает всё же вопрос: а всё ли в порядке у вновь испечённого кандидата с политической культурой или хотя бы с элементарным чувством собственного достоинства?

Или вот еще один перл политкорректности. На вопрос о своем членстве в НДР только что вступивший в должность премьер-министр отвечает примерно так:

— …Ну и что, что я там состою? Известно ведь, что это была тогда обычная партия власти, и туда все чиновники вступали по обязанности. Да и вообще, я никогда не относился к этому делу серьёзно, никакой партийной работы толком не вёл…

И невдомёк вновь обретенному политику планетарного масштаба, что говорить так – просто неприлично, даже если это и сущая правда.  Что это – всё равно, что публично признаться, что ты женился по расчету:

— …Разве вы не знаете, что офицер обязан быть женат? Иначе ведь за границу служить не пошлют! Ну, я и женился, разумеется. Что ж теперь с того? Я ведь жену свою никогда не любил, да и не заботился о ней никогда. Так что нечего меня женитьбой попрекать!…

Или вот Григорий Явлинский неудачно острит и называет Путина «Владимиром Владимировичем Степашиным». Премьер-министр не упускает случая встать на одну доску с дразнящим его парламентарием и тут же аттестует Явлинского «Григорием Алексеевичем Зюгановым». Думаю, в следующий раз и до «гусака» дойти сможет.

…Я – человек государя. Он доверяет мне. В молодости я был беден, студентом давал частные уроки по 50 копеек. А теперь я – министр. Давайте работать вместе! Ведь, может быть, я потихоньку смогу сделать то, что принесёт пользу всей России. Почему вы не хотите поддержать меня?..

Примерно так лопотал Александр Дмитриевич Протопопов на упомянутой встрече с «излишне принципиальными» думскими либералами. Которые в итоге его так и не поддержали. Потому что думали прежде всего о собственной репутации, а не о «критических днях Родины». Слепцы!..

Владимиру Владимировичу Путину с Думой повезло куда больше. Авось и избиратели в 2000 году не подкачают.

Даниил Коцюбинский

«Новая газета», 23-29 августа 1999 г.

 



'Мой первый текст о Путине. В августе 99-го' has no comments

Оставьте первый отзыв!

Would you like to share your thoughts?

Your email address will not be published.