Можно ли сомневаться в Ледовом побоище?

Можно ли сесть в тюрьму за отрицание судьбоносности Ледового побоища и Куликовской битвы? Кто стоит за  вандалом, напавшим на картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван» в Третьяковской галерее? Эти вопросы обсуждались на IX Петербургском международном юридическом форуме.

 

Петербургский международный юридический форум начался бодро. Уже в  девять утра музейщики и правоведы обсуждали будущее российских музеев на ближайшие 10 лет.

Союз музеев России, возглавляемый Михаилом Пиотровским,  разработал стратегию развития музеев до 2030 года. Генеральный директор Эрмитажа сообщил, что этот документ, призывающий, прежде всего,  к сохранению музейного фонда и повышению престижности  профессии музейщика, является основой для переговоров с чиновниками и депутатов, от которых зависит принятие новых законов о культуре. Только диалог может дать положительный результат.

Убедительный пример привела Юлия Иващук, начальник отдела правовой работы  Третьяковской галереи. На днях  завершился судебный процесс над  вандалом, который расчетливо, нагло умышленно и цинично нанес тяжелые травмы картине Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван» (в просторечии – «Иван Грозный убивает своего сына»). Ценой больших усилий музейным и минкультовским юристам удалось убедить суд, что эта картина должна рассматриваться  как особо ценный объект культурного наследия народов России. Только поэтому преступник получил 2,5 года колонии (максимальный срок по этой статье — 6 лет). Если бы Илью Репина не посчитали особо ценным, то удар тяжелой стойкой ограждения (пробившей климатическое стекло) мог быть оценен как мелкое хулиганство. Преступник был бы освобожден в зале суда. Вероятно, еще и компенсацию получил бы за проведенное за решеткой время.

Ясно, что необходимо законодательно включить движимые культурные ценности в специальный перечень особо ценных объектов. И усилить ответственность за их повреждение. Другое дело, что на составление такого списка могут уйти годы экспертиз.

В кулуарах форума юристы, знакомые с ситуацией нападения на Ивана Грозного и ходом судебного процесса, сообщили «Городу 812», что вандала,  говорившего на суде о своем трудном материальном положении, защищал высококвалифицированный, следовательно, очень дорогой адвокат. Он отработал по полной и обещал обжаловать решение суда, принятое 30 апреля 2019 года, во всех возможных инстанциях.

Это породило предположение, что преступник действовал не из личной неприязни к Репину, сочинившему трагический сюжет, а по заказу некоего состоятельного единомышленника. Вариант —  принципиального борца с фальсификацией отечественной истории. Раз Ивану Грозному стали ставить памятники, то, значит, не повезло Илье Ефимовичу и его поклонникам.

С учетом времени, проведенном в СИЗО, напавшему на картину в Тетьяковке осталось просидеть в колонии несколько месяцев.

Вечером Сергей Кузнецов, лингвист и эксперт из СПбГУ, на круглом столе по ревизионизму в истории заметил,  что сегодня нет никаких материальных свидетельств того, что Ледовое побоище и Куликовская битва были крупными сражениями в масштабах средневековья.

Но они включены в официальный список Дней воинской славы России. А теперь читаем статью 354.1 пункт 3 УК РФ. «Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы … — наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года».

Юристы из СПбГУ сообщили «Городу 812», что Кузнецову ничего из перечисленного не грозит. Но если кто-то вздумает 18 апреля (Ледовое побоище, 1242 год) и 21 сентября (Куликовская битва, 1380) публично высказывать подобные мысли, то всякое может случиться.

Вадим Шувалов

 

Картина Репина после нападения