Начало заката. Какой праздник мы отмечаем 12 апреля?

День космонавтики изрядно отличается от подавляющего большинства «праздников», как доставшихся нам в наследство от СССР, так и придуманных новыми властями в попытках слепить национальную идею. Нет за этим днем ни большой крови, ни большой лжи. Зато, несмотря на бесчисленные речи, статьи, фильмы, теле- и радиопередачи, есть очень большое, практически тотальное, непонимание того, что именно произошло в тот яркий весенний день 57 лет назад.

Все мы наслышаны о «советском приоритете» в деле освоения космоса. Приоритет этот исчерпывается двумя эпизодами – запуском первого спутника и запуском первого корабля с человеком на борту.  Практически всё, что было потом, представлениям о «советском приоритете» противоречит.

В активе СССР – два лунохода, активе США – 6  высадок на Луну.

В исследовании ближних планет – Марса и Венеры – соблюдается видимый паритет, зато в дальний космос СССР никогда даже не совался: окрестности Юпитера, Сатурна и прочих бороздили исключительно звездно-полосатые Пионеры да Вояджеры.

А после того как 12 апреля (привет Гагарину!) 1981-го взлетел космический челнок «Коламбия», отставание СССР стало очевидным.

Рассмотрение того, что творилось за пределами космической отрасли, обнаруживает все ту же закономерность: на рубеже пятидесятых и шестидесятых СССР по многим показателям превзошел США, но уже в семидесятые утратил лидирующие позиции и начала отставать – чем дальше, тем больше. Например:

— СССР, запоздав с созданием атомной бомбы, не только быстро наверстал упущенное, но и опередил США в создании бомбы водородной. Зато создание зарядов малой мощности (менее 0,1 килотонны) забуксовало, а нейтронный боеприпас так и не был создан.

— СССР закончил Вторую Мировую войну без стратегических бомбардировщиков (существование авиации дальнего действия не должно вводить в заблуждение – стратегических бомбардировщиков там не было). Тем не менее, уже к середине 1950-х стратегические бомбардировщики вовсю летали над северной Атлантикой и Беринговым морем. Паритет сохранялся почти четверть века: Ту-95 против В-52, Ту-22 против В-58, Ту-160 против В-1. А создать самолет-«невидимку», соответствующий американскому В-2, советский ВПК уже не смог. Схожая тенденция наблюдалась и в тактической авиации: МиГ-25 превосходил зарубежные аналоги, МиГ-31 был «на уровне», а потом – провал, выхода из которого не видно до сих пор.

— Советские танки 1940 – 1950-х годов ощутимо превосходили своих «буржуйских» противников. В 1960 – 1970-х превосходство постепенно уменьшалось. В 1980-х обозначилось отставание – по сути, после Т-72 ничего принципиально нового создано не было.

— С конца 1930-х до конца 60-х СССР занимал доминирующие позиции в сфере артиллерии (пушки, минометы, а позднее и тактические ракеты), в 70-х доминирование начало сходить на нет, в 80-х исчезло совсем. К созданию высокоточного оружия советский ВПК даже не подступился.

Аналогичная картина сложилась и в других сферах советского бытия. Например, Великая Советская наука в 1950 — 1960-х по многим направлениям занимала лидирующие позиции. Но уже в 70-х – за много лет до всяческих перестроек – она эти позиции утратила. Об этом можно судить хотя бы по нобелевским премиям, полученным нашими соотечественниками: из 11 научных премий 7 присуждены за работы, выполненные в 50-е – 60-е годы, и лишь две (Алферов и Гейм-Новоселов) – за более поздние.

Вышеперечисленное – это лишь то, что на поверхности. Профессионалы приведут примеров в сто раз больше и драматичнее. Но какова же причина ?

Если присмотреться внимательнее к тем, кто обеспечивал прорыв СССР на вершины науки и техники, то обнаружится занятная закономерность: все они получали образование либо в досоветской России (П. Капица, А. Туполев), либо в советской, но у досоветских учителей (И. Курчатов, Ю. Харитон, А. Сахаров, С. Королев, А. Микоян), либо, на худой конец, у тех, кто учился у досоветских (В. Гинзбург, А. Абрикосов, Ж. Алферов). То есть по мере «вымывания» из науки и техники «стариков» – тех, кто сам застал досоветские времена или хотя бы учился у тех, кто пересекался с досоветскими специалистами – прогресс прекращался, и начинался упадок или как минимум застой.

Великая Советская Цивилизация, о которой льют слезы безутешные граждане, наглядно продемонстрировала категорическую неспособность развиваться. Даже в лучшие свои годы она обладала чрезвычайно слабой способностью генерировать новое, но пока были живы досоветские традиции образования и научного поиска, еще получалось более-менее успешно воспроизводить, а иногда даже совершенствовать украденное на Западе. Примеры: атомная бомба, баллистическая ракета, стратегический бомбардировщик, автомат Калашникова.

Но как только «старые» специалисты вышли в тираж (в силу комплекса естественных и противоестественных причин), воровство – даже успешное – помогать перестало. Не удавалось не только совершенствовать, но и просто копировать. Не получились ни самолёт-невидимка, ни лазер с ядерной накачкой, ни персональный компьютер.

Осознав и прочувствовав вышеизложенное, мы естественным образом приходим к пониманию того, что именно произошло в день, который уже более полувека отмечается как большой праздник. 12 апреля 1961 года Советская Цивилизация достигла вершины своего развития. Вершины, все дороги с которой – только вниз.

Иными словами, 12 апреля 1961-го – это день, когда начался закат Советского Союза.

Максим Трошичев