О плесени и правовом нигилизме в Русском музее

В редакцию пришло письмо сотрудников Русского музея письмо сотрудников Русского музея письмо сотрудников Русского музея о том, что результатом непрофессионально проведенной реставрации в Летнем дворце Петра I, который расположен в многострадальном Летнем саду, этот уникальный памятник заражен плесенью.Названы виновные: это заместитель директора по комплексной реконструкции и капитальному ремонту ГРМ  В.П. Баженов, затем директоре ГРМ В.А. Гусев, который «скрывает беду от министерства и приказывает молчать», а также Г.Н. Голдовский.

Но если действительно подрядчик использовал «дешевые опасные материалы», а «никто это не контролировал», то к виновным надо, видимо, добавить службы, подчиненные Баженову, а также главного архитектора ГРМ Ирину Тетерину и начальника архитектурного отдела музея Ирину Говорунову. Эти-то куда смотрели? В рот Баженову?

Летний дворец Петра вроде бы собирались открыть в конце мая 2018 года, но если он заражен плесенью, то тогда надо не открывать, а закрывать, демонтировать все панели и обивки и срочно прописывать дворцу «химиотерапию». Попутно автоматически возникает мысль: а что Гусев – Баженов сделают с Михайловским дворцом, если им позволят начать внутри исторического здания стройку?

письмо в редакцию от сотрудников Русского музея

письмо в редакцию от сотрудников Русского музея

О директоре ГРМ Гусеве я пишу регулярно – то в связи с варварской переделкой Летнего сада, в результате которой этот уникальный объект был непоправимо изуродован, то в связи с проектом незаконной застройки внутренних дворов Михайловского дворца, о чем Гусев по-прежнему мечтает, то в связи с иконами «Ангел Златые Власы» и «Богоматерь Торопецкая», незаконно депортированной из музея в деревню в Московской области.

Вместо того чтобы заботиться о сохранении культурного наследия – будь то памятник архитектуры Михайловский дворец или музейные экспонаты XII–XIV вв., – Гусев демонстрирует полное безразличие к их судьбе. В варварских строительных проектах ему помогает, а, возможно, и подталкивает к ним его заместитель Баженов, принявший активное участие в так называемой «реконструкции» Летнего сада. Ныне Баженов является активным промоутером застройки дворов, что изуродует архитектурный проект К. Росси, а площадь Михайловского дворца якобы увеличит на 7%.

 

Русский музей: хочу бодаться!

А теперь о давней истории — Русский музей демонстративно не хочет выполнять нормативно-правовые акты, касающиеся правил работы в архивах. История  началась с того, что федеральные документы позволяют пользователям самостоятельно фотографировать архивные документы, а Русский музей делать этого не разрешал. На мою сторону встал Роспотребнадзор. Но ГРМ по-прежнему упорствует.

В статье «О праве рукописи на фотографирование» (см. здесь) я писал о том, что 5 марта 2018 г. Роспотребнадзором был составлен протокол № Ю 78-00-03-0189 об административном правонарушении, в котором констатировано, что порядок использования архивных документов в читальном зале отдела рукописей ГРМ  не соответствует «предусмотренному действующим законодательством порядку использования архивных документов, в т.ч. в государственных музеях».

Затем 19 марта 2018 г. было утверждено постановление Роспотребнадзора, которым ГРМ признан виновным в совершении административного правонарушения и ему назначено административное наказание в виде предупреждения. И в тот же день заместителем руководителя Управления Роспотребнадзора по СПб Еленой Смирновой было подписано представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения. В итоге Русскому музею было предложено принять меры по устранению и в месячный срок доложить о выполнении.

Месяц прошел, из ГРМ прислали новые Правила работы пользователей в читальном зале отдела рукописей Русского музея (далее – Правила), утвержденные приказом врио директора ГРМ Баженовым В.П. № 155 от 18.04.2018. И есть возможность их проанализировать.

Забегая вперед, могу сказать, что новые Правила, как и старые, грубо нарушают права потребителей – пользователей отдела рукописей ГРМ – сразу по многим пунктам, существенно ограничивая права потребителей по сравнению с правами, гарантированными приказом Федерального архивного агентства от 01.09.2017 № 143, который ввел Порядок использования архивных документов в государственных и муниципальных архивах РФ (далее – Порядок).

Да, пункт о фотографировании своим фотоаппаратом в Правилах ГРМ появился, хотя сформулировано все, что к этому относится, весьма двусмысленно, но зато во всем прочем правовой нигилизм администрации ГРМ проявился в полной мере. Очевидно, что предупреждение Роспотребнадзора их не отрезвило, а желание бодаться с нормативно-правовыми актами не прошло.

 

Застава богатырская

 Начну с того, что по-прежнему Правила и вся другая информация, необходимая потребителям услуг отдела рукописей, от них скрыта. На сайте ГРМ нет ни одного документа, касающегося работы отдела рукописей: ни Правил, ни графика работы, ни расценок на услуги, ни порядка выдачи пропусков. Все это надо добывать непонятным способом.

Тем самым грубо нарушен п. 4.1.3 Порядка. Причем непосредственно в отделе рукописей информацию не получить, поскольку в него физически не пройти без пропуска: путь преграждает КПМ с вооруженной полицией. Понятно, что все это устроено умышленно.

Обычно в нормальное архивное учреждение приходишь, подаешь личное заявление или письмо от организации, заполняешь анкету, после чего получаешь пропуск сроком на год на вход и работу в читальном зале архива или архивного подразделения музея.

Исходя из того, что ГРМ после получения предупреждения (а это, напомню, начальная форма административного наказания) ввел новые Правила приказом от 18 апреля 2018 г., я пришел 3 мая 2018 г. в отдел рукописей ГРМ, руководствуясь Порядком, универсальным для всех архивов и архивных подразделений госучреждений.

Поскольку вход в отдел рукописей перекрыт полицией, я обратился за пропуском в отдел учета музейных ценностей и предъявил им заявление. Однако в нарушение Порядка сотрудник отдела Коваленко Галина Викторовна, выдающая пропуска, предложила мне пройти в приемную дирекции, для того чтобы «оформить» мое заявление, которое она назвала письмом.

«Вы должны письмо оставить на какое-то время, придет Нина Григорьевна (Шабалина, зав. отделом рукописей. – М.З.), подпишет, потом поставит визу Евгения Николаевна Петрова (зам. директора ГРМ по научной работе. – М.З.)». Я уточнил: без визы Петровой я не смогу получить пропуск для работы в читальном зале? Коваленко торжественно подтвердила: не сможете.

Тогда я предложил показать мне документ, на котором основан оглашенный устно порядок. «Знаете что, – ответила мне Коваленко, на глазах вскипая, – не надо мне таких слов говорить, что вы записываете (я проводил запись разговора на диктофон, о чем сразу предупредил. – М.З.), у нас есть порядок, у нас есть инструкция… Вы мне прямо тут допрос устраиваете!..»

Поначалу она махала каким-то документом, держа его примерно в метре от меня, чтобы я не смог прочитать название на обложке, а просто поверил тете Гале на слово. Но тут в разговор включилась другая тетя – Н.Х. Бекташева, и.о. зав. отделом учета музейных ценностей, которая под моим сильным нажимом разрешила первой тете дать мне в руки Инструкцию о порядке выдачи пропусков отделом учета музейных ценностей, утвержденную приказом директора ГРМ № 197 от 05.06.2015 (далее – Инструкция).

В итоге я сфотографировал четыре страницы документа, который на самом деле должен или присутствовать на сайте ГРМ, или свободно выдаваться в отделе учета наряду с Правилами.

Действительно, оказалось, что, согласно пп. 2.1, 7, 7.1 Инструкции, пропуск в отдел рукописей выдается «на основании зарегистрированного в канцелярии музея письма» и при наличии на нем «разрешающей резолюции директора музея или заместителя директора по научной работе, либо лиц, их замещающих».

При этом в Правилах п. 2. 3 также указывает: «Разрешение на работу в читальном зале согласовывается с заместителем директора по научной работе Русского музея и заведующим отделом». Здесь уже резолюция директора ГРМ исключена, остался только зам. по научной работе.

Таким образом, бесполезно требовать от ГРМ изменения только Правил. Есть еще и Инструкция, не изменив которую нарушения прав потребителей устранены не будут.

Что же касается придуманного в музее порядка, прямо нарушающего приказ Росархива № 143, то на практике он означает, что прийти в отдел рукописей, сразу же получить пропуск  и разрешение на работу в читальном зале у зав. отделом рукописей, после чего начать работу – невозможно. Коваленко не случайно сказала, что надо «письмо оставить на какое-то время»: в ГРМ руководство на работу ходит редко, поэтому «какое-то время» растягивается иногда на две недели, а это я знаю по собственному опыту.

Именно по этой причине в Порядке, утвержденном Росархивом, и не предусмотрены какие-то согласования: в часы работы отдела рукописей (а для пользователей это только среда и четверг) всегда есть на рабочем месте зав. отделом рукописей (или лицо, ее замещающее), и она-то и должна давать разрешение. Чтобы пользователи могли, не теряя время, сразу начинать работу. Так работают все архивы и архивные подразделения учреждений. Именно это и предписывает Порядок.

Причем, согласно должностной инструкции, зам. директора ГРМ по научной работе никакого отношения к работе отдела рукописей вообще не имеет. И по какой причине Е. Петрова должна ставить (или не ставить) разрешающую резолюцию на заявлении, с формальной точки зрения непонятно. Может быть, речь идет о недоверии зав. отделом рукописей? Конечно, нет, просто Е. Петровой, бывшему секретарю парторганизации ГРМ, нравится распоряжаться всем в музее, потому ей хочется, чтобы все ходили с прошениями именно к ней, а она бы лично запрещала или разрешала. И вот эти ее желания и приняли вид незаконных п. 2.3 Правил и пп. 2.1, 7, 7.1 Инструкции. В итоге доступом к документам, входящим в Архивный фонд РФ, зам. директора ГРМ  Петрова желает распоряжаться так, словно они – ее собственность.

Больше того, если в Порядке Росархива указано, что «пользователь допускается для работы в читальный зал на основании заявления в простой письменной форме или письма направившего его органа или организации» (п. 2.1), то в  Правилах ГРМ придумано, что «пользователь допускается для работы в читальном зале на основании письма направившей его организации…» (п. 2.1), а некие «отдельные пользователи» в порядке исключения могут допускаться к работе по личному заявлению (п. 2.2). То есть опять документ Росархива подвергся искажению, введено понятие «в порядке исключения», а исключения-то делать будет все та же Петрова.

Иными словами, все искажения сделаны персонально «под Петрову».

 

Чем дальше в лес…

 Ну, а дальше начинается просто бред. Скажем, согласно п. 2.3 Порядка Росархива, пропуск для работы в читальном зале оформляется на один календарный год. В то время как по неизвестному мне документу ГРМ пропуск в отдел рукописей оформляется на два дня, на среду и четверг. А в следующую среду пропуск надо оформлять снова.

Из четырех абзацев пункта 3.2.2 Правил ГРМ три незаконны и не соответствуют ни одному из пунктов Порядка. Речь здесь идет о том, что материалы отдела рукописей ГРМ состоят из двух частей. Первая часть – это историко-культурные материалы: мемуары, дневники, письма художников и т.п. Вторая часть – так называемый ведомственный  архив, связанный с делопроизводственными документами ГРМ.

Вторым и третьим абзацами п. 3.2.2 практически все материалы ведомственного архива незаконно объявлены материалами «служебного пользования» (хотя на них никогда не было таких помет). Якобы они относятся к документам «ограниченного доступа». Сюда отнесены «приказы ГРМ по личному составу, содержащие персональные данные о владельцах, акты реставрационных, атрибуционных советов и другие материалы».

Во-первых, понять, что такое «приказы ГРМ по личному составу, содержащие персональные данные о владельцах» (владельцах чего?), практически невозможно, это какой-то бессмысленный набор слов; во-вторых, такие ограничения не введены ни одним из существующих законов РФ, которыми вводится понятие тайны (государственной, медицинской и т.п.), это просто юридически ничтожная формулировка; в-третьих, фраза «и другие материалы» фактически означает, что для исследователей может быть закрыт весь ведомственный архив просто так, без юридических оснований.

В Правилах ГРМ отсутствуют нормы, предусмотренные п. 3.6,  4.1.9, 4.1.13 Порядка Росархива. Особенно важен п. 4.1.13 Порядка, поскольку он позволяет пользоваться в отделе рукописей ГРМ  своим ноутбуком и аналогичными техническими средствами. Правилами это вообще не предусмотрено.

Ну и, наконец, то, что касается фотографирования документов своим фотоаппаратом на возмездной основе. Правилами в п. 3.2.9 указано, что при самостоятельном копировании пользователи имеют право заключать договор с музеем, – и дается отсылка к Приложению 5 для физических лиц – «Договору на оказание услуги по копированию подлинных  архивных дел, документов техническими средствами пользователя». В п. 3.1 этого Приложения 5 упомянуто распоряжение «Об утверждении расценок на услуги», однако где оно, как его добыть, есть ли оно вообще – неизвестно. Оно скрыто, и, видимо, добыча его составит самостоятельную проблему.

Далее – самое смешное. Из п. 1.1 Приложения 5 («Предмет договора») следует, что ГРМ оказывает услугу по копированию подлинных архивных дел, документов техническими средствами пользователя.

Из этой формулировки получается, что пользователь передает свой фотоаппарат сотруднику ГРМ, после чего сотрудник фотоаппаратом пользователя проводит фотографирование, в чем и заключается оказание услуги. То есть получается, что сам пользователь самостоятельно фотографировать документы своим фотоаппаратом права не имеет! Эта чушь закреплена и в следующем предложении пункта: «Услуга может быть оказана в соответствии с очередностью, установленной в журнале регистрации на копирование архивных документов техническими средствами пользователя».

Однако эти формулировки противоречат п. 4.1.14 Порядка, подменяя фотографирование документов пользователем своим фотоаппаратом – фотографированием документов сотрудниками архива, но фотоаппаратом пользователя, за что, видимо, и взимается плата.

Опять же непонятно: этот бред придуман умышленно или стал следствием слабоумия?

Михаил Золотоносов