Одним — зашквар, другим — функционал. Русский язык для всех закончился

В этом году писатель Аствацатуров составил список  из 81 раздражающих слов и выражений. Впрочем, выяснилось, что молодежь эти выражения не слишком раздражают. Получается, что разные  поколения говорят на разных языках. Об этом  мы поговорили с кандидатом филологических наук Ниной Бойковой.

 

– У вас есть любимые неологизмы?

– Любимых неологизмов у меня нет. Есть нелюбимые: «функционал» и «компетенция» – они как раз из того списка, который недавно составлял Андрей Аствацатуров. Функционал – это, по сути, должностные обязанности, но звучит резко и таинственно. Скажет вам чиновник, что ваша проблема – не его функционал, и дальше спрашивать уже не хочется. Ну а компетенция – это ключевое слово Болонской системы образования, сложный разговор о которой уведет нас в сторону. Кстати,  этот список на днях я обсуждала со студентами: они приняли близко к сердцу «зашквар», а  выражение «подсел на» для них вполне продуктивное – подсел на какую-то музыку, еду, хобби. Хоть список Аствацатурова и именуется «81 раздражающим выражением», но студентов он не раздражает. Они считают, что, за редким исключением, каждому слову – свое место, своя сфера использования.

– В какую сторону меняется русский язык?

– Язык становится очень привязан к деятельности: много профессиональных слов. Он стал очень функциональным и лапидарным – кратким. Люди не склонны к эстетизации своей речи, они не воспринимают тексты как нечто красивое, чем нужно восхищаться, как пейзажем. Чтобы люди оценили красоту языковой игры, нужно ее постоянно актуализировать, объяснять. Идет тенденция к упрощению, сжимается тезарус. Мои студенты уже не знают  многих старославянизмов: например, слово «юдоль» произносят с ударением на первом слоге.

– Каким будет язык через десять лет? Не придут ли на смену англицизмам китаизмы?

– Нет, слова из  других (не индоевропейских) языковых семей у нас плохо приживаются. Приток англицизмов останется, но будет вялым по сравнению с 90-ми. Возможно, лет через 50 появится прослойка хорошо образованных обеспеченных людей, которых будет интересовать эстетическая среда. Это новое дворянство будет общаться в своих салонах и ему удастся возродить и  развить интерес к эстетической стороне речи, ее самоценности.

Что касается языковой нормы, то  уже сейчас студенты понимают, что грамотная речь повышает социальный статус, и они готовы этому учиться. Интернет-СМИ, которых становится все больше,  ставят на первое место оперативность, поэтому не могут служить источником развития стилистического вкуса, да и просто грамотности – особенно пунктуационной.

К сожалению, развитие грамотной речи среди студентов может  затормозиться из-за внедрения дистанционной системы обучения. Общаться с преподавателем по Интернету – совсем не то же самое, что вживую. А нет общения – нет и общей языковой среды. А если уж и задания все свести к тестам – пиши пропало.

– Кто сейчас основной поставщик неологизмов для русского языка? Подростки, студенчество или стареющие хипстеры, которым по 30–40 лет?

– Скорее последние. Те, в ком с 90-х годов сохранились застарелый языковой энтузиазм и социальная активность. Те, кому 17–20, больше заточены на карьеру, профессию, иногда испытывают материальные проблемы, и им не до того сейчас, чтобы играть со словами, выдумывать неологизмы или  новые словесные системы.

– Почему одни слова приживаются в языке, а другие нет? Скажем, слово «прокрастинация» вроде прижилось. А вот по Интернету гуляет смешное финское слово «кальсарикяннит» – домашняя попойка в халате или трусах.

– Финский язык для нас очень сложен: другая артикуляция, другой набор звуков и звукосочетаний, слова очень длинные. Если бы такие слова были в романской или германской языковой группе, возможно, они перетекли бы и в русский. Просто все это не за один год происходит. Слово «прокрастинация» многие студенты не знают, хотя с самим явлением, безусловно, знакомы. И чтобы оно получило широкое распространение, требуется еще лет десять.

Нина Астафьева

 

Кое-что из молодежного сленга

Не зная этих слов, не поймешь, о чем они говорят.

Го – давай, пойдем

Ы  – выражает эмоцию, когда нечего сказать, что-то вроде «э-э-э»

Агонь!  –  здорово, классно!

Азаза – смешно (хахаха)

Лол – ну, смешно

Рофл, рофлить – шутка, шутить

Ля! – замена созвучного нецензурного ругательства

Хех – вот, так, эх

Чéкать – проверять,  просматривать

Так, блэт – это еще что такое?!

Флэшбэк – когда что-то повторяется снова

Поясни за шмот – о, на тебе надета дорогая модная вещь!

Зашквар (устар.) – фу! Что-то плохое, некачественное, позорное

Хз – не знаю

Шарить – понимать

Ты не шаришь – ты не понимаешь

Е.Р.